«Приходи к нему лечиться…»

Анна Котова

Фото: Максим Кузьмин

Герасьянов

Алексей Герасьянов рассказывает, в чем разница между «человеческим» врачом и ветеринаром и умеют ли свиньи чихать

Для любого другого человека все свиньи «на одно лицо». А хороший ветеринарный врач способен запомнить, какая из них еще вчера была вялой, а сегодня уже весело хрюкает. В преддверии 35-летнего юбилея свиноводческого комплекса «Томский» мы побеседовали с Алексеем Герасьяновым, заместителем главного ветеринарного врача предприятия, одним из самых опытных сотрудников (хотя еще и совсем молодым). Этот человек может ответить на любой вопрос о свиньях, даже на самый необычный.

Однажды, лет в двенадцать, школьник Леша Герасьянов отправился на летние каникулы к родственникам на Алтай. На частном подворье держали свиней и разных птиц, коров, коз и собак. Доение коровы и сбор куриных яиц Алексей освоил быстро. Но самым интересным для него было наблюдать, как ветеринар из района лечит птицам сломанные крылья и делает прививки. После нескольких таких визитов ветврача вызывать перестали – Алексей научился выполнять все простые манипуляции. Спустя 10 лет он окончил сельскохозяйственный техникум, и теперь под его неусыпным контролем поголовье из 170 тыс. свиней.

– Как в таком огромном количестве животных найти заболевшее?

– Главная задача ветеринарной службы – это профилактика, а не лечение. Мы должны не столько выявлять заболевших свиней, сколько предотвращать заболевания. Для этого свиньям в разном возрасте согласно графику делаются прививки. Все прямо как у людей. А если животное все-таки заболело, то распознать его, проходя по цеху, несложно: оно будет вялое, глаза у него будут грустные, если простыло – будет чихать.

– Чем могут болеть свиньи?

– Мы проводим профилактику простудных заболеваний, а также укрепляем иммунитет животных. Заразных «животных» болезней здесь нет. На свиноводческом комплексе очень строгие санитарные нормы: на территорию предприятия не может заехать посторонний автомобиль, в цех не может зайти даже сотрудник, если он не принял душ и не переоделся.

– Чем лечат свиней? Существует стереотип, что их пичкают антибиотиками.

– Ветврачи используют лекарства, аналогичные тем, которые принимают люди, только адаптированные именно к организму животного. Многие фармакологические заводы так и устроены: одна часть предприятия выпускает лекарства для людей, другая, из этого же сырья, – для животных. В основном это травы, витаминные пищевые добавки. Они укрепляют иммунитет, улучшают пищеварение. Это все, что нужно, чтобы свинья была здорова.

– Может ли ветеринар лечить людей?

– Только если получит второе высшее образование. Простого повышения квалификации недостаточно. Если я решу перепрофилироваться, мне, конечно, будет проще – у меня уже есть база: я знаю анатомию, фармакологию, хирургию, заразные болезни. Расширю знания, получу сертификат и смогу работать в поликлинике. А на базе моих знаний я могу оказать какую-то первую помощь, поставить укол. Однажды я сам у себя диагностировал аппендицит и поехал в больницу, чтобы мне сделали операцию. А вот перевестись на другое предприятие,

например на то, которое разводит птицу или крупный рогатый скот, я смогу без труда – достаточно будет почитать соответствующую литературу и войти в курс дела.

– Ваша работа отличается от того, чему вас учили в техникуме, от ваших ожиданий?

– Многое оказалось по-другому. Например, нас учили готовить лекарства, а здесь мы используем уже готовые вакцины. Нас учили составлению комбикормов, а здесь мы используем полностью сбалансированные корма, которые производит комбикормовый завод в Асине. Все эти знания, конечно, не бесполезные – я обязан понимать, что из чего состоит и зачем это нужно. Но у нас высвобождена значительная часть времени, мы можем заняться другими, более важными и актуальными вопросами.

В техникуме мы изучали хирургию. Но на таких больших свинокомплексах, как наш, животным операции не делают, потому что их слишком много. Но я в первые годы работы делал операции по вправлению грыжи и удалению мозолей. Мне было это интересно и хотелось попрактиковаться. Те свиньи отправились на откорм, как и остальные, ничем от них не отличались.

– Вы хотя бы раз возили свое домашнее животное в ветклинику?

– Ни разу. Стерилизацию и «бархатные лапки» (удаление когтей) своей кошке я делал вместе с коллегами. Это несложно. Профилактику тоже сам ей провожу, даю витамины.

– Были ли в вашей практике случаи, когда вам пришлось экстренно принимать решение?

– Что касается непосредственно лечения – нет. У нас все стабильно. А вот на заре моей карьеры, когда свинокомплекс вошел в состав «Сибирской Аграрной Группы» и здесь велась реконструкция, однажды случилась сильная гроза. Молния попала в трансформаторную будку, и на одном из участков цеха пропало электричество, отключилась система вентиляции. Взрослым особям необходима температура 17–20 градусов. Окон в цехе нет, поэтому мы стали поливать свиней из шланга, чтобы им было легче переносить духоту в непроветриваемом помещении, пока шла наладка.

– Чем ваши методы, технологии отличаются от методов конкурентов?

– На свинокомплексе «Томский» хорошо развита логистика, в том числе и информационная. Поэтому в вопросах ветпрепаратов мы идем впереди многих аналогичных российских предприятий. Некоторые современные и качественные вакцины мы начинаем применять на полгода-год раньше, чем другие. Все дело в том, что мы крупный холдинг и сотрудничаем напрямую с производителями лекарств. Это одно из наших преимуществ.

TNews759_08_CMYK

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 − десять =