Последний из могикан. Ушел Сергей Жабин – внештатный главный эколог Томской области

Конечно, у него не было такого официального звания. У него вообще не было никакого официального звания или должности. За исключением членства в Общественной палате Томской области, куда он был введен по личному предложению губернатора. Уже бывшего губернатора. Как бы у него сложились отношения с новым – бог весть. Он только лишь надеялся встретиться с Владимиром Мазуром. Не успел…

А Сергей Иванович против

Когда мы общались с Сергеем Иванычем в последний раз, – это было 7 июля, – он прислал мне две свои публикации, посвященные проблеме строительства, – а точнее, пока даже проектирования! – очистных сооружений в Северске. Там он вступил в заочную полемику с мэром Северска Николаем Диденко, который, признавая сам факт задержки – проект очистных должен был быть готов в апреле 2022-го, а там еще конь не валялся, – отрицал значительное влияние северских сбросов для Томи. По его словам, на действующих очистных города действительно не хватает биологической очистки, однако по 12 из 14 показателей все в норме. «Платит «Водоканал» в год два миллиона штрафа, разве это трагично?» – иронизировал мэр. Для «Водоканала» нет, а вот для Томи – да, утверждал Жабин. И в связи с этим – и с предполагаемым открытием завода по переработке токсичных отходов на площадке СХК – предупреждал о необратимых изменениях в водной среде.

Это был далеко не первый случай, когда Сергей Иванович вступал в непримиримое противоречие с официальными лицами. Самый яркий пример, пожалуй, – он стоил Жабину инфаркта – касался домов, построенных в Корнилове в охранной зоне газопровода. Эколог отстаивал права застройщиков – они же получали участки под застройку вполне официально! – но не был поддержан даже теми, кого считал своими соратниками. Что было для него настоящим ударом. Увы – не последним. Была еще история с 70 осетрами и людьми в погонах из соседней области. Правды Жабин добивался от двух областных прокуроров – не добился.

Но вернемся к несостоявшемуся диалогу Сергея Жабина и Владимира Мазура. Я тогда упрекнула своего собеседника в том, что он выступил со своими публикациями в не слишком солидном издании.

Он ответил:

– Мне нужна была информация для врио губернатора. Деньги на проектно-сметную документацию выделили (еще Сегеем Жвачкиным – М.Б.), а ее нет. Мы просто губим Томь. Я сейчас в Москве, готовят к операции на сердце. Если все пройдет хорошо, у меня будет встреча с Мазуром. Ему уже звонили из администрации президента. А эту информацию все боялись сообщить. Мне все равно, кто это сделает.

Эх, Сергей Иванович, Сергей Иванович… Даже если б все прошло хорошо – там восстановительный период минимум год.

Опоздали…

«Активисты регионального отделения Общероссийского народного фронта провели рейд по реке Ромашка у деревни Чернильщиково вблизи ЗАТО Северск, рядом с северным сбросным каналом. Сюда сбрасывают канализационные стоки со всего города. В Северске до сих пор нет своих очистных канализационных сооружений. По этой причине все продукты жизнедеятельности города сливаются в Томь. Раньше охлаждающая вода с атомных реакторов разбавляла стоки, но шесть лет назад реакторы остановили. В региональное отделение ОНФ не первый год обращаются жители деревень вокруг Северска. Они жалуются на неприятные запахи.

«Я в районе деревни Попадейкино держу пасеку. Мы постоянно мучаемся от неприятных запахов, которые приходят к нам со стороны Северска. В ветреную погоду вся деревня ощущает непередаваемый смрад, который идет со стороны реки Томь и города Северска. Канализационные стоки идут по реке прямо напротив нашей деревни Попадейкино», – сообщил житель Томского района Евгений Матвеев.

В прошлом году активисты ОНФ и экологи уже обращались в прокуратуру и другие надзорные структуры с просьбой предпринять меры по ликвидации сбросов неочищенных стоков Северска в Томь. В ответе Росприроднадзора сообщается, что в 2019 году ведомство провело внеплановую проверку и выявило, что СХК осуществляет сброс загрязняющих веществ в составе стоков на правом берегу реки Томи с превышением допустимой концентрации. Местные власти планируют построить и ввести в эксплуатацию новые городские очистные сооружения стоимостью 3,8 млрд руб. Но сделать это планируется только к 2024 году.

«Ромашка – это река смрада. Жителям деревень Попадейкино, Коломино, Быково, Чернильщиково и проезжающим по трассе вблизи рек Кисловка и Бурундук летом дышать нечем. Ситуация с неконтролируемыми сбросами в Томь в районе Северска наносит серьезный ущерб экологии. Проблему очистки стоков в городе нужно срочно решать», — подчеркнула член регионального штаба ОНФ, координатор проекта ОНФ «Село. Территория развития» в Томской области Екатерина Радионова.

«На сегодняшний день Северск – единственный город в России с населением свыше 100 тысяч жителей, который не имеет очистных сооружений. Проблема обострилась, когда в закрытом городе остановились атомные реакторы. Вся охлаждающая вода с них шла на разбавление коммунальных стоков Северска, разбавлялось практически в соотношении один к ста, поэтому как для реки Томи, так и для жителей это было не таким пагубным. Теперь разбавлять нечем и все идет напрямую в Томь. Ущерб, который наносится водным объектам, невосполним. Сейчас люди пользуются большим количеством химии при мытье посуды, очистке сантехники, химия попадает в коммунальные стоки, конечно, и уничтожает организмы, которые служат основой питания для рыбы в реках. А запахи от стоков ощущают уже жители Томского района, с левой стороны реки Томь. Мы предлагаем властям более активно участвовать в нацпроекте «Экология» и привлекать из Федерации средства на строительство очистных сооружений. Для начала необходимо разработать проект», — рассказал эколог, член Общественной палаты Томской области Сергей Жабин.

Эти слова Сергея Ивановича один из томских сайтов процитировал 23 июля. Жабина не стало за два дня до этого – 21 июля. Вот такая своеобразная эпитафия…

Впрочем – найти ее можно только по ссылке «Томичи напомнили про отсутствие очистных сооружений в Северске».

С ленты новостей портала она странным образом исчезла. Возможно – кто-то сообщил в редакцию об этом вопиющем ляпе. Однако на сайте ОНФ об этом рейде тоже ни слова…

«Крапива» 40 лет спустя

Северские очистные – далеко не единственная проблема, которая не отпускала Жабина даже в больнице, даже перед сложнейшей операцией. Еще одна «эпитафия» появилась на РИА «Томск» буквально вчера:

«Кузбасс не будет обсуждать с томичами строительство ГЭС на Томи». Информационное агентство получило официальный ответ из администрации Томской области. «Согласно документации реализация объекта государственной экологической экспертизы (проекта Крапивинской ГЭС – РИА.) предполагается на территории Кемеровской области. Какое-либо негативное воздействие на территорию муниципальных образований Томской области на настоящий момент не верифицировано», – сообщила глава пресс-службы. Отвечая на вопрос о проведении общественных обсуждений в Томской области, пресс-служба сообщила, что законом они не предусмотрены. В феврале 2022 года проект уже обсудили жители четырех муниципалитетов, расположенных выше по течению планируемого Крапивинского гидроузла: в городах Новокузнецк, Прокопьевск, Белово и в поселке Крапивинский – везде проект был поддержан. При этом инвестор проекта все еще не определен.

Ранее также сообщалось, что в 2021 году стоимость завершения строительства Крапивинской ГЭС оценивалась в 45 миллиардов рублей». Конец цитаты.

Вот на это и осталась последняя надежда осиротевшей после смерти Жабина томской общественности – что в нынешних, мягко говоря, непростых условиях инвестора не найдется. Предпоследними были экологические слушания в Томске. Все-таки в нашем городе достаточно авторитетных ученых, понимающих, чем грозит Томи «Крапива». Например, доктор биологических наук Сергей Кирпотин:

«Это водохранилище будет грязным отстойником. Потому что затапливаются техногенные земли с высоким содержанием вредных примесей. И в первые годы после затопления никто не знает, как долго будет гнить вся органика, которая попадает под затопление. И все это превратится, мягко говоря, в зловонный огромный водоем», — заявил профессор ТГУ.

Не все то золото…

Третья болевая точка, тоже завязанная к какой-то мере на Томь – и также из разряда тем, которые «никто не хотел обсуждать». Это предлагаемая неким томским бизнесменом разработка золотого прииска (!) в районе речки Тугояковки. В охранной зоне Ларинского заказника и изумительного памятника природы – ключа «Звездный». Планы эти вызвали бурное возмущение томских экологов – причем даже официальных (довольно равнодушных к Крапивинской теме и проблеме северских очистных), но нашли поддержку в некоторых властных кругах. Видимо, сказалась магия слова «золото». Хотя один из самых золотодобывающих российских регионов – одновременно и самый бедный, а бесперспективность золотоносного месторождения в пригородах Томска была доказана еще в далекие советские времена, когда деньги особо не считали. Организованные Жабиным общественные слушания разбили прожект в мелкие дребезги, но очень похоже, что инициативный предприниматель – пока его жертвой пали жители старинного татарского села Тахтамышево, возле которого он разрабатывает песчаный карьер – так просто не успокоится. А Сергея Иваныча-то больше нет. И никто больше не умеет так добиваться – до самых верхов – поставленной задачи. Часто терпеть поражения, но не отступать и вновь бросаться в бой.

Только не говорите: незаменимых у нас нет. Они есть. И всегда будут. Вечная память, Сергей Иванович.

Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.