Пути к сердцу подростка

семьяВсе дети в этой семье с разными фамилиями. У всех позади недетские испытания – остались без родителей, жили в приюте или в детском доме. Они ценят свою названую маму, готовы горой стоять за нее. Мы узнали об этой семье, и нам очень захотелось написать о ней. И вдруг звонок в редакцию – органы опеки забрали из семьи девочку…

Гром среди ясного неба

В начале апреля в семье Галины С. побывали гости с томского православного радио «Благовест». Голос многодетной приемной мамы в передаче из цикла «Дом без сирот»  просто звенел от радости. Она рассказывала о том, как они с мужем, вырастив дочь,  восемь лет назад решили снова стать родителями. Как нашли 4-летнего Сашу. Он был маленьким и слабым, почти не говорил, однако сразу стал любимым сыном. Потом в семье появилась Света. Галина Сергеевна не скрывает, что далеко не сразу приняла душой неласковую, закрытую девочку с кучей поведенческих проблем. Ситуацию исправляли при помощи специалистов – психологов, педагогов. Сегодня Света – высокая, крепкая, улыбчивая девочка, успешная спортсменка.

Женя. Вообще-то Виктор С. ехал в детдом Семилужков за ребенком лет шести. А Евгению было 12, и он очень хотел в семью. Позже сын рассказывал, что собрал все свое обаяние, что готовил речь: «Возьмите меня, пожалуйста! Я никогда вас не подведу!»

В прошлом году они целой компанией (дочь Даша за рулем) ездили к Жене на присягу в Алейск. Галина очень возмущалась тем, что в документах у командира части ее сын записан сиротой: «Как это у него никого нет?! Неужели нельзя было в ту графу втиснуть «пр. мама»?»

С 15,5 года до 18 лет прожил в этой семье Леша-старший. Сейчас красивый высокий парень уже отделился. Получил профессию, работает. Часто заходит в гости.

Виктор Михайлович два года назад ушел из жизни. Тяжелую и долгую болезнь мужа Галина переживала вместе с дочерью и ребятами.

– В те месяцы не я их, а они меня опекали, — с благодарностью признается приемная мама.

После смерти мужа она взяла в семью Лешу-младшего и его родного брата Колю. Позже всех, в сентябре 2013-го, в доме появилась 11-летняя Ира…

«Мне нравятся возрастные дети, я их обожаю! Эти сюси-пуси, колыбельные – не по мне.  Другое дело, когда ребенок смотрит на тебя сознательно. И ты видишь, какой он, и понимаешь, что ты можешь для него сделать», — говорила в той радиопередаче Галина С.  И делилась своими планами: пока есть силы, принять в семью и вырастить еще нескольких подростков.

Естественно, с такой семьей захотелось познакомиться. Договорились, что приеду после майских праздников.

И вдруг как гром среди ясного неба звонок Галины Сергеевны: «У меня забрали Иру!» Из эмоционального объяснения я поняла, что у них с девочкой произошел конфликт из-за того, в чем идти в школу. В прошлом году, подхватив инфекцию в лагере, Ира переболела менингитом. Естественно, приемная мама требовала беречь себя и тепло одеваться.  Видимо, Ира ушла заплаканная. А после школы домой уже не вернулась.

Но ведь так не бывает! Не отбирают же детей из-за одной ссоры!

Еду выяснять.

Знакомство с большой семьей

Галина Сергеевна и ее дети живут в просторной квартире на пятом этаже. У большой семьи нет огорода, где бы они растили для себя овощи. Жаль. Но зато сразу можно отмести расхожее мнение: в деревнях, мол, берут подростков, чтобы использовать их в работе по хозяйству. В квартире приличный ремонт, хотя не доведенный до конца – не хватает денег. Два холодильника, компьютер, ноутбук.

Меня встречают хозяйка, ее 25-летняя дочь Даша и трое подростков: Света, Леша и Саша. Нет младшего, Коли, — ушел в гости. И уже неделю нет Иры.

У ребят открытые, доброжелательные лица. Видно, что они уверены в себе, что дружны и во всем поддерживают свою маму. Так они ее и зовут. Разговариваем за чаем. Света показывает свои почетные грамоты и спортивные награды.

Галина рассказывает о том, что случилось перед праздниками. Ребята ее слова подтверждают. Говорят, что сами по своей инициативе ходили в опеку: хотели узнать,  почему Иру не пускают домой, и защитить свою семью. Очень боятся, что их у мамы заберут.

Настораживает, пожалуй, лишь одно: то, что Галина абсолютно все темы обсуждает в присутствии детей. И их пьющих родительниц, лишенных прав, и то, какими тяжелыми были поначалу сами дети, и непростые свои отношения с местными чиновниками.

 «Жалею, что не разобралась сразу…»

С районными органами опеки отношения у приемной матери явно не сложились. По мнению Галины Сергеевны, поддержки ей в ее нелегкой миссии тут не оказывают.  Наоборот, ставят палки в колеса.

Заведующая отделом опеки Татьяна Григорьева недоумевает: конфликт в семье С. для них самих стал большой неожиданностью:

— Девочка после уроков пришла в дом своей подруги, сказала, что не хочет возвращаться домой. Это первый ребенок, который ушел из данной семьи. Что делать? Собрали совещание. Сейчас определили Иру в семью другой женщины, у которой был опыт воспитания приемных детей.

Мы попросили девочку объяснить, в чем дело. Она замялась, не все смогла произнести вслух. Однако, когда спросили: «А написать сможешь?», на бумаге изложила.

Так появилось заявление. Не вдаваясь в детали, скажем: в нем мало приятного. Хотя содержание, пожалуй, не выходит за рамки тех бурь, что кипят между родителями и детьми в обычных семьях. Кто-нибудь может назвать маму и отца, которые ни разу бы не взорвались в общении со своими подростками?

Правда в замещающих – опекунских, приемных – семьях у детей потребности особые. Нужно чувствовать тонкую грань: и не допустить излишнего вмешательства, и в то же время не прозевать что-то важное.

— Когда мы в последний раз посещали семью С., я обратила внимание, что Ира совсем не та, что была осенью: понурая, погасшая, — говорит Татьяна Григорьева. — Чувствовалось, что девочке некомфортно. Жалею теперь, что не разобралась сразу, до того как произошел этот конфликт.

Психологическая защита

С сотрудниками опеки не согласна Любовь Михайлова, специалист из районной службы помощи семье и детям, психолог по профессии. Недавно по просьбе приемной мамы она готовила отзыв для благотворительного фонда. Под каждым словом из написанной ею характеристики Любовь Михайлова готова подписаться и сейчас. Вновь повторить, что Галина С. – ответственный родитель, с вдумчивым и творческим подходом к воспитанию детей. О том, что женщина своевременно реагирует на все кризисные проявления в поведении приемных детей, обращается к специалистам. А также о том, что она на всех уровнях активно отстаивает права своих ребят.

— Многие замещающие семьи признаются, что они не защищены, – замечает Любовь Михайлова. — Они не знают своих прав, прав детей и не могут их отстоять. Галина Сергеевна знает. Она многого требует, добивается, в том числе через суд. А это не нравится.

Любовь Михайлова видела, как менялись к лучшему старшие дети Галины С. (с Ирой приемная мама не обращалась). Она помогала Галине Сергеевне, направляла, если было нужно, к другим специалистам. Хорошее письмо в поддержку незадолго до этого конфликта написала и директор школы.

Ничего не понятно! А можно ли поговорить с самой девочкой? После некоторых колебаний в опеке разрешают встречу.

«Мне казалось, что меня не любят…»

Девочка как девочка. Аккуратная, серьезная. На вопросы отвечает как человек, принявший нелегкое решение: сдержанно и в то же время твердо. Рассказывает, как в первое время она была рада, что из детдома попала в семью. Потом начались сложности в отношениях со сводными братьями и сестрой. «Света стала сильно командовать.  Обзывала, могла толкнуть». Саше и Леше выпала роль докладывать маме о проступках Иры: качалась на турнике, бегала без куртки – и то и другое ей после болезни запрещено.

Осторожно нащупываю причину.

-А ты могла поделиться с приемной мамой? Рассказать об этих ситуациях? (Молчит.) Или у тебя было ощущение, что к другим относятся лучше, чем к тебе?

-Да… Мне казалось, что меня не любят. И мне не хотелось жить с людьми, которые меня не любят. Получается, будто заставляешь любить себя, — неожиданно для 11-летнего ребенка формулирует она.

-А когда ты чувствуешь, что тебя любят?

-Когда понимают и помогают в разных делах.

Ей, как любому ребенку, важно ощущать любовь. Ту, что проявляется в мелочах.  Обнять, поцеловать, погладить по плечу. Присесть рядом и пошептаться перед сном. Один на один.

В большой семье, где принят другой стиль отношений, девочке этого остро не хватало.  Уклад жизни не совпал с потребностями ребенка. Напряжение долго копилось и прорвалось в конфликте, сопровождавшемся угрозой «задать ремня» за непослушание.

В новом доме, где кроме Иры сейчас лишь младшая дочь, ее ровесница, девочка чувствует себя гораздо комфортнее, более защищенной.

– Теперь вокруг много людей, которые меня понимают, — впервые улыбнувшись, говорит она.

— В принципе, такие ситуации в приемных семьях района бывали. Мы подбирали детям новую семью, и все. В любом случае мы обязаны прежде всего исходить из интересов ребенка, ? говорит завотделом опеки.

А в телефонном разговоре через пару недель сказала:

– Ира становится сияющей, как прошлой осенью, когда мы впервые ее увидели.

* * *

У Галины С. много хороших качеств. И за воспитание старших детей ей низкий поклон. Но не зря говорится, что «наши недостатки есть продолжение наших достоинств». Привыкнув бороться, она сразу написала в прокуратуру заявление «о неправомерном изъятии ребенка». Опека, в свою очередь, ответила встречным заявлением, требуя проверить, не имеет ли место жестокое обращение с детьми.

Целый месяц семью лихорадило. Дети Галины Сергеевны разослали письма, по ее выражению, во все партии и инстанции. Один из мальчиков стал кричать по ночам, боясь, что его увезут в детдом.

В такое время в семью пришел праздник. Вернулся из армии Женя. Домой. К маме.

По этическим причинам имена и фамилии героев публикации изменены.

мнение

Татьяна Шайдо, эксперт в области защиты прав детей, кандидат педагогических наук, директор ОГКУ «Зырянский детский дом»:

– Начнем вот с чего: конфликт – плохо это или хорошо? Конфликты в семье неизбежны, они даже должны происходить. Однако в приемной семье конфликт – дело особенное. Мы видим, что произошел кризис, который не послужил развитию отношений. Ребенок отторг семью, в которой ему было некомфортно. В какой-то степени и ребенка отторгли. Однако смена семьи – это не смена ветхой одежды. Здесь очень высока цена: для ребенка это цена его будущего.

Понятно, что ребенок хотел жить в семье. Надо поблагодарить Галину С. и ее семью за то, что они Иру приняли. Но этой конкретной девочке нужны были иные отношения: более теплые, может быть, с меньшим количеством детей. Придя в дом со сложившимися отношениями, она не нашла для себя ниши. Для Иры, может быть, самое оптимальное – еще сестренка, и больше никого. Семья не обязана всегда принимать новых членов и расти. Когда всех много, можно проглядеть потребности конкретного ребенка, не заметить его проблемы, как в этом случае. Этот ребенок достаточно сформированный, взрослый. Она смогла объяснить. А если маленький?

В ходе работы с замещающими семьями мы видим, что успешные родители обладают схожими качествами: они эмоциональны, демократичны. Больше доверяют детям, терпимы, гибки, готовы прощать ошибки, идут навстречу другим. И эти семьи, как правило, имеют запас прочности. Да, происходят конфликты, происходят потрясения. Большую их часть могут решать сами; если не получается, обращаются за помощью к специалистам. И всегда готовы меняться. Здесь же, предполагаю, члены семьи застряли в своем убеждении, что только они правы. К доказыванию правоты мамы подключились  уже и старшие дети.

Меня напрягло и то, что в доме Галины С. обсуждают кровных родственников (матерей), что они все плохие. Наша задача – не говорить ребенку, чем тот обязан принявшей его семье, не стыдить и не взывать к его совести. И не ждать благодарности. А своим теплом, внутренним отношением, доверием пробудить лучшие чувства. И не манипулировать ни в коем случае детьми.

Теорий воспитания много, нельзя всех мерить одним аршином. Я не исключаю, что через какое-то время возможно помещение новых детей в семью Галины С., раз у нее есть такое желание. Люди разные. Такие напористые, как она, обществу тоже нужны.

Я в целом против возврата детей. Однако в данном случае хорошо, что именно так все и разрешилось. Что опека быстро среагировала, что нашлась женщина, готовая принять подростка к себе. Хорошо, что в новом доме ребенку стало комфортно, тепло, что девочку там теперь понимают, что с ней считаются. Ни в коем случае нельзя считать ее неблагодарной, а тем более предательницей. Возможно, когда-то она еще придет в гости к тем, кто ее вывел из детского дома в домашнюю обстановку. Но для этого нужно время, прощение и великодушие.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *