Ольга Мальцева: Актриса с характером

«Вокруг нее пританцовывает, посвистывает и гикает целая свита из ее настроений, впечатлений, пристрастий… в пространстве сцены именно это свойство актрисы создает сгусток энергии, приковывающий наше внимание вне зависимости от качества пьесы и роли».

Эти строки были написаны завлитом Томского театра драмы Марией Смирновой об актрисе Ольге Мальцевой около 30 лет назад. И кажется, что за прошедшие годы ничего не изменилось. Появление Ольги Александровны, теперь уже заслуженной актрисы РФ, никогда и нигде не остается незамеченным: острый взгляд, тонкое замечание, остроумная реплика…

Ее роман с томским театром начался 50 лет назад. Звездная супружеская пара – Ольга Мальцева и Олег Афанасьев – приехала в Томск в 1972 году. У них была хорошая профессиональная закалка – до Томска Ольга и Олег работали в труппе Павлодарского драматического театра, в те годы одного из лучших в стране. Павлодарцы десантировались в Томск вместе с директором Владимиром Ермаковым.

Яркое дарование молодой актрисы вкупе с кипучей энергией, целеустремленностью, страстным характером и бесконечным желанием работать – все эти качества просто не могли позволить Ольге Мальцевой остаться в тени. Она сразу заняла одно из ведущих мест в труппе, а зрители полюбили новую артистку, стали ходить специально на Мальцеву.

Как-то одна из зрительниц заметила: «Играла в «Соленой пади» Дору другая актриса, хорошо играла, но сейчас, когда вышла в этой роли Мальцева, глянула своими глазищами – и мороз по коже».

За полвека служения томской сцене Ольга Александровна сыграла более ста ролей. Многие из них были отмечены критиками и наградами на фестивалях.

Роль Войницкой в спектакле «Дядя Ваня» принесла актрисе победу в номинации «Лучшая роль второго плана» томского областного фестиваля «Маска-94». В следующем году еще одна победа. За роль Елены Ивановны Кручининой в спектакле «Без вины виноватые» по пьесе А. Н. Островского Мальцева получила в «Маске-95» премию в номинации «Лучшая женская роль». Эту же номинацию жюри «Маски» отдало Мальцевой за роли Петровны в современной драме «Черное молоко» В. Сигарева, Эухении в мелодраме «Деревья умирают стоя» А. Касоны.

Среди созданных актрисой персонажей – веселая и бесшабашная Лебедкина в «Поздней любви» А. Н. Островского, несчастная и беспощадная Лика в «Московском хоре» Л. Петрушевской, зловещая и одновременно нелепая Генеральша в «Селе Степанчиково и его обитателях», по-клоунски смешная Клеопатра Максимовна в «Самоубийце» Н. Эрдмана, благородная и трогательная Миссис Сэвидж в «Странной миссис Сэвидж» Д. Патрика, хитроумная Мария Александровна Москалева в «Окаянных снах» по «Дядюшкиному сну» Ф. М. Достоевского.

Впрочем, одним-двумя эпитетами характеризовать персонажей Мальцевой совершенно неправильно. Любой образ, воплощенный актрисой на сцене, получается многомерным, объемным, даже порой парадоксальным. Так же как сложен и противоречив любой человек, в душе которого, бывает, борются полярные чувства и настроения.

Вот Мария Александровна Москалева (спектакль «Окаянные сны» по повести «Дядюшкин сон» Ф. М. Достоевского) – властная, умная, виртуозная притворщица, тонко и точно плетущая сеть интриг, чтобы выдать свою молодую дочь Зину замуж за старого чудаковатого Князя, напоминающего «мертвеца на пружинах». Москалева любезна до слащавости со своими соперницами, безмерно льстива с Князем, откровенно груба с собственным мужем, безжалостна к дочери. Но в ее разговорах с Зиной есть и откровенная тоска по недостижимому женскому и даже просто человеческому счастью, которого сама она лишена.

Ольга Мальцева всегда блестяще играет в комедиях, радуя зрителя острым и точным внешним рисунком роли. Но рядом с работами, созданными под знаком эксцентриады, – образы драматического и трагедийного звучания.

Поставленный в 2005 году Сергеем Стеблюком спектакль «Три высокие женщины» по пьесе Э. Олби стал своеобразным вызовом и для театра, и для Ольги Мальцевой.

Три героини в этой постановке были одной и той же женщиной в разные годы ее долгой жизни. Ольга Александровна играла самую старшую – 92-летнюю старуху. Капризную, выжившую из ума. Уже перешагнувшую за границу вечности и одновременно в мельчайших подробностях проживающая свою жизнь.

«Вот богатая капризная старуха с надтреснувшим голосом. А вот уже жалкая, немощная больная за шаг до смерти. Но проходит мгновение, другое – и этот божий одуванчик кокетливым голосом произносит слово «секс» и рассказывает о любовных утехах… Во втором действии Мальцева возьмет в руки песок, и он заструится у нее между пальцев. Ровно как песок просыпалось ее счастье: любила, страдала, мечтала, а теперь нет сына, мужа и, кажется, ее самой тоже нет. Счастье заменяет вожделенный покой», – так о работе Мальцевой в «Трех высоких женщинах» писала театральный критик Татьяна Веснина.

Да, эта роль требовала подлинного драматического таланта и способностей к философскому обобщению. И Мальцева продемонстрировала свои неординарные возможности, отчаянно бросив себя в совершенно новый способ существования.

«Когда первый раз прочитала, было ощущение ужаса: я такого никогда не играла, я не знаю, что с этим делать. Как в этом можно существовать? – вспоминала Ольга Александровна в интервью. – Но это и было первым манком. Второй акт меня взял сразу. Чисто человечески. Своей философией, начиная от отношения к себе, отношений с сыном… Оценка моих – не ее, а моих – поступков очень перекликалась. Режиссер удивлялся: «Что ты за актриса? Взяла бы для бенефиса „Мораль пани Дульской“ и играла бы ее много лет, зритель был бы в восторге. А здесь не будет ни славы, ни любви зрительской». А я говорю: «У меня уже это было, мне это не так интересно. Я устала от театра, где все понятно». Время уходит, хотелось толкнуть себя во что-то такое, необыкновенное».

Режиссер ошибался. Драма «Три высокие женщины» имела большой резонанс. Глубокая исповедальная история о женской стойкости, позволяющей с достоинством прийти к финалу, не оставляла равнодушным никого из зрителей.

А сегодня все матери в зрительном зале на спектакле «Все мои сыновья» сочувствуют Кэт Келлер – нежной и одновременно беспощадной, готовой отчаянно сражаться за хрупкое счастье своей семьи, но бессильной перед последствиями давнего преступления, не знающей, как оградить свой дом от надвигающейся беды. Ей приходится делать сложный, почти невозможный выбор – между мужем и сыном.

В одном интервью Ольгу Александровну спросили, что осталось в ней от той девчонки, которая жила в южном приморском Таганроге и еще только мечтала поступить в театральный. На что она коротко ответила: «Характер. Жизнь, однозначно, вносит свои коррективы: какие-то качества смягчаются, какие-то усугубляются. Но по большому счету мы не меняемся».

И это действительно так. Бесшабашная, хулиганистая рыжая девчонка из Таганрога, которая легко могла увести одноклассников на митинг Фиделя Кастро, сорвав городскую контрольную, до сих пор живет в заслуженной артистке России Ольге Александровне Мальцевой и в ее персонажах.

Именно такая девчонка живет в душе еще одного персонажа Мальцевой – Капитолины Петровны из комедии «Баба Шанель». Старейшей солистке самодеятельного ансамбля «Наитие» – 90 лет. Но ее глаза блестят молодым задором, а расхожие народные выражения, которые Капитолина Петровна употребляет вроде бы не к месту, на самом деле оказываются удивительно точными комментариями всего происходящего.

Именно после спектакля «Баба Шанель» 27 августа Ольга Мальцева получила еще одну награду – почетный знак «За достижения в культуре Томской области».

Поздравляя Ольгу Александ­ровну с заслуженной наградой, мы ощущаем бесконечное чувство благодарности тому, что в Томском театре драмы вот уже столько лет выходит к зрителям замечательная актриса и рассказывает про разные удивительные женские судьбы мощно и искренне, вызывая смех и слезы.

Олег Молитвин, главный режиссер Томского театра драмы:

– Ольга Александровна Мальцева – профессионал высокого уровня. Она очень скрупулезна, категорична, тщательна в работе над своими ролями. Ольга Александровна обладает уникальным чувством юмора и обаянием. Она играет в нашем репертуаре множество разноплановых ролей, и каждая ее роль – это отдельный законченный образ, непохожий на другой. А если же говорить про человеческие качества, то Ольга Александровна – открытый человек, радеющий за театр, вдумчивый и мудрый. Личность!

Валентина Бекетова, народная артистка РФ, актриса Томского театра драмы:

– С Ольгой Александровной я знакома уже пятьдесят лет. И столько же, сколько я с ней знакома, я все время удивляюсь! Она замечательная актриса, безоглядно любящая театр. С ней интересно, потому что у нее всегда есть своя точка зрения на всё. Это не значит, что эта точка зрения плохая или хорошая. Она своя – и всегда имеет отношение к настоящему театру!

Елена Саликова, актриса Томского театра драмы:

– Рядом с Ольгой Александровной ты понимаешь, что такое настоящий актерский профессионализм. Она владеет речью, мыслит. На сцене она всегда живая и органичная, не позволяет себе наиг­рывать.

С Ольгой Александровной очень здорово работать на сцене, потому что она хороший партнер. Она понимает, что спектакль – это дело совместное, переживает за коллег по сцене и всегда подставит тебе плечо в трудный момент. У нее есть заразительность. Она мгновенно включает и зрителя, и себя, и других актеров. Ты просто не можешь не включиться!

Автор: Наталья Бабенко
Фото из архива театра

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.