Объяли меня воды… Половодья еще нет, но оно есть

В Томске тоже готовились к паводку. На прошлой неделе заместитель мэра по городскому хозяйству Вячеслав Черноус отчитался о готовности областного центра к большой воде перед депутатами городской думы. Мы проехали по некоторым из прозвучавших адресов. Констатируем: кое-где лужи подсохли. Но грязи непролазные. Если, конечно, свернуть с улиц первой категории.

Готовность номер раз

Всего в Томске определено 28 опасных участков, 13 из них может подтопляться Томью и малыми реками, 15 – талыми водами. Вывоз снега с подтапливаемых территорий, по словам Черноуса, был произведен вовремя. Более всего подвержен подтоплению Ленинский район, поэтому на него пришлось 70% объема вывезенного снега. В этом процессе активное участие принимали организации – социальные партнеры.

Определено 59 пунктов, где можно разместить более 8 тыс. человек. Восстановлены запасы сухпайков и всего необходимого. Определены ответственные за эвакуацию и подготовлены резервные автобусы административно-хозяйственного управления мэрии. Также, рассказал вице-мэр, произведена ревизия дамб, проводится водооткачка, проверены все потенциально опасные предприятия. Коммунальщики занимались протайкой (глубина промерзания до метра) и прокачкой дренажных канав на Черемошниках, Фрунзе, Добролюбова и ливнеприемников. Дежурства с откачкой воды проходят на улицах Никитина, Гоголя, Октябрьской, Матросова, Иркутском тракте.

ЦИФРА

16 кв. км составляет общая площадь подтапливаемых территорий в областном центре.

 

Ряд адресов добавили городские депутаты. Чаще всего звучала улица Никитина – да, воистину надо было умудриться: построить первую в Томске образцово-показательную школу и не предусмотреть при этом никакого дренажа! Удивляет появление в черном списке и новых микрорайонов, в том числе самого конца Иркутского и Зеленых Горок. Они же – горки!

Да простят нам читатели – мы так далеко не добрались. Да и местоположение порой было очерчено неточно, типа «талые воды с улицы Высоцкого текут на Василия Болдырева». Ну и где это? Впрочем, для «приятных» впечатлений нам вполне хватило и знакомых адресов.

Славное море, священный Байкал…

Подъезжаем, а точнее, подплываем на Матросова, 3. По словам Вячеслава Черноуса, вода здесь постоянно откачивается. Ну что ж, получается, нам не повезло. Море разливанное, как и говорили депутаты. По словам заммэра по городскому хозяйству, проблема там в дренаже, который находится под гаражами: «Надо договариваться с гаражным кооперативом». Так договаривайтесь, господа!

По пути на Степановку заезжаем в мою любимую лужу – между домами по Елизаровых, 43, и Кирова, 64 (магазин «Спутник»). Она пересыхает только в большую засуху, зимой же здесь турусы на колесах. Интересно, что этот проезд (а он очень популярный – во дворе дома 45 детский садик) асфальтируется почти каждый год. Асфальт, как водится, весной тает. Кстати, ближе к садику была еще одна эпичная лужа, от которой шарахались все таксисты, но пока высохла.

Славный корабль – омулевая бочка!

Степановку пока отложим и переместимся сразу на Черемошники. А именно – на улицу Первомайскую и ее окрестности. Как же я люблю это место! В мэрии обижались на блогера Варламова, который побывал в Париже и восхитился аборигенными пейзажами. Это его еще на Черем не во­зили! Туда, где дренажные канавы выполняют ту же функцию, что и в настоящем Париже, но времен трех мушкетеров и кардинала Ришелье. То бишь канализации. За полным отсутствием оной. То есть от слова «совсем» – не только туа­летов в домах, но и сортиров во дворах. Мы об этом тоже писали в прошлом году. И, к сожалению, ничего здесь не изменилось.

Вячеслав Михайлович, рассказывая, что дренажи на Черемошниках прочищены и пробиты, несколько погорячился. Стоят они. Вмертвую стоят. Вместе с мусором, который валяется явно не вторую неделю – он там зимовал. Вода почти вровень с берегами, подопрет Томь снизу – и польется через край. На проезжую часть, которую и сейчас проезжей можно назвать весьма условно. Разве что для катеров на воздушной подушке.

И все бы ничего, но на этой самой Первомайской стоит очень красивый, разноцветный такой детский садик. (Под его забором – зловеще-желтое озерцо. Бедные дети. В мае оно еще и завоняет…) К нему как-то надо подъезжать. Мы видели, как некий лихач на «Ниве» (что ей будет, она же железная!) перескочил одну гранд-лужу, к которой наш водитель даже приближаться отказался. «Нива» ухнула на полколеса.

О том, что улица Первомайская – это одна большая проблема, Черноус тоже говорил. Решение? Снос. Но жителям бараков его обещали несколько лет назад. Хотя, честно говоря, не хотела бы я иметь их в своих соседях…

Эй, баргузин, поворачивай вал

Повернули. Назад. Степановка. Ну, здесь все спокойно. Зря ехали. Ушайка возле моста уже оттаяла, а выше, к многоэтажкам, еще течет ручейком между снежных берегов. Уточки по берегу ходят, но нас близко не подпустили. Здесь половодья вроде не предвидится, но если и будет, то где-нибудь в мае. Когда растает снег в Кузнецком Алатау, или откуда там она течет. До встречи, Ушайка, «самая великая река»!

…Молодцу плыть недалечка

Проплывем, судя по всему, все же благополучно. А если что – МЧС нас спасет. Но… какой у нас грязный, отвратительный, свинский город. Если не считать проспекта Ленина, части Кирова и Фрунзе… Да, пожалуй, и все. Вам не стыдно? Мне – стыдно. Очень.

Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *