С миной – под танк

Подвиг служебных собак на войне ныне почти забыт…

Во время проведения военных реконструкций, празднований Дня Победы мы уже привыкли к обилию людей в военной форме времен Великой Отечественной, охолощенному оружию, технике. Но вот попавшаяся на глаза овчарка с закрепленной на ней непонятной сумкой, послушно выполняющая команды хозяина, у многих вызывает удивление. Тут же сыплются вопросы: такие были на войне? Много? Что же они там делали?

«Джульбарс» – память о пограничниках

– Были и делали многое, о чем, к сожалению, в нашей военной историографии практически ничего не сказано, – поясняет хозяин овчарки заместитель руководителя томского военно-исторического объединения «Крепость» Андрей Осипов. – Собаки тоже внесли свой вклад в нашу победу. Я занимаюсь военной темой не один год. Участвовал во многих мероприятиях нашего объединения. Но службой собак в Красной армии в годы Великой Отечественной увлекся сравнительно недавно. До определенного момента так же, как и большинство людей, слабо представлял, что собаки на вой­не тоже воевали. Слышал что-то о собаках-подрывниках, к которым прикрепляли мины, хорошо показавших себя во время Сталинградской битвы, санитарных псах. Но это были лишь обрывки каких-то разрозненных сведений. А в 2020 году на экраны вышел российский сериал «Джульбарс», где описывается реальная история 500 наших пограничников, вместе со 150 служебными собаками давших отпор немцам в первые месяцы войны. Это подстегнуло меня. К тому же в моей жизни появился этот чудесный пес Миша, помесь немецкой и бельгийской овчарок, и я решил заняться темой серьезно. Начал искать соответствующую литературу, фотографии. Сшил специальную сумку подрывника для пса, и мы стали участвовать в военных реконструкциях.

По словам Андрея, знакомящего нас со своим послушным четвероногим питомцем, с удовольствием примеривающим для съемки необычный «жилет», тема интересная и практически неизученная.

Начало военному собаководству в РККА положено в 1924 году, когда приказом Реввоенсовета республики № 1089 были утверждены опытные питомники-школы в воинских частях. Создавались они «в целях проведения разведки, связи, сторожевой, санитарной службы». Затем возник знаменитый племенной питомник «Красная звезда», переименованный в дальнейшем в Центральную школу военных и спортивных собак, потом ставший Центральной военно-технической школой дрессировщиков Красной армии, в которой обучали животных. На что же их натаскивали в первую очередь?

Четвероногие камикадзе

– В начале 1930-х годов в нашем военном руководстве активно витала идея использовать собак в качестве живых мин. На полигонах велись активные эксперименты. Тогда же и возник специальный термин СИТ – собака – истребитель танков, – поясняет Осипов.

Мысль использовать для подрыва стальных махин натасканных на это животных, которую поначалу всерьез никто не воспринимал, была хоть и негуманной, но с военной точки зрения, как потом выяснилось, весьма удачной. Ведь в этом случае экономился личный состав и дорогостоящая противотанковая техника. А затраты на обучение, дрессировку собак были сравнительно небольшими. Да и уничтожить животное небольших размеров противнику на поле боя сложнее.

Технология использования служебных собак для подрыва бронированного объекта была незамысловата. К животным в специальных вьюках крепилась взрывчатка, с которой был соединен торчащий штырь с чувствительным элементом. При касании им брони происходил взрыв. Во время экспериментов, кстати, использовались и мины замедленного действия. Задача натренированного животного заключалась в том, чтобы как можно быстрее заскочить под относительно слабо бронированное днище танка. Что касается дрессировки, то обучение сводилось к использованию рефлекса поиска пищи. Вот как об этом пишет военный историк Владимир Швабский в своей книге «Собака на воинской службе»: «В учебном центре миски с пищей размещались под стоящими макетами танков. Голодных собак выпускали из вольеров, и, привлеченные запахом горячей пищи, собаки бросались к танкам и залезали под них, где и кормились. Достаточно быстро собаки усваивали, что еду можно найти только под танком. Через некоторое время собак учили приему пищи, не обращая внимания на работающий двигатель танков, имитацию стрельбы и взрывов.

– Я, как хозяин любимой овчарки, могу представить, что чувствовали в момент взрыва инструкторы, или, как их называли, вожатые, которые натаскивали собак, прикипали к ним душой, жили рядом с ними, – вздыхает Андрей Осипов. – Но не будем забывать, что война есть война. И подобной сентиментальности на ней не было места.

В итоге довоенные эксперименты с собаками-противотанкистами признали удачными, и в 1935 году они стали полноправными военнослужащими РККА. Их включили в состав различных подразделений армии.

И в разведке тоже!

Примечательно, что дрессировали собак и для использования в диверсионной деятельности. Ведь превращать в утиль нужно было не только танки, но и, например, железнодорожные составы. Кстати, об использовании животных в боевых действиях. Если про лошадей и собак на вой­не какую-то информацию еще можно найти, то мало кто знает, что еще в 1929 году в РККА была введена голубиная связь, применявшаяся и в годы Великой Оте­чественной. Создавались даже специальные голубестанции. Так что, получается, воевали и ­пернатые…

Основной период использования служебных собак в РККА пришелся на Великую Отечественную. Хотя до этого они приняли участие финской войне, событиях на Халхин-Голе.

Как отмечает Андрей, очень продуктивно служебные собаки проявили себя в боях за Сталинград в 1942–1943 годах. Наибольшее количество уничтоженных немецких бронированных машин собаками-подрывниками приходится на это время. Кстати, в 2017 году в Беларуси был снят художественный фильм «Рыжий пес», повествующий об участии в Великой Отечественной войне дрессированных собак в качестве живых мин. Правда, в России этот фильм в прокате не шел.

Но было бы неверным считать, что служебные собаки применялись только для подрыва техники. Четвероногие питомцы служили связными, носили на себе письменные донесения. Несли караульную службу. Являлись ездовыми собаками. То есть использовались для эвакуации тяжелораненых и подвоза боеприпасов, грузов, почты, медикаментов. Для этого по несколько животных впрягали в специальные упряжки, тележки, нарты. Например, за годы войны собаки ездово-санитарной службы вынесли на себе с поля боя более 700 тыс. тяжело раненных бойцов и командиров.

Использовались служебные собаки и в разведке. Не редки были случаи, когда собаководы-разведчики со своими четвероногими питомцами следовали впереди разведгрупп, оповещая их о засадах. Один из начальников дивизионной разведки – майор Шарлапов – в книге Швабского отмечает: «Работа этих собак всегда совмещается с работой групп нашей разведки и является неотъемлемой ее частью. Выполняя боевые задачи в тылу у противника, собаки-разведчики определяли места огневых точек и особенно успешно помогали захвату языков. ­Разведслужба собак не один десяток раз спасала жизнь нашим разведчикам от внезапного нападения противника. Своевременное опознавание врага давало возможность нашим разведчикам точно знать места расположения огневых точек и находить свободные проходы в тыл его обороне».

Белые пятна

Ну и конечно, собак активно привлекали к разминированию. Эта практика получила распространение лишь в конце 1942 года. Почему так поздно? В период наступления немецкие войска минами, находящимися в земле, пользовались относительно мало. Соответственно, и необходимости их обезвреживания особой не было. Когда же РККА начала теснить фашистов, то минировать местность враг стал гораздо больше. Кстати, мало кто знает, что собаки-миноискатели, как их частенько называли на фронте, в составе военно-инженерных частей сыграли большую роль в разминировании в 1944 году знаменитого Пушкинского заповедника.

«Особое чутье позволяло находить взрывчатые предметы и оповещать своего вожатого о находке, – пишет в своем исследовании Швабский. – Эта трудная работа была построена на поиске безразличного для собаки запаха».

Так что наши четвероногие питомцы тоже внесли свой весомый вклад в общую Победу. Но этот их подвиг незаслуженно забыт. Хотя в знаменитом Параде Победы, который прошел 24 июня 1945 года, принимали участие и сотрудники той самой Центральной военно-технической школы дрессировщиков, что говорит о многом. К сожалению, хоть какие-то цифры относительно количества использованных на службе, а также погибших четвероногих питомцев никто назвать не может. Мелькают лишь три разные отметки количества сформированных подразделений с участием служебных собак: 168, 231, 197. И все. Такое разночтение неудивительно. Если историки до сих пор ожесточенно спорят о количестве погибших солдат и офицеров РККА, то что уж говорить о животных. Будем надеяться, этой темой еще займутся специалисты.

– Я пытался узнать, был ли наш регион как-то связан с этой темой в годы войны, – резюмирует Андрей, – ведь во всех городах тогда под эгидой Осоавиахима существовали клубы собаководства, которые поставляли собак на фронт, но, к сожалению, пока никакой информации на этот счет не нашел.

…Наше знакомство с Мишей, названным так потому, что в детстве очень напоминал медвежонка, закончено. Прощаемся и с Андреем. С фотографом «ТН» символически жмем на прощание лапу смышленому псу. Смотрим в его умные глаза и, не сговариваясь, задаем друг другу один и тот же вопрос: «Ну как такого под танк?» Лучше уж самому… ей-богу.

Автор: Андрей Суров
Фото: Евгений Тамбовцев
и из военных архивов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.