Противопожарный май

Этот месяц для томских лесов самый горячий, а для лесоводов самый тяжелый

–Май полностью выпадает из семейной жизни. И вообще из жизни. В предыдущие два года я ночевал дома по одному разу в этот месяц. Все остальные ночевки были в лесу либо на базе. Приезжаешь за полночь, а полпятого утра опять выезжать. Какой дом, хоть он и недалеко? Быстро помылся, упал на диван, встал по будильнику, чай попил и полетели с ребятами.

Лесовод Тимирязевской лесопожарной станции ОГАУ «Томск- лесхоз» Виталий Костромин говорит без эмоций и сожаления. У него семья, дети, внук. Но работа есть работа. Весна считается самым пожароопасным сезоном, а май – вдвойне. По словам Виталия, в этом году месяц спокойнее, чем раньше, если не считать самого сильного пожара в районе 86-го Квартала в Тимирязевском лесничестве. Мелкие возгорания были, их вовремя обнаруживали и тушили.

Нашел себя

Виталий десять лет тушит лесные пожары в Томском районе. Рискованная, физически тяжелая работа пришлась по душе. Он – старший экипажа, который выезжает на место ЧП. От его умелых действий, знаний зависит жизнь личного состава и сохранность лесного богатства. По решению губернатора Владимира Мазура Виталий Костромин вошел в число героев уникального томского проекта «Лучший миллион Томской области».

На улице дождь. Можно выдохнуть. На территории Тимирязевской лесопожарной станции все на месте: и люди (в штате 23 человека), и техника. Кто-то занимается обслуживанием инвентаря – ранцевые огнетушители нередко выходят из строя, кто-то помогает водителю готовить пожарный автомобиль, кто-то отдыхает. Виталий рассказывает, как он пришел в профессию:

– Уволился из охраны – надоела сидячая работа. Знакомый сказал, что сюда набирают людей. Меня взяли. Если честно, я не особо понимал, куда попал. В общих чертах специфика была понятна, но не до конца.

Буквально через месяц Виталий прошел боевое крещение: участвовал в тушении крупного пожара в окрестностях Ярского. Вспоминает, ситуация была архисложная: крутые лога, необрабатываемые поля с сухой травой по пояс и сильный ветер.

– Руководитель пожара шел с зажигательным аппаратом – он принял решение организовать встречный пал, а мы за ним с ранцами. В какой-то момент парни развернулись – у них вода закончилась. Подниматься за ней надо метров сто в гору к машине. Мы с напарником тоже пошли, оборачиваюсь, а мы в кольце! После этого я понял, куда я попал и чем предстоит заниматься. И все, меня затянуло, – говорит Костромин.

Поначалу он думал, что его основная задача – ликвидировать возгорания. С появлением зеленой травы количество пожаров резко пошло на спад и начались лесопосадки.

– Мне было интересно садить саженцы, проводить агротехнические уходы. Периодически бываем в тех местах, где лес высаживали, в том числе десять лет назад. Там сосны стоят уже выше меня ростом. И гордость берет, это же мы делали, – смущается Виталий.

Новые насаждения, в основном сосны, появляются в местах вырубок, где были старые деляны, пожаров.

– Сосна – неприхотливая, не требовательна к почве. Кедры тоже высаживаем, но только там, где для него есть условия, – поясняет Виталий.

В этом году лесоводы высадили 10 тысяч саженцев сосны на четырех гектарах в рамках акции «Сад памяти».

– Я тоже участвовал в этом деле, но у меня была и другая задача – накормить людей. Что готовил? Как обычно, гречневую кашу с тушенкой, – отвечает Костромин.

Осенью лесоводам предстоит высадить деревья еще на площади 7 гектар по госзаданию.

Навстречу фронту

График работы у Виталия и его товарищей пятидневный. С 8 утра до 5 вечера они находятся на базе. Но и дома всегда начеку.

– Поступает вызов и через 10-15 минут мы выдвигаемся к месту пожара. Большинство личного состава – местные жители из Тимирязево и Дзержинки. Я, например, дзержинский, – замечает Виталий Костромин.

Как-то к нему приехала сестра из другого города в гости.

– На улице пасмурно, дождик накрапывает, я пошел жарить шашлык. Она удивляется: «Ты что делаешь?». Это единственное время, когда я могу забыть о телефоне и отдыхать. Мне без разницы какой дождь, я пожарю шашлык все равно. Привык и дома что-то делать в такую погоду, – продолжает Виталий.

На пожары выезжает экипаж: четыре лесовода и водитель пожарной машины. Костромин – старший.

– Прибыли, определяем тактику нашей работы. Откуда идет фронт, где нам лучше заходить на него. В этом месте ставим машину, чем она ближе, тем лучше, быстрее набирать воду. Не всегда, конечно, так бывает, но стараемся. Водитель остается возле автомобиля. Мы встаем в полосу на расстоянии 10-15 метров друг от друга и идем по кромке. Первый сбивает огонь, последующие проливают. Если у впереди идущего закончилась вода – он уходит восполнять запас, его место занимает тот, кто шел за ним, – объясняет Виталий.

В ранцевый огнетушитель входит 20 литров воды. Весной, когда много сухой травы, этого количества хватает примерно на 10 метров, летом – на 100. Он добавляет:

– Трактор необходим для прокладки минерализованной полосы. В этой полосе нет горючего материала, который поддерживает горение. Ее глубина около метра, ширина – полтора. Вполне хватает для встречного отжига. Он нужен, если есть опасность перекида огня через минполосу. Так было во время пожара на 86 Квартале – огонь перелетел на 100 метров.

Виталий Костромин у нас молодец. Хорошо ориентируется в пожарах. Свою работу выполняет качественно, никаких претензий. На него можно положиться. В мое отсутствие Виталий имеет право руководить тушением пожара – имеет соответствующий допуск. Он также обучает молодежь, которая приходит к нам в организацию на должность лесоводов. Показывает, рассказывает, передает свой опыт. Специалист неоценимый!

Сергей Кухаренко,
начальник Тимирязевской лесопожарной станции

Слабаков здесь нет

Костромин замечает: одинаковых пожаров не бывает и каждый раз это проверка для команды и для него лично.

– Когда уже понимаешь принцип тушения пожаров, начинаешь думать, как сделать лучше. Все, что написано в устаревших пособиях и инструкциях, – это основа, от который ты отталкиваешься. С каждым пожаром получаешь новый опыт, стараешься его применить. Где-то получается, где-то нет, факторов много. Имеет значение и рельеф местности, и доступность автомобиля, и скорость ветра, на него нет управы, – рассуждает Виталий.

Во время интервью он не раз возвращался к пожару в Тимирязевском лесничестве 14 мая.

– Ветер – от нас, есть возможность подойти, но мы не успеваем это сделать. Порыв – и огонь разворачивается всей силой на нас. Штормовой ветер был главным препятствием для нормальной работы, – вспоминает Виталий.

На том пожаре его экипаж за четыре часа израсходовал 20-литровыми ранцами 1,6 тонны воды – объем пожарной автоцистерны.

По мнению Виталия Костромина, даже небольшой пожар площадью 2-3 гектара весной представляет сложность.

– Как в лесу возле села Октябрьское было. Площадь пожара всего-то в районе одного гектара, но, чтобы его пройти, протушить кромку ушло много времени – местность завалена буреломом по пояс. Трудность заключалась именно в передвижении, – обращает внимание Виталий.

Непозволительную беспечность порой проявляют жители населенных пунктов. Мужчина устроил костер возле забора. В итоге загорелся не только забор, но и его жилой дом. Одна бабушка решила выжечь траву возле дома, где у нее посажены елочки.

– В это время мы как раз мимо нее по улице проезжали. Объяснили, что нельзя так делать, – приводит пример за примером наш герой.

Костромин подчеркивает, главное в их совместной работе – чувство локтя:

– В коллектив приходят новые люди, они вливаются в общий ритм, и ничего не спотыкается в этом механизме, он не сбоит, продолжает исправно работать. Для проверки достаточно 2-3 пожара, а если большой, то и одного хватит. Приходит 5-6 человек новичков, остается один. Им не важны деньги, говорят, тяжелая работа и уходят.

Виталий убежден, профессия лесовода будет существовать столько, сколько будут на земле леса. Искусственный интеллект, уверенно входящий в нашу жизнь, на сто процентов не заменит ни человеческих рук, ни смекалки на пожаре.

Автор: Светлана Захарова
Фото: Сергей Носков
и из архива героя

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 − два =