Потому что мы – рыжие!

Поисковики «ЛизаАлерт» – это больше чем друзья, это семья

О деятельности добровольческого поисково-спасательного отряда «ЛизаАлерт» томичи знают не понаслышке. За почти 10 лет его деятельности в регионе поисковики спасли более 1 600 жизней. Кто и почему становится членом этой организации, ведь нелегкая работа в ней не несет никаких материальных выгод? Что заставляет людей дни и ночи напролет заниматься поисками пропавших практически бесплатно? Об этом и о многом другом мы говорим с представителем губернаторского медиапроекта «Лучший томский миллион» членом отряда Дарьей Лавровой, пришедшей в «ЛизаАлерт» в 2014 году. Вначале она постигала тонкости работы поисковика, а последние три года руководит важнейшим направлением – работой с новичками.

Всадники придут на помощь

– Дарья, как вы попали в отряд? Помните ли свои первые поиски? Помогают ли вам навыки клинического психолога, которым являетесь по образованию, в работе в «ЛизаАлерт»?

– Я родилась и всю жизнь живу в Томске, закончила факультет психологии ТГУ. Но занимаюсь предпринимательством. У меня двое детей. Никогда специально не собиралась сотрудничать с «ЛизаАлерт». Но, как часто бывает, на это сподвиг случай. 2014 год… Пропала Вика Вылегжанина. Тогда на поиски девочки поднялась практически вся область. Как молодой родитель не могла пройти мимо этой беды и я. Присоединилась к поискам в качестве волонтера. Впрочем, результат поисковой работы для меня получился обратным. Настолько тяжело морально восприняла всю ситуацию с маленькой Викой, что дала себе зарок больше этим не заниматься. Но прошло какое-то время. Общаясь с подругой, состоявшей в отряде «ЛизаАлерт» Москвы, я все-таки пришла к выводу, что могу попробовать вновь заняться поисковой деятельностью в Томске. Тем более что в тот момент закончился один из моих бизнес-проектов и у меня появилось свободное время. Послала анкету. Ее одобрили, добавили меня в рабочий чат. Устроили встречу для новичков. Так начались мои поисковые будни.

Если говорить о навыках психолога, то, конечно, они мне помогают в работе в отряде. Общаясь с кандидатом, я могу профессио-нально выявить круг его интересов, понять, в каком направлении он себя лучше проявит. Бывает, что новички начинают в нескольких направлениях, но потом остаются в каком-то одном. Или полностью реализуют себя в каком-то одном деле, а потом переходят на другой уровень. Многие хотят работать с животными. У нас как раз есть кинологическое направление. И наши собачки, кстати, показывают очень хорошие результаты. Мы ставили эксперимент: давали условную задачу найти потерявшегося на территории лесного квадрата пятьсот на пятьсот метров. Так вот поисковики, прочесывая местность, нашли «потеряшку» за четыре часа. А наши четырехлапые соратники – за пять минут. И собаки – не единственные помощники среди животных. Недавно появилось конное направление. Сейчас идет активное обучение всадников-поисковиков в Зоркальцево, в Светлом…

«Маги и волшебники»

– Почему, проработав в отряде почти семь лет, вы захотели заняться общением именно с новичками? Чему их обучают в отряде? Есть ли у вас серьезные технические специалисты? Все-таки двадцать первый век на дворе.

– Когда я пришла в отряд, в нём уже была доброволец, занимавшаяся новичками. Я стала ей помогать, многому научилась. Мне понравилось, поняла, что это мое. А потом меня поставили старшей направления «Новичковая». Сейчас в моем направлении уже восемь человек, помогающих с набором в отряд.

Вообще новичков в отряде принимают так: доброволец заполняет анкету. Это может быть любой человек, достигший 18-летнего возраста. Затем он приходит на встречу, которую мы организуем. Далее, если все нормально и вопросов к кандидату не остается, знакомим с отрядом, проводим вводную лекцию.

Обучение новичков многоплановое. Есть обучение по поискам в городе, населенном пункте, есть – в лесной местности. Есть направление «медицина» – по оказанию первой помощи пострадавшим. Знакомим новичков с техническим оборудованием. Обучаем работе с компасом, рацией, навигатором, БПЛА, которых у нас два, другим электронным оборудованием. Наши специалисты-инструкторы, которые этим занимаются – асы в картографии и навигации. Они также готовят карты для поисков, заливают треки в навигаторы. Иногда мне кажется, что такие технари вообще люди с другой планеты. Так лихо со всем этим управляются, что диву даешься. Это касается и специалистов, которые обеспечивают нас бесперебойной связью, интернетом непосредственно на местности там, где их нет. Они разворачивают специальные мачты, что позволяет нам общаться между собой в такой глухомани, где только дикие животные и водятся. Смело заявляю, что в Сибири по этому направлению томичи лучшие.

Не могу не сказать и про других «магов и волшебников» нашего отряда. Это специальная группа «Лес на связи» из специалистов, которые, общаясь с потерявшимся по телефону и выяснив приметы местности, направление солнца, ветра и другие данные, могут вывести их из леса практически в любой точке России. И это я рассказала еще далеко не обо всех возможностях и профессиональных навыков ребят из нашего отряда.

Поиск – это не только лес

– Сколько сейчас добровольцев в томском областном отряде «ЛизаАлерт»? Слышал, что у вас существует даже собственная «школа профилактики». Что это такое?

– Сейчас в областном отряде более пятисот человек. В Томске – около трёхсот. Казалось бы, людей немало. Но постоянно поисками на местности занимаются максимум человек 60, а то и 30-40. Это актив. Нужно понимать, что поисковая работа – понятие очень растяжимое. Она включает в себя не только физическое прочесывание указанных квадратов определенной территории. Значительное время и силы уходят на работу в информационном поле: оповещение населения, обследование больниц, моргов, других учреждений, общение с силовиками. Например, в отряде существуют специальные инфорги – специалисты, которые вообще не выходят, условно говоря, в лес. Но на них держится информационная координация поисков. Они принимают заявку на пропавшего человека, обзванивают всех заявителей, все службы, организуют непосредственно поиски. Большую помощь нам оказывает так называемая «группа коротких прозвонов» – это члены отряда, которые обзванивают больницы. Кстати, многих потерявшихся мы находим именно в медучреждениях. Ситуация типичная: человеку, особенно пожилому, на улице стало плохо. Его, как неизвестного, забирает скорая. А кто он, выясняется уже потом.

Не многие знают, что в отряде также трудятся ребята с особенностями. По понятным причинам мы не можем направить их непосредственно на поиски в полях и лесах или в городе. Но находим им другое применение. Например, они делают репосты в сети по пабликам.

Есть у нас и «школа профилактики» «ЛизаАлерт», в нее входят наши ребята, которые посещают детские сады, школы и объясняют детям и подросткам, как вести себя, если ты потерялся, или в общении с незнакомыми людьми.

Более 500 человек – члены поисково-спасательного отряда Томской области «ЛизаАлерт».

Всё на энтузиазме

– Какова мотивация людей, приходящих в отряд? Что лично вас здесь привлекает?

– У каждого своя мотивация, но мне кажется, что людей на этот шаг толкают какие-то личные обстоятельства. Возможно, у кого-то когда-то пропали родные, близкие. Часто в отряд приходят друзья потерявшихся. Кто-то просто хочет помогать людям. Быть сопричастным – главное. Бывает, что это вопрос веры, предполагающей заботу о ближнем. Примечательно, что женщин в отряде больше, чем мужчин, видимо, потому что среди них больше неравнодушных. Мы все – мамы, как же мы можем пройти мимо, если пропадает ребенок?

Меня лично в отряде больше всего держат люди. Коллеги, проверенные временем, экстремальными ситуациями, горем. Больше, чем друзья, которые могут помочь в любой ситуации: не важно, вытащить машину из сугроба или отправиться на коллективный поиск. Это практически одна большая «рыжая» семья. Мы так и говорим про себя: «Мы рыжие!».

Рыжий цвет – это наше внутреннее позитивное яркое настроение, жизнеутверждающее состояние! Мы делаем одно общее благородное дело и знаем, как его делать. У нас есть соответствующие навыки, опыт. И это при том, что наша деятельность не финансируется государством. Все держится на энтузиазме и грантовой деятельности. У добровольческого поисково-спасательного отряда «ЛизаАлерт» нет никаких расчетных счетов, юридического адреса. Мы не принимаем никакой денежной помощи, хотя многие близкие, родственники тех, кого нашли наши ребята, часто желают нас отблагодарить. Можем лишь принять что-то на нужды отряда в дар. Я понимаю, что в наше насквозь денежное время для кого-то это покажется странным. Но мое глубокое убеждение: в этом мире не все решают деньги. Есть вещи и поважнее. И когда настанет пора отвечать за то, как ты прожил свою жизнь, мне не будет стыдно!

Автор: Андрей Суров
Фото: Евгений Тамбовцев
и из архива героини

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + три =