Прокуратура разрешила передавать долговым агентствам задолженность за коммунальные услуги

 

 

Татьяна Александроваколлекторы3

Суммы долгов за услуги жилищно-коммунального хозяйства в России сравнимы со средней стоимостью подержанных автомобилей: 200-300 тыс. рублей. Самые крупные долги за «коммуналку» у жителей Северо-Кавказского и Уральского федеральных округов. Но рекорд зафиксирован в Приморье, где семья из трех человек накопила долг за ЖКХ почти 500 тысяч рублей! Томичи планку в 250 тысяч долга пока не перескочили.

Имя, сестра, имя!

По мнению прокуроров, сведения о долгах граждан не считаются конфиденциальной информацией и передача ее не противоречит закону о персональных данных.

Спор между гражданами, задолжавшими за услуги ЖКХ, и коллекторами, которым были переданы эти долги, идет с переменным успехом. Многие должники жалуются в Роскомнадзор на управляющие компании, которые передают долги на обслуживание коллекторам вместе с персональными данными (ФИО, телефон, адрес места жительства). После проверки управление Роскомнадзора встало на защиту должников, признав тем самым, что персональные данные в нарушение закона передаются без согласия гражданина, и направило материалы в прокуратуру для возбуждения административного дела об административных правонарушениях. Однако прокуратура не согласилась с Роскомнадзором.

Ранее прокуратура уже заявляла, что планирует проверить соблюдение коллекторскими агентствами ФЗ «О персональных данных» в связи с ростом числа жалоб граждан.  Согласно ст. 13.11 Кодекса об административных правонарушениях, нарушение установленного законом порядка сбора и хранения информации о гражданах влечет штраф: для должностных лиц – от 500 до 1 000 рублей; для юридических лиц – от 5 000 до 10 000 рублей.

Изменения начались после вступления в силу закона о потребительском кредитовании, в котором предусмотрена передача персональных данных должников (без их согласия) в случае переуступаемых прав требования. По мнению экспертов, необходимость в изменении действующего закона о персональных данных в отношении того, что считать такими данными и в каких случаях их использовать, назрела давно. Эту норму следует распространить на все секторы экономики, где образовалась розничная задолженность.

Выбить все

Такие изменения позволят кредиторам (например, банкам) получать сведения о платежеспособности и платежной дисциплине граждан и использовать их с целью минимизации кредитного риска. Заемщики же, получив отказ в оформлении кредита из-за неоплаты коммунальных услуг, возможно, сделают правильный вывод и будут более взвешенно подходить к решению финансовых вопросов.

Тема задолженности по ЖКХ в числе социально значимых, ее объем в стране оценивается десятками миллиардов рублей. Можно ли наладить работу по эффективному взысканию долгов в этой сфере? Стоит ли запускать сюда долговые агентства?

Как отмечают эксперты, на рынке ЖКХ коллекторов практически нет, а доля коммунальных долгов в общем объеме коллекторского пирога составляет около 1%. У судебных приставов в прямом смысле слова руки не доходят до наведения порядка в обсуждаемой сфере: на одного сотрудника, по статистике, приходится около 2 тыс. дел. Вот и получается, что добросовестные жильцы продолжают платить не только за себя, но и за должников. Во многом это связано именно с законодательной неопределенностью в сфере использования персональных данных. Возможно, решение прокуратуры повлия­ет на улучшение ситуации.

Томский взгляд на проблему

Владимир Фурсин, руководитель энергосберегающей компании «ЭСКО»:

– В данном случае коллекторы начали активно заниматься деятельностью в сфере взыскания долгов за содержание жилого помещения и за коммунальные услуги. Это две разные сферы, и их нужно уметь различать.

Если мы говорим о содержании жилья, то управляющая организация (УО) будет уступать право требования, но… Коллекторам ведь нужно платить. Например, банки в состоянии заложить коллекторские расходы в процентную ставку, а управляющие организации лишены такого права, они не могут закладывать затраты в перечень работ и услуг. Я думаю, что это будет не очень выгодно УО, если только коллекторское агентство не принадлежит ее хозяину либо директору.

С другой стороны, если у собственника есть средства для погашения долга, то управляющая организация через приставов может сделать это сама. Если имущества нет, то коллектор не получит деньги, им запрещено производить действия, нарушающие права должников. Многие наслышаны об агрессивных телефонных звонках, вторжениях в квартиры и т.д. По сути, коллекторы будут выполнять те же действия, что и кредитор, только вместо кредитора.

Учитывая то, что суммы на содержание жилья у нас не очень существенные, не думаю, что коллекторы получат большой объем заказов и будут заниматься этой работой.

Теперь разберемся с коммунальной сферой. Наше законодательство написано так, что применять его в судах можно по-разному, но в последнее время судебная система стала разворачиваться лицом от монополиста к потребителю и начинает разбираться: за что все-таки взыскиваются те или иные долги. Самая больная тема – ОДН за электроэнергию. Судьи прекрасно понимают, что, если закон и право не соответствуют законам физики и математики, значит, что-то здесь не так. Ведь не может лампочка на 40 Вт потреблять 100 Вт. У нас уже есть прецеденты, когда принимаются решения не в пользу монополистов. Повторюсь, основные споры по «коммуналке» происходят из-за неверного начисления. А там, где все правильно, крупные суммы «нагорают» только у юридических лиц, у граждан они не очень большие. В этом случае монополистам проще взыскивать долги через приставов, чем через коллекторов.

Сергей Володин, директор юридической компании «Универсал»:

– Одно дело, когда наступает право по договору банковского кредитования, там все понятно и все прописано. Совсем другая ситуация, когда и так достаточно спорные отношения переводятся в русло не менее спорных другому лицу, приобретающему право взыскания (коллектору). Такая услуга может быть востребована, но механизм ее реализации довольно сложен, и тарифы будут значительно выше, чем по банковским задолженностям.

Принято считать, что работа коллектора заключается обычно в выбивании долгов по телефону, рассылке СМС и так далее. Это было связано с рядом обстоятельств, прежде всего с большим количеством должников и их низкой платежеспособностью. Дело в том, что у нас нет культуры взыскателей.

С должником мы работаем совсем по-другому. Сначала узнаем всю информацию о нем: наличие имущества, платежеспособность… При взаимодействии с приставами указываем на эти нюансы, делаем запросы. Если они сразу приступают к работе, успех обеспечен. Все элементарно: есть общедоступные сведения, которые мы активно используем. Так что, если будут заказы, будем работать.

Татьяна Трофимова, директор ООО «УК «Кировский массив»:

– Мы бы никогда не стали обращаться к долговым агентствам, потому что коллекторы работают некорректно.

На должников мы воздействуем через суды. Сейчас взыскать задолженность достаточно просто: сначала суд, потом приставы. До коллекторов дело не доходит. Если у жильцов задолженность больше трех месяцев, мы имеем право подавать на них в суд. Сумма долгов составляет 50–60 тысяч.

Татьяна Родина, председатель правления ТСЖ «Дар»:

– К услугам коллекторских агентств обращаться не намерена. Во-первых, они берут от 30% взыскиваемой суммы, платить такие деньги товарищество не может. Во-вторых, коллекторы работают слишком жестко. С людьми так поступать нельзя. В нашем товариществе могу назвать одного злостного неплательщика, за которым числится долг 110 тыс. рублей. Подаем в суд на него регулярно, но у должника официальная зарплата составляет всего 5 тыс. рублей. Тем не менее разбираемся без коллекторов.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать − 7 =