О чем мечтает ваша собака?

Анатолий Алексеев

Можно ли назвать рынок ветеринарных услуг процветающим и какие проблемы возникли в непростое кризисное время? Способны ли томские айболиты достойно ответить на вызовы времени и обстоятельств, не понизив качество помощи братьям нашим меньшим?

На эти и другие вопросы ответили томские ветеринары, приглашенные на круглый стол редакции, для обсуждения тем, интересующих всех, у кого есть домашний любимец.

Участники разговора:

ЭрдниевАлександр Эрдниев, начальник отдела организации ветеринарной деятельности Управления ветеринарии Томской области

 

ЖивотягинаЕлена Животягина, кандидат ветеринарных наук, главный врач ZooClinic

 

РонжинСергей Ронжин, директор Центра круглосуточной ветеринарной помощи доктора Ронжина С.А.

 

ЗубачМарина Зубач, директор благотворительного фонда помощи бездомным животным «Зоозащита»

 

Ставить градусники согласно лицензии

– Сказалась ли на качестве ветуслуг отмена в 2007 году обязательного лицензирования ветеринарной деятельности или ничего не изменилось?

Елена Животягина:

– Считаю, что отмена лицензий была недальновидным шагом. Сейчас буквально каждую неделю открываются новые ветеринарные кабинеты. Судя по чехарде названий, приходят они на рынок ненадолго и тихо исчезают. Могу предположить, что им периодически приходится сталкиваться с тяжелыми клиническими случаями, но их опыт и квалификация не позволяют оказывать качественную и оперативную помощь. Кто работает в этих ветеринарных кабинетах? Скорее всего, там молодые специалисты, которые только-только окончили институты. Кто их контролирует на рабочем месте? Никто. Лицензия являлась бы внешним мотиватором, повышала бы уровень ответственности ветеринарных специалистов.

Сергей Ронжин:

– Я тоже считаю, что с возвратом лицензирования будет значительно больше порядка. Посмотрим хотя бы на один аспект: специалистам нужно периодически проходить переаттестацию. В современных условиях требования к качеству услуг должны быть одинаковыми для всех. Чтобы унифицировать методики и техники работы, необходимо строго соблюдать алгоритмы или стандарты диагностики и лечения. Ветеринария сейчас бурно развивается, появляются новые материалы, препараты, оборудование, и, чтобы оказывать грамотную помощь животным, необходимо всем этим быстро и умело пользоваться.

Александр Эрдниев:

– Да, действительно, восемь лет работы без лицензирования показали, что проблем стало больше. Мы тоже за возврат лицензирования, поскольку оно позволяет контролировать ветеринарную работу, а самих участников рынка дисциплинирует и мотивирует на развитие. Действующий ранее инструмент в виде компетентной лицензионной комиссии позволял серьезно влиять на качество работы клиник. Документ выдавался на три года и был отличным регулятором. Я в свое время неоднократно был участником заседаний лицензионной комиссии, и всегда было видно, кто перед тобой – настоящий специа-лист, любящий профессию, или случайный человек, желающий только заработать.

Кто сегодня идет в айболиты и легко ли им стать?

Александр Эрдниев:

– Ветеринарной деятельностью могут заниматься те, кто согласно Закону «О ветеринарии» имеет высшее и среднее специальное образование. Большинство наших врачей оканчивают Томский сельскохозяйственный институт – филиал Новосибирского аграрного университета. По утвержденному образовательному стандарту выпускник получает диплом ветеринарного врача.

Сфера деятельности очень многогранна – это работа с инфекционными заболеваниями, лечебная деятельность и контроль за безопасностью сырья для продовольственного рынка. У нас нет специализаций, как у медицинских врачей. А вот дальше те, кто хочет иметь узкую специальность, проходят переподготовку. Для этого существуют ассоциации ветеринарных врачей по мелким животным – в Омске, Новосибирске, Москве, Петербурге. Государственной ветеринарной службой создана ассоциация врачей Томской области. При ней есть музей, а в Кафтанчикове планируется создание ветеринарной клиники, специализирующейся на болезнях лошадей, экзотических и домашних животных.

Елена Животягина:

– В Томске по инициативе ряда частных клиник появился опыт проведения обучающих семинаров с приглашенными

специалистами. В прошлом году по приглашению томичей приезжал доктор из Эстонии. Несколько дней специалисты из разных городов Сибири углубленно изучали новые методы лечения кошек. Есть планы и в дальнейшем такие курсы проводить, поскольку это позволяет повысить осведомленность и улучшить квалификацию докторов.

Проблема же с хорошими кад-рами была всегда, ветеринарных специалистов находим с трудом. Закрепляются те, кто болеет профессией и близок нам по духу, знаниям, коммуникативности. Естественно, новички начинают с малого – работают ассистентами и под руководством опытного врача. Когда видно, что человек готов, то делаем его врачом-ординатором. И только тогда, когда его работа не вызывает вопросов, он становится самостоятельной боевой единицей. Поэтому наш слоган с 2006 года «Знания, ответственность, доброта!».

Здоровье всегда дорого

– Есть ли конкуренция на томском рынке ветеринарных услуг и существует ли рейтинг клиник?

Сергей Ронжин:

– Конкуренция есть, но мягкая, не агрессивная, потому что оснащенных клиник со специа-листами, готовыми к технически сложным манипуляциям, не так много, и клиенты многие учреждения знают. Наш центр круглосуточной ветеринарной помощи единственный в своем роде. Мы оказываем весь спектр услуг на дому, как скорая помощь. Для этого у нас два укомплектованных автомобиля. При этом ваш любимец защищен от инфекций, стресса, и это удобно. Если требуется операция, госпитализируем в свой стерильный хирургический блок. Хотя работы хватает всем, в нашей сфере все время идет движение: периодически кто-то закрывается, кто-то возникает на рынке. Вот сегодня посмотрел в Интернете, появилась новая клиника, да еще с двумя филиалами. Люди обращаются к проверенным врачам, и мотивом этого служит желание получить качественное лечение. Если пришли в первый раз и все нормально, возвращаются вновь.

Марина Зубач:

– Когда мы только организовали фонд помощи бездомным животным, опыта работы с ветеринарными клиниками было мало, и иногда наши животные погибали. Но так как это бездом-ные животные, то резонанса не возникало. Потом мы перешли на сотрудничество с лицензированной клиникой, и таких случаев почти не стало.

Александр Эрдниев:

– Негласные рейтинги клиник, конечно, есть. Многие специалисты с большим стажем наработали опыт в своих направлениях, стали лидерами, например, в офтальмологии, стоматологии. Есть уникальные специалисты по лечению ран, а некоторые врачи экспериментируют, используя передовые и эффективные технологии малоинвазивных, эндоскопических операций. Например, для излечения переломов у собак и кошек применяют адаптированные к животным модификации аппарата Илизарова.

– Некоторые томичи возмущаются, что в ветеринарных клиниках высокие расценки.

Сергей Ронжин:

– Мы считаем, что здесь срабатывает стереотип. Ведь большинство людей в поликлиниках наличными расплачиваются редко, поскольку лечатся в основном за страховые деньги. А в ветклинике за питомца приходится платить из своего кармана. У людей всегда лечение начинается с анализов, и никто не подвергает это сомнению. Но почему-то думают, что у животных болезней меньше и одного взгляда достаточно, чтобы поставить диагноз. Даже кровь взять у животного люди порой не соглашаются. Мы стараемся не навязывать какие-то процедуры, потому как весь рекомендуемый правилами лечения диагностический набор некоторые клиенты не в состоянии осилить финансово. Всегда объясняем, что за эти деньги будет такое обследование, а за эти – другое.

Елена Животягина:

– Вопрос о деньгах для меня, пожалуй, самый сложный. Мы зарабатываем, чтобы функционировать и развиваться дальше, Но принцип заработать как можно больше идет вразрез с моими личными убеждениями. У меня есть свои профессиональные приоритеты, и в этом смысле я плохой бизнесмен. Хотя, конечно, без дальнейшего развития сектора менеджмента и эффективной организации дела нам не выжить.

– Нужна ли профилактика животным?

Александр Эрдниев:

– Хотя бы два раза в год необходимо свое животное привозить на осмотр к врачу. Это даже в Законе «О ветеринарии» рекомендовано. Домашние животные живут в условиях урбанизации, едят не только рекомендованный корм, но и что дает со своего стола хозяин. Такое кормление может спровоцировать появление аллергических реакций, поначалу незаметных. Хозяин считает, что все в порядке. Но со временем нежелательные признаки накапливаются, и животное заболевает. И мы виним врача, который якобы не заметил каких-то симптомов. Поэтому надо обязательно делать клинический осмотр, соблюдать рекомендации и кормить только специализированным кормом.

Сергей Ронжин:

– Профилактика очень важна. На осмотрах выявляется много животных с онкологией и другими тяжелыми патологиями. В подавляющем большинстве случаев хозяева обращаются только тогда, когда опухоль сложно лечится. А чем раньше проведена правильная диагностика и назначено лечение, тем у животного больше шансов на выздоровление.

Будем лечить – пусть живет

– Если животное все же не выздоровело и хозяин считает, что это произошло в результате врачебной ошибки, что следует делать всем сторонам?

Елена Животягина:

– Если клиент считает, что мы были неточны в процессе лечения и есть претензии, то мы рекомендуем изложить суть письменно. На это обращение поднимаем карту, смотрим анализы, беседуем с лечащими врачами. По итогам внутреннего расследования даем письменный подробный ответ. Почти всегда мы конфликт снимаем уже на этой стадии, но если клиент все-таки не удовлетворен, то мы предоставляем ему все документы, и он обращается в управление ветеринарии, которое нас контролирует. А далее по закону – в суд.

Александр Эрдниев:

– Все взаимоотношения должны проходить в правовом поле. Клиент имеет полное право требовать у врача четкие письменные рекомендации: какой диагноз у животного, какие сделаны лечебные назначения, обязательно заверенные подписью. Иногда в управление ветеринарии поступают жалобы на ветеринаров, которые не подтверждены документально. Звоним в клинику: такая проблема была? Нет, отвечают, у нас не было пациентов с такими проблемами. Если вы принесли животное на лечение, то договорная основа обязательна: диагноз и лечение – что рекомендовано? И это шанс, если ситуация дойдет до суда, получить компенсацию. В противном случае просто теряется время.

Елена Животягина:

– Люди имеют право спрашивать четкий диагноз врача (или версию/версии на первом этапе). Меня тоже удивляет, когда приходят клиенты, которые не удовлетворены качеством лечения в других клиниках, но даже не знают, чем и от чего лечили их животное. Ведь это тоже культура и личная ответственность владельцев. А то порой до курьезного доходит: приходится выпытывать, какого цвета был препарат.

– Иногда случаются эпидемии. Как обезопасить своих домашних животных?

Сергей Ронжин:

– Не заниматься самолечением и «проверенными» народными средствами. Не давать им водку с яйцом. Считается в народе, что это спасает животное от инфекции. Не поможет, да еще грозит панкреатитом. Ни в коем случае не мазать кожные поражения зеленкой и отработкой. Следует без промедления показать животное специалисту.

Елена Животягина:

– Когда можно заподозрить, что что-то не так? Когда у домашнего любимца меняется аппетит, он мало или много пьет, худеет. Нужно сразу к врачу, и не надо советоваться с соседом или Интернетом. Только к врачу. Симптомами болезни могут быть резко изменившиеся характер, поведение и привычки животного. Это тоже повод обратиться к врачу. Обязательно с апреля по октябрь использовать средства от клещей и блох. Не надо никаких муравейников от блох и ванилина от мошки, есть не народные, а специальные эффективные средства для животных.

Марина Зубач:

– Да, несколько лет назад была очень сильная эпидемия энтерита, ее в народе называют чумкой. Многим животным нужно было сутками ставить капельницу, и все равно некоторых не удалось спасти. Сейчас мы ежегодно ставим прививки.

Елена Животягина:

– Прививки пропускать нельзя ни собакам, ни кошкам. Прививка первично ставится дважды, а ответственные владельцы повторяют вакцинацию один раз в год. Сейчас более-менее стабилизировалась ситуация с инфекциями собак, так как чаще стали использоваться импортные препараты. Зато в последние месяцы была очень тяжелая ситуация с кошками, связанная с инфекционным перитонитом. Особенно часто он проявлялся у породистых животных. Очень много было кошек, у которых подтвердился этот диагноз. Это смертельно опасное заболевание, и оно не лечится. Причинами может быть генетическая предрасположенность породистых, особенно британцев, и часто недобросовестность заводчиков, которые оставляют больных котят в помете.

Бизнес на любви

– Люди порой платят большие деньги, но покупают кота в мешке.

Александр Эрдниев:

– Проблема в том, что если правильно заниматься разведением кошек и собак, то нужно поднимать культуру населения, и прежде всего заводчиков. Работать с кинологами, ветеринарными врачами. А тут все происходит спонтанно. Решили повязать животных с похожими признаками, без ветеринарного обследования их здоровья. А это очень тонкая и ответственная работа. Здесь нужно понимать: что скрещиваем и верифицированный ли результат получим.

У нас культура разведения заточена только на одном – получении денег. В Японии собак запрещено содержать в городе, им там плохо. Но там, где можно, их покупают в спецмагазине, со всеми разведенческими рекомендациями. Слабых, которые всегда есть в помете многоплодных животных, не продадут. Запрещено. Их просто усыпляют. А у нас раздают, продают, слегка уменьшив цену.

Елена Животягина:

– Если в питомнике возникла проблема с инфекцией, то заводчик обязан немедленно связаться с ветеринаром-инфекционистом и провести оперативные согласованные лечебно-карантинные мероприятия. Но обычно так поступают редко. Инфекционных котят продают дальше, везут больных на выставки. Это часто ведет к трагедии в семьях, ведь приобретенные за большие деньги животные заболевают в 4–5 месяцев, а к ним в семье уже привыкли. Более того, могут заболеть члены семьи, дети (например, микроспорией).

Марина Зубач:

– Заводчик обязан сообщать покупателю о собаке все. Когда ко мне приходили покупать щенков, я прежде всего говорила о недостатках породы. Иначе собака потом может оказаться выброшенной на улицу.

Александр Эрдниев:

– Я сам много лет держу собак и скажу из своего полувекового опыта (сейчас у меня 4 собаки): чем меньше мы очеловечиваем собаку, тем лучше для нее. К собаке надо относиться как к собаке, но уважая и понимая их возможности. Нет плохих пород или собак. Есть плохие хозяева – безграмотные, но чрезмерно любящие. Прежде чем взять животное в дом, почитайте, что вы берете в руки.

Собака бывает кусачей

– В Томске все-таки много бездомных собак. Населению чаще известен один способ борьбы с ними – отлов и утилизация. Есть ли другие способы?

Александр Эрдниев:

– Нет системной работы с этими животными. Мы даже не можем их пересчитать. Природоохранные органы, например, могут подсчитать, сколько у них имеется дичи, а коммунальные службы не знают, сколько имеется на городской территории безнадзорных собак. Те, кто сегодня работает по отлову, как пожарные – тушат пожар в одном месте, а он перемещается в другое. А системы как не было, так и нет.

Марина Зубач:

– Очень часто сами владельцы против стерилизации животных, даже тех, которых подкармливают во дворах многоквартирных домов и считают их своими. Однако, если кормовая база есть, значит, популяция будет расти. Наши попытки переговорить с властями о необходимости закрытых конструкций мусорных баков оказались безрезультатными. К тому же отлова как раз удается избежать самым недоверчивым и агрессивным собакам. Агрессивных и неадекватных собак надо усыплять. Без жалости. А вот социализированных трогать не надо.

Елена Животягина:

– С конца апреля мы по своей инициативе стерилизуем бродячих собак. Уже прооперировали 69 животных. Три специалиста в свое нерабочее время практически ежедневно этим занимаются. Эти животные имеют желтую бирку в ухе с индивидуальным номером. Каждый томич может договориться с нами о стерилизации, только нужно самостоятельно отловить бродячую собаку. Добровольные пожертвования (в клинике стоит специальный куб) мы используем только на расходные материалы, врачи же работают бесплатно.

Тришка

Во время проведения круглого стола в редакцию звонили заинтересованные томичи и спрашивали о препаратах для стерилизации, о справках для вывоза животных за границу, об обезболивающих медикаментах. Уже в конце нашего общения в редакцию «ТН» приехала юная кошатница Вероника Рыбчинская и привезла свою любимицу – маленькую Тришу. Оказалось, у красавицы незадача с лапкой. Доктор Ронжин внимательно осмотрел больного котенка, поставил диагноз и выдал рекомендации по лечению. Письменно, с подписью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *