Помнить великих

Что завещал Вячеслав Новицкий

В СибГМУ вышел первый том уникального трехтомного издания, посвященного 135-летию вуза, – «Медицинский факультет Императорского (государственного) Томского университета (1878–1930)». Это иллюстрированное собрание исторических фактов одного из старейших вузов России. В трехтомнике будет отражена история с момента основания первого университета за Уралом до сегодняшних дней. Первый том охватывает период, заканчивающийся 1930 годом.

Эпохальная задумка

Любопытным в этом издании является то, что редакционную коллегию, в которую вошли представители профессорско-преподавательского состава, выдающиеся ученые и деятели университета, возглавил академик РАН, заслуженный деятель науки России, ректор СибГМУ в 1997–2014 гг. Вячеслав Новицкий, который, к сожалению, не успел завершить эту работу. Так что представленное издание – это и его заслуга, и память о нем.

– Обсуждение этого проекта мы начали с Вячеславом Викторовичем в конце 2016-го – начале 2017 года, – рассказывает автор текста, член редакционной коллегии, доктор исторических наук, профессор Сергей Некрылов. – У Вячеслава Викторовича были серьезные замыслы, и к осуществлению их он подходил очень требовательно. По нескольку раз мы переписывали тексты, всякий раз улучшая их. Для него издание этого трехтомника было очень важным. Им он хотел сделать завершающий аккорд в его многогранной работе над увековечением памяти профессоров, студентов, всех, кто имел отношение к получению медицинского образования в Томске, – созданием словарей, открытием музея истории кафедральных научных школ. По времени эта работа растянулась на долгих четыре года. Это большая радость – оказаться рядом с таким талантливым ученым, прекрасным человеком.

Сам Вячеслав Новицкий в своем предисловии о создании истории летописи в ноябре 2020 года пишет так:

«Идея создания этой книги возникла в процессе организации музея истории научно-медицинских школ Сибирского государственного медицинского университета. До этого я даже не предполагал, какое большое количество совершенно уникальных документов, фотографий и интереснейших артефактов хранится где-то на кафедрах, в домашних собраниях сотрудников нашего университета, в семейных архивах известных фамильных династий томских медиков. А сколько интереснейших и ранее совершенно не известных историй из жизни вуза, его сотрудников, профессоров я узнал за годы подготовки экспозиции музея!

Полистав эту книгу, вы узнаете, что думали и писали студенты Императорского Томского университета о его попечителе В. М. Флоринском и своих профессорах, почему популярный томский профессор А. А. Кулябко стал прообразом известных всем литературных персонажей А. Беляева и М. Булгакова; правда ли, что даже председатель Временного правительства А. Ф. Керенский обращался к приват-доценту Томского университета В. П. Миролюбову не иначе как «Ваше высокородие»; как и почему в ночь черносотенного погрома и пожара в Королёвском театре оказались вместе И. И. Шписман, дед профессора Сибирского государственного медицинского университета М. Н. Шписмана, и один из главных злодеев в истории ХХ века – будущий царе­убийца Я. М. Юровский. Что делал в Томске в годы Великой Отечест­венной войны и сталинских репрессий знаменитый хирург и священнослужитель В. Ф. Войно-Ясенецкий (архиепископ Лука), причисленный к лику святых…

Документы с ответами на эти и многие-многие другие не менее интересные вопросы оказались на какой-то период времени в моих руках и показались мне крайне любопытными для опубликования. Равным образом как и неизвестные мне ранее факты из биографий именитых профессоров Томского медицинского института (В. М. Мыш, А. Г. Савиных, Н. В. Вершинин, Д. И. Гольдберг, Н. В. Васильев, В. В. Пекарский, Б. И. Альперович) и многих учёных, учившихся или работавших в Томском медицинском и получивших мировую известность уже вне стен нашего вуза. И чем больше я занимался с этими документами, тем всё чаще меня посещала мысль о том, что если даже сейчас кому-то и известны некоторые факты, то пройдет ещё какое-то время… уйдут последние учёные и коллеги, лично знавшие тех – ВЕЛИКИХ, то и весь этот бесценный материал может просто уйти в никуда! Тем более что интерес к истории у молодого поколения, прямо скажем, весьма и весьма невелик.

Более того, работая с документами по истории нашего университета, вновь и вновь перелистывая пожелтевшие страницы воспоминаний его выпускников и студентов разных поколений о жизни вуза и его людях в конце ХIX и ХХ веков, я столкнулся с тем, что многое, увы, очень многое из сохранившегося неизвестно даже близким родственникам и потомкам тех, кто здесь учился и работал. Думаю, что это издание вызовет неподдельный интерес всех неравнодушных людей, живущих в нашем замечательном университетском городе, и в первую очередь тех, чья судьба так или иначе связана с Томским медицинским».

То под «белыми», то под «красными»

Судьба университета действительно была незаурядной. Начавшаяся в 1914 г. первая мировая война, а затем и революция 1917 г. в целом негативно сказались на жизни университетского сообщества. После отречения императора Николая II от престола совет Томского университета направил председателю Государственной думы телеграмму. В ней горячо приветствовались «народные избранники, завоевавшие России залог свободного ­культурного развития», и выражалось пожелание «успехов в мирном устроении обновлённой страны».

Однако по мере развития событий эйфория по поводу происходившего в стране постепенно улетучивалась. В трудном финансовом положении оказался университет в первые месяцы 1918 г., в период кратковременного существования советской власти. На содержание университета долгое время не поступало средств. От имени совета университета ректор предложил студентам поспешить с внесением платы за обучение, но большинство из них были из малообеспеченных семей и не могли этого сделать. Ректор В. В. Сапожников направил в Петроград телеграмму, в которой информировал наркома просвещения о критической ситуации.

Не улучшилось положение университета и с установлением в начале лета 1918 г. белогвардейской власти. Университет перешёл в ведение вначале отдела народного образования Западно-Сибирского комиссариата, затем – Министерства народного просвещения Временного Сибирского правительства, а со второй половины ноября 1918 г. – Всероссийского правительства А. В. Колчака. В связи с ухудшением обстановки на фронте ряд студентов медицинского факультета Томского университета были призваны в армию адмирала Колчака. Впоследствии большинство из них перешло на сторону Красной армии.

Американская помощь

Вести преподавательскую деятельность и научные исследования в период революции и гражданской войны приходилось в чрезвычайно трудной обстановке. «…Нет микроскопов, нет приспособлений для заливки препаратов в парафин, нет термостата, поэтому никаких бактериологических исследований производить нельзя, нет микрофотографического аппарата», – говорилось в докладе комиссии университета.

Серьёзной проблемой была острая нехватка топлива в зимнее время, из-за чего университетские помещения плохо отапливались. В связи с этим неоднократно поднимался вопрос о закрытии университета. Такая же опасность угрожала Томскому университету и осенью 1919 г. В сентябре уполномоченный МВД Леонов даже распорядился о реквизиции здания университета для размещения войск. Однако это решение было впоследствии отменено министром внутренних дел В. Н. Пепеляевым.

Тем не менее медицинский факультет в основном сохранил свой профессорско-преподавательский состав, восполнив кадры своими выпускниками. Несмотря на сложившуюся крайне тяжёлую ситуацию, исследования в области медицины не прекращались на всём протяжении гражданской войны. Клиники Томского университета не пустовали. С 15 апреля 1919 г. в госпитальных клиниках был размещён госпиталь американского Красного Креста на 120 коек. На лето он не закрывался, и лечение и содержание в нем было бесплатным. Всем необходимым обеспечивала американская сторона. Поэтому сюда выстраивались очереди.

В период с 16 апреля по 11 сентября 1919 г. хирургами, работавшими в этом госпитале, была проведена 401 крупная операция.

В 20-х числах декабря 1919 г. в Томске снова установилась советская власть. Начался новый период в жизни медицинского факультета Томского университета.

По заветам мэтра

Для достоверности изложенного в первом томе было изучено и оцифровано более 15000 листов архивных документов, более 2000 листов газет и более 300 изданий под авторством медицинских работников Томска. Авторы основывались на документальных источниках крупных государственных и региональных архивов.

– И все же, используя такую солидную научно-информационную базу, мы сознательно избрали научно-популярный жанр, – рассказывает Сергей Некрылов. – Надеемся, что издание будет интересно широкому кругу читателей. К тому же издание богато иллюстрировано. Первый том включает около 2500 фотографий, среди которых множество эксклюзивных.

А работа над вторым томом продолжается. Как заверили составители, она будет вестись по тем заветам, которые оставил Вячеслав Викторович Новицкий.

– Мы надеемся, что это будет достойный труд, – говорит директор издательства СибГМУ и член редколлегии Елена ­Харитонова. – Это долгосрочный проект. Мы интересовались, ни один университет не отважился на такую масштабную работу. У нас уже набралось столько материалов на второй том, что мы предполагаем помимо печатной версии подготовить и электронную для сайта, более полную. Этот период захватит с 1930 по 1992 год, то есть когда наш ­мединститут стал университетом.

Автор: Нина Губская
Фото из архивов СибГМУ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.