Олеся Кондратьева: Не хочу быть героиней

OK0UkamjNJ4

Как начинающей артистке помог «Любовник леди Чаттерлей» и зачем уходить из актрисы в менеджеры

Досье

Олеся Кондратьева родилась в Красноярске. Окончила Красноярскую государственную академию музыки и театра. В театре куклы и актера «Скоморох» работает с 2009 года, сейчас – заведующая труппой. В ее репертуарном листе – роли в спектаклях «Панночка» Н. Садур, «Турандот» К. Гоцци, «Сказ про Федота-стрельца, удалого молодца» Л. Филатова, «Настоящие бременские музыканты» О. Проклова, «Халиф-аист» В. Гауфа и другие. В 2013 году на региональном фестивале «Все куклы в гости к нам» (Красноярск) за спектакль «Новые приключения Колобка» Кондрать-ева была удостоена диплома детского жюри «Лучшая актриса».

3Vvtjdsmt4AКукольный театр – не брак, конечно, но, как минимум, второй сорт. И идут туда те актеры, кого в драму не взяли. Или когда, что называется, «фейсом не вышел» и талантом не блещешь – всегда можно за куклу спрятаться. Сегодня Олеся Кондратьева, молодая актриса театра куклы и актера «Скоморох», вспоминает об этом своем студенческом заблуждении со смехом. Все ее однокурсники спали и видели себя на подмостках исключительно драмтеатров. В их группе даже гуляла шутка: «Если никуда не возьмут, пойду в кукольники».

– Почему-то нам казалось, что театр кукол – искусство несерьезное. Ну что там требуется от артиста – марионетку за нитки дергать? И только познакомившись с томским «Скоморохом», я поняла, какое это интересное и многогранное творчество. Хороший кукольник – редкий экземпляр! А еще я убедилась, что актеры кукольного театра – сумасшедшие люди. Разумеется, в хорошем смысле слова, – говорит Олеся.

Дефиле для режиссера

Первую неделю в томском театре она провела за романом Лоуренса «Любовник леди Чаттерлей». В перерывах между репетициями дружные «скоморохи» распивали чай в какой-нибудь гримерке под разговоры о жизни в искусстве и об искусстве в жизни. Вклиниваться в сложившуюся компанию со своими репликами Олесе казалось неловким. Книга, которую она так и не прочитала в академии, здорово выручала, помогая заполнять паузы между выходами на сцену. Тет-а-теты с романом продолжались несколько дней, пока коллеги не поставили перед Олесей чашку чая и не завлекли в общий разговор.

– Первое мое впечатление от коллектива связано с Мишей Лебедевым, – улыбается Олеся. – Был первый рабочий день, я общалась с главным режиссером Сергеем Столяровым, когда в кабинет вошел колоритный и никогда не унывающий Миша. Тогда готовился к постановке спектакль «Герой», и Лебедев поднялся из пошивочного цеха, чтобы продемонстрировать режиссеру какой-то немыслимый белый балахон. Артистичное дефиле сопровождалось шутками. Позже мы пересеклись с ним в фойе, познакомились, разговорились. Миша дал мне номер своего телефона, наказав звонить, если будут какие-то проблемы. Он у меня до сих пор забит в списке под именем «Лебедев. Томск».

Не каждый театральный коллектив радушно принимает в свои ряды новых актеров. Конкуренция за роли – дело тонкое. И вчерашняя выпускница Красноярской государственной академии музыки и театра была морально к этому готова. К счастью, обошлось.

– Труппа – как родственники, которых не выбирают. Они есть, и с ними нужно как-то сосуществовать, – подмечает актриса. – Мне повезло. Многие актеры, сменившие разные города и театры, говорят: таких теплых, почти семейных отношений, как в труппе «Скомороха», больше нет нигде. А еще есть кукольное братство. Нет, какие-то закулисные интриги найдутся и у нас. Но не в таких масштабах, как в театрах других жанров. Потому что мы плотнее друг с другом взаимодействуем: зачастую куклой управляют несколько актеров одновременно. Она никогда не оживет на сцене, если тебе не поможет коллега.

WdQW4JE9oWQ

Курс на аэродром

Актер-кукольник – больше чем актер драматический. В этом Олеся Кондратьева убедилась после первого сезона в «Скоморохе».

– Артист драмы должен уметь выразительно говорить текст, петь и танцевать. А кукольник – все то же самое плюс управлять куклой.

Олеся долгое время грезила о Джульетте, Катерине, Раневской и прочем «дамском комплекте». К театру ее пристрастила мама, регулярно водившая дочь на спектакли. В кукольном театре будущая актриса была лишь однажды. И он ей категорически не понравился. В смутных воспоминаниях остались только пугающая темнота в зале и что-то невозможно красное на сцене. А вот что происходило за кулисами во время спектаклей, всегда будоражило воображение девушки.

– Смешно сказать, но до подачи документов я даже не знала, что в нашей красноярской академии есть актерское отделение, – вспоминает Олеся. – Слышала, что ее окончил Хворостовский. Потому решила – там готовят артистов музыкального жанра.

Мама к выбору дочери отнеслась скептически. Понимала, что актерское ремесло – не самое надежное и доходное дело. Олеся тоже это знала. Но на пороге взрослой жизни кажется, что тебе все по плечу и тревоги из серии «я могу не состояться в профессии» отсутствуют напрочь.

Страх стать однажды ненужной актрисой, которой дают роли раз в пятилетку «для порядка», пришел позднее. На этот случай Олеся готовит себе запасной аэродром. Если она останется не у дел или поймет, что больше не хочет выходить на сцену, то переместится в театре этажом выше. Туда, где кипит административная работа. Сейчас Олеся учится в Высшей школе деятелей сценического искусства под руководством Геннадия Дадамяна.

– Театр – это храм и завод одновременно. Сценическую кухню я изучила за семь лет. Теперь мне интересна другая часть. На учебе в Москве мы осваиваем разные административные премудрости – от секретов реализации билетов до переговоров с потенциальными спонсорами. Если когда-то по какой-то причине я не смогу выходить на сцену, найду себе применение по другую сторону рампы – стану театральным менеджером, – размышляет Кондратьева.

Бегом из мегаполиса

Сегодня своим счастливым билетом Олеся Кондратьева считает встречу с бывшим главным режиссером «Скомороха» Сергеем Столяровым и директором Ларисой Отмаховой. Семь лет назад они приехали в красноярскую академию на дипломный спектакль ее группы. Приглашая новоиспеченных артистов к себе, томичи вкусно и заразительно рассказывали про то, что «Скоморох» – театр куклы и актера и помимо детских спектак-лей имеет вечерний репертуар. Много говорили про удивительную команду, дерзкие творческие планы и обещали обучить искусству кукловода. Олеся и ее одногруппник Сергей Мириев не устояли и, получив дипломы, уехали в Томск. О чем не пожалели.

– У кукольного театра столько возможностей, и творческие ходы могут быть такими непредсказуемыми, что здесь никогда не скучно, – заверяет Олеся. – В студенчестве я мечтала сыграть Аксинью или Наталью из «Тихого Дона». Представляла себе, что в этой сцене я бы говорила таким тоном, а на этом моменте заплакала… Сейчас я даже предположить не могу, что предложит режиссер, задумай он поставить Шолохова. Он может дать мне десять кукол, чтобы сделать одну роль. И эта непредсказуемость всегда держит в тонусе и подогревает азарт.

Ограничить полет фантазии способно только одно обстоятельство – возможности куклы.

– Артист – душа куклы, и только он способен ее оживить. Но при этом всегда ей подчиняется. Возможности куклы безграничны, но есть определенный лимит. Ну не может эта конкретная кукла закинуть ногу за ухо! Не потому, что не может «физически», а потому, что такой жест и поведение противоречат ее характеру.

Недавно девушка сделала для себя открытие – она не любит амплуа героини. Хотя в студенчестве только о таких работах и мечтала.

– Исключительно потому, что педагоги академии говорили мне: вы – актриса характерная, ролей героинь вам не видать, – смеется Олеся. – «Зато пока молодая, всех Дюймовочек и Золушек переиграешь», – заверял меня мастер курса. Так и случилось: первой главной ролью в спектакле вечернего репертуара стала Сюзанна в «Оркестре» Жана Ануя. С опытом я поняла, что играть героинь не так уж люблю.

У Олеси Кондратьевой нет претензий к своей актерской судьбе. И о столичных подмостках и больших городах она не мечтает.

– Я люблю Томск, наш театр и своих коллег. Поэтому у меня нет даже мимолетных мыслей о переезде, – говорит она. – Да и зачем? Всегда что-то испортит идеальную картину. Мечтаешь о столичных гонорарах? В Москве зарплата будет больше, но и жизнь там в разы дороже, конкуренция жестче. Кажется, что мало ролей получаешь? Можно найти режиссера, который будет занимать тебя в каждом спектакле, а отношения с партнерами при этом не заладятся. Хочется мегаполисного счастья? Тоже сомнительное удовольствие. Я уехала из Красноярска в том числе потому, что жить в камерных городах намного приятнее и уютнее.

Одна заветная актерская мечта у Олеси есть. Она хочет сыграть роль «на разрыв аорты». Это должна быть драма или трагедия. Те две краски, которые в ее актерской палитре пока используются редко.

mTLzeO9whgA

только главным снимком не надо делать!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *