По закону совести и справедливости

Так жил и работал замечательный томский юрист Виктор Миронов

Ушел из жизни Виктор Андреевич Миронов – председатель Томского областного суда в отставке, благороднейший человек, профессионал, замечательный друг и наставник, отдавший судейскому делу 38 лет. Для коллег его цеха это, конечно, большая потеря.

Только перечисление его послужного списка занимает несколько страниц. Этапы жизненного пути, основные вехи биографии, продвижение по карьерной лестнице, награды, поощрения… Достойная биография 84-летнего человека, посвятившего себя благородному делу – установлению справедливости при вынесении решения суда. Его жизнь вообще образец становления личности – настоящей, многогранной, интересной, неразрывно связанной с судьбой страны, с ее горькими и радостными страницами.

Жизнь, лишенная детства

И все же, чтобы понять, откуда является масштаб личности, надо обратиться к его детству. А оно у Виктора Миронова было ох каким тяжелым. Война… И лучше, чем он сам, вряд ли кто об этом расскажет.

«В трехлетнем возрасте в 1941 году я услышал впервые взрывы бомб, пулеметные очереди с бортов самолетов, сеющих смерть всему живому. Первая пуля настигла мальчика Фильку, с которым мы купались в теплой пыли смоленского большака. Так я увидел первую, но не последнюю жертву страшной войны. А потом мы, дети войны, из деревни Облецы, что на Смоленщине, находили множество всевозможных боеприпасов. Никто из нас, как и сейчас дети Донбасса и Луганска, не мог пройти мимо всяких патронов, капсюлей, бикфордовых шнуров. И конечно, калечились… Нас, детей, призывали на помощь солдаты, когда убирали убитых военных красноармейцев из траншей. Мы вынимали из карманов убитых солдат личные предметы, опознавательные знаки, которые могли помочь в опознании погибших.

Раны у солдат были страшные, пришлось видеть солдат без рук, без ног, разорванных на части… Вещи из карманов убитых мы сносили в определенное место, указанное нам одним из офицеров. За это нас солдаты одаривали чем-нибудь вкусненьким».

Можно только представить, какой губительной на детскую психику была эта помощь. Но она оказывалась благом, потому что еще большим испытанием был голод.

«После того как немцев прогнали из нашей деревни, – вспоминал Виктор Андреевич, – мы много бродили по полям и оврагам, забредали в лес, где немцы оставляли много всякой всячины – склянки, банки с какой-то жидкостью, находили хоть что-нибудь съестное. Боязливо пробовали, но устоять было трудно. А на местах сгоревших домов – вся деревня была сожжена, в подполье иногда удавалось найти обгоревшую картошку и утолить ею голод».

А потом был детский дом, куда собирали таких беспризорных детей от трех до пятнадцати лет и который тоже стал проверкой на прочность. Холод, вши, матрас примерзает к земле, а в качестве еды – жидкая баланда. И полное одиночество – ни матери, ни отца. Отец ушел на фронт и пропал без вести, а мать умерла, надорвавшись на тяжелой работе. Надеяться не на кого, взросление становилось быстро. И только когда к концу войны его с младшей сестрой разыскала старшая, вернувшаяся с фронта, и забрала их к себе, жизнь обрела какой-то человеческий смысл.

Судьба не отпустила

А потом было Подмосковье, куда его перевез старший брат Михаил, устроивший подростка фрезеровщиком на завод, школа вечерней молодежи и армия в 17 лет, которую он воспринял с большим желанием. Окончив с отличием курсы морских пехотинцев, курсант отдельного пограничного отряда Виктор Миронов из нескольких предложенных на распределении мест выбрал Дальневосточный пограничный округ. Там, на Чукотке, и произошла судьбоносная встреча со сверстниками. Здесь он сдружился с двумя парнями из Томска – Скворцовым и Киселевым. Парни дали друг другу слово не расставаться и сдержали его. Один из них – Киселев демобилизовался раньше, а Скворцов по окончании службы предложил Миронову заехать в Томск и погостить. Виктор Андреевич об этой встрече вспоминал с особой теплотой. Еще бы… Здесь он нашел свою судьбу. Поначалу он предполагал погостить и поехать дальше, в Москву. Но друг был настоящим другом и всячески заманивал его красотами необыкновенного города Томска. Виктор не поддавался… Но потом не устоял. На станции Томск-1 вышел из поезда и сдал билет.

Поселился у Киселевых. Юрина мама не возражала. «Будешь восьмым членом семьи». Отец Юры помог Виктору устроиться на строящийся приборный завод, посоветовал продолжить образование. Виктору эти люди заменили родителей, он впервые почувствовал тепло настоящего родного дома. Порывался уйти в общежитие, ему было неудобно обременять добрых людей. И когда подвернулась такая возможность, сделал это. Но вскоре этот дом стал для него еще более родным. Он безоглядно влюбился в дочь Киселевых Татьяну. Поначалу она не отвечала взаимностью, а через семь лет дала согласие стать его женой. Сыграли свадьбу. С тех пор Татьяна и Виктор были неразлучны более 50 лет, воспитали троих сыновей, семь внуков. Старший внук, Серафим, уехал добровльцем в Донбасс.

Мечта сбылась

После этого был университет… Об этом этапе своей жизни Виктор Андреевич говорил со слезами на глазах. Получив аттестат об образовании, Виктор решил, что обязательно будет поступать на юридический факультет Томского государственного университета. Почему именно сюда, он тогда и сам себе не мог объяснить. Сдал документы в приемную комиссию, до экзаменов еще было далеко, и его стали одолевать сомнения: справится ли? И вот день зачисления. Виктор Андреевич с волнением вспоминал: «Захожу в бушлате и тельняшке в третий корпус ТГУ, где располагался деканат юридического факультета, смотрю списки студентов-вечерников. И… увидел среди поступивших свою фамилию – В.А. Миронов. Какое же непередаваемо радостное чувство тогда испытал!» Можно сказать, что это была компенсация за все тяготы, через которые ему пришлось пройти.

И вот стажер, следователь прокуратуры Ленинского района, прокурор следственного отдела и старший следователь в прокуратуре Томской области, прокурор Томского района, и пошло-поехало – заместитель председателя Томского областного суда, член президиума этого же суда и, наконец, председатель Томского областного суда. Но, продвигаясь по карьерной лестнице, он не был карьеристом. И даже когда его пригласили на работу в Москву, он отказался, предпочел остаться в Томске. Главным для себя всегда считал быть судьей честным и справедливым, отправлять правосудие так, как позволяют совесть и профессионализм.

Нам, журналистам, конечно, интересны особенные случаи. А у него в судейской практике их было предостаточно. И многие добавляли седых волос. Разве можно спокойно принять решение о лишении жизни человека, даже если этот человек – подонок?

«Я хорошо помню эти случаи, – вспоминал Виктор Андреевич. – Кстати, мои приговоры всегда поддерживал Верховный суд. Самое первое дело мы слушали в Тогуре. Обвиняемый Комаров изнасиловал и убил восьмилетнюю племянницу, а до этого также изуверски разделался с двумя 80-летними старушками. Это был не человек – изверг. Односельчане были готовы его растерзать. По странному стечению обстоятельств, дело слушалось 1 июня, в День защиты детей. Приговор был жестким. После заседания преступника из зала суда выводили скрытно».

Новатор и организатор

Виктор Андреевич всегда поддерживал свою квалификацию на высоком уровне – проходил обучение в Верховном суде РФ, участвовал в международных семинарах, ежегодно изучал судебную практику других регионов. И становился новатором у себя в области – с его приходом на должность председателя областного суда начался новый этап в его работе. Были введены мировая юстиция и суд присяжных.

На его долю пришлись трудные 1990-е, когда у судей не было элементарных канцелярских принадлежностей, и по этой причине даже откладывались заседания. Но он проявил себя замечательным организатором. Именно благодаря ему историческое здание Томского губернаторского суда было возвращено и в нем началась реконструкция. В областном суде были созданы комфортные условия для работы судей и проведения судебных заседаний. Он был вдумчивым и требовательным руководителем, и это сказывалось на работе. Показатели рассмотрения дел были выше средних по России.

Виктор Миронов создал сильную профессиональную команду. Сам подбирал кадры, заботился об их росте, организовал постоянное сотрудничество с Западно-Сибирским филиалом Российской академии правосудия в Томске. И сам занимался научной работой, а еще тяготел к публицистике, у него, несомненно, был творческий дар. Под его руководством вышли и документально-публицистический труд, посвященный 200-летию судебной системы Томской области, и его личные воспоминания.

В 2004 году Виктор Андреевич Миронов вышел в почетную отставку. За плечами был богатейший опыт и множество наград. Но самой важной он считал признание его учеников и коллег, которые считали и продолжают считать Виктора Андреевича примером подлинной нравственности и справедливости в деле исполнения закона.

Автор: Андрей Суров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.