С оленем в кармане

Каждая поездка владелицы раритета начинается с прикручивания к капоту фигурки-маскота

Я бы мог начать этот материал по стандартной схеме, использованной не раз. Ведь за двадцать журналистских лет с кем только из владельцев авто- и мотораритетов не пришлось пообщаться. Мол, жила-была девушка, с детства мечтавшая о большой и красивой четырехколесной красавице «Волге» ГАЗ-21. И вот, повзрослев, она наконец получила возможность владеть ею. И подпустить при этом слезу умиления. Но это слишком скучно для меня. Может, вначале поразмышлять на тему, зачем вообще людям подобная техника?

Хочу машинку…

Удивительно, но большинство из тех владельцев олдтаймеров, кого я успел узнать за долгие годы, внятно ответить на этот вопрос так и не смогли. Один из моих друзей, имеющий, пожалуй, одну из лучших в городе двадцать первую, вложивший в ее реставрацию серьезные деньги, много сил, уйму времени и выезжающий на ней в лучшем случае раз в году, да и то на мойку, говорил про живое напоминание о лучших годах, связанных с «Волгами». И о нестерпимом желании во что бы то ни стало обладать таким авто. Именно обладать! Полировать, смазывать и, образно говоря, любоваться в лучах заката. Но про эксплуатацию при этом и разговора не шло.

Запомнился и другой любитель старинной техники со «спички», скупивший множество старинных «Волг», «Побед», «москвичей», «запорожцев», большинство из которых умерли (сгнили), стоя под открытым небом, так и не дождавшись своего часа реставрации. Зачем, спрашивается, было заморачиваться?

Я и сам, каюсь, поддался обаянию двухколесного ретро, отреставрировав 638-ю «Яву» «в ноль» и разочаровавшись в ней, худшей, как оказалось, из всех моделей легендарных «Яв», поставлявшихся на наш рынок. А ведь это тоже была мечта детства, точнее, отрочества. Один звук ее выхлопа сводил нас, шестнадцатилетних, в конце 80-х с ума. А задранные глушители? А ярко-красный цвет? Так что вопрос о пользе владения раритетами остается открытым. Скорее, это действительно где-то из области психологии, чувств, где-то – затаенных детских желаний, на уровне «хочу – не хочу». Но никак не холодной логики.

Всем знакома картинка: плачет мальчик в магазине: «Хочу машинку!» На тебе, сынок, машинку, 75-сильную, полуторатонную, воняющую бензином, только не плачь! Но это если плачет мальчик. А если такую машинку хочет девочка? Из какого теста владелица той самой синей двадцать первой Елена Попова, заинтриговавшая меня интересной историей про волговского оленя, рассказ о котором впереди?

Шприцевать и еще раз шприцевать!

– Да, я не буду оригинальна, действительно, в детстве у моего дяди была такая «Волга», – рассказывает томичка, – я много ездила на ней пассажиром. Потом дядя продал «Волгу», и она ушла из моей жизни. Но желание владеть такой машиной осталось. Причем именно двадцать первой «Волгой». И вот четыре года назад друг, зная о моей детской мечте, поведал, что нашел в соседнем Северске хороший экземпляр 1963 года. Продавался он сравнительно недорого – за 100 тысяч. Притом что хоть и был перекрашен, но весь в оригинале. Почти без ржавчины. Мы съездили, посмотрели эту «Волгу»-красавицу, и я ее купила за 80 тысяч, о чем ни капельки не жалею. Тем более что хозяин двадцатку скинул. Хотя все вышло как-то случайно. К тому же у меня был юбилей, и этот подарок пришелся как нельзя кстати. Вообще, для меня это машина выходного дня, дарящая хорошее настроение. А может, и не только выходного. Скоро нужно отдавать рабочую машину в ремонт, буду на этой ездить на работу. Пусть все завидуют.

По словам владелицы «Волги», отбоя от желающих познакомиться, сфотографироваться с ней и машинкой нет.

Елена вспоминает, что привыкать к управлению здоровым дорожным дредноутом пришлось не один день. Значительные габариты, переключение передач на руле, отсутствие всевозможных усилителей – все это только подстегивало упрямую девушку.

– Я уже 12 лет работаю в такси, – поясняет томичка, – так что много на чем ездила, даже на здоровенном пикапе «Ниссан-Навара». Поэтому меня эти трудности не пугают. Но теперь представляю, как буквально наматывались на баранку таксисты за смену в те далекие годы.

– Ну а как же обслуживать такую машину? – задаю я автоледи традиционный вопрос. Ведь гаража и необходимого инструмента у нее нет. А современные автосервисы не особо хотят связываться с раритетами.

– Первое время меня выручал тот самый товарищ, владеющий автосервисом, – поясняет она, – но потом обстоятельства изменились, и я нашла другого человека – механика, тоже большого любителя ретро, причем как авто-, так и мото-. Его зовут Андрей Згибнев. Это единственный томич, гоняющий по городу на легендарном ПСе – «Иж-Планета-Спорт». Многие, кто в теме, его знают. Хочу сказать ему большое спасибо. Он не только возится с моей красавицей, но и меня приобщает к раритетному железу. Объясняет старинные технологии, вовлекает в процесс ремонта и обслуживания. И это, поверьте, весьма интересно. Например, недавно я узнала, что, оказывается, прошприцевать подвеску «Волги» и не испачкаться с ног до головы – большое искусство.

«Победа» не по душе

Кстати, Елена сторонница максимальной аутентичности автораритетов. Она не признает никаких литых дисков, широченной резины, заниженной подвески, краски металлик, чем часто грешит молодежь, калечащая «стариков». Ну а то, что управлять тяжеленной «баржой» с барабанными тормозами не так-то просто, признает за должное.

Елену Попову часто спрашивают, почему ее привлекает именно «Волга», а не «Победа», например? Тоже ведь раритет! К тому же более древний, а значит, ценный.

– Пусть не обижаются на меня реставраторы, выскажу лишь мое мнение. «Победа» какая-то несуразная, горбатая. Обзора назад никакого, – отвечает томичка. – В общем, сердце не трогает. А двадцать первая – красавица. Просторная, я бы даже сказала, не по-советски роскошная машина. Почти «американка» с мягким ходом и легендарным раскладывающимся диваном. И непременно с оленем на капоте.

Предвидя мое замечание о том, что фигурку оленя на заводе на последнюю, так называемую третью, серию двадцать первых (а у Елены как раз именно такая) уже не ставили, ее владелица, нежно потирая хромированного маскота, отвечает:

– Конечно, я это знаю. Но вот хочу, и все. Без оленя «Волга» не «Волга»! – и тут же задает встречный вопрос: – Вы фильм Гайдая «Кавказская пленница» помните? Так вот там Евгений Моргунов во время стоянки откручивал и снимал такого приколхоженного оленя с капота трофейного «Адлера». Видимо, чтобы не украли, ведь раньше такие фигурки зубров, медведей, оленей, чаек были свое­образным фетишем для пацанов. Вот и я поступаю примерно так же. Каждая моя поездка на «Волге» начинается с одного и того же обряда. Открываю капот и изнутри прикручиваю барашками принесенного из дома оленя. А после поездки, когда ставлю машину на ночь на улице, я его снимаю и уношу домой. Можете снять с моей «Волги» хромированные колпаки, дворники, антенну, что угодно. Но оленя не получите! Я его, кстати, купила всего за 4,5 тысячи в Новосибирске. Это советский оригинал. Большая удача.

Спецы знают, что фигурок оленей несколько разновидностей, да и производителей тоже, вплоть до китайцев. И стоят они больших денег. Как, кстати, и многие запчасти, которые давно не выпускают. Но пока четырехколесная красавица Елену не подводит и особых трат не требует. Единственное, что пришлось недавно сделать, – отдать в химчистку передний диван, поменять выхлопную трубу и заменить решетку радиатора. Хотя томичка понимает, что лафа вечной не будет. Но сама ковыряться в железе все равно не хочет.

Более 30 автораритетов участвовали 1 мая 2022 года в томской ретровыставке.

Дикость поражает

Ну и напоследок спрашиваю мнение Елены по поводу возрождения ретроавто- и ретромото­движения в нашем городе.

– Дело, конечно, хорошее, – отмечает она, – ведь это наша история, хорошее настроение. В Томске раньше часто проходили ретропарады. Но потом по объективным причинам все утихло – пандемия наследила. Но сейчас все возвращается на круги своя. Вот 1 мая после длительного перерыва прошли ретровыставка и пробег, в которых я, к сожалению, на «Волге» не участвовала. Но первый блин, как мне кажется, вышел немного комом. Не было сопровождения сотрудниками ГИБДД, поэтому растянувшуюся колонну то и дело подрезали автомобилисты. Но особенно много замечаний у меня к парковке у СФТИ, где стояли раритеты. Никаких ограждений. Огромная толпа людей, спешащая сделать селфи на фоне старинных машин. Поразила невоспитанность детей и их родителей, пытающихся залезть внутрь машин. А ведь у многих там натуральные ковры. В советские времена, которые я еще хорошо помню, никогда такого не было – общий уровень воспитания был в разы выше. Всегда спрашивали разрешения. А сейчас народом овладела какая-то безудержная наглость и наплевательское отношение к окружающим. Меня это коробит. Многим владельцам раритетов не оставалось ничего, как закрыться в машинах и не реагировать на поведение окружающих. Но, думаю, ситуация поправима. Просто нужна продуманная организация. Что касается меня, то я пока в раритетной теме человек относительно новый. Знаю не так много коллег по «старым колесам», но надеюсь это наверстать. Скоро состоится «Ночь музеев», во время которой в центре города соберутся раритетчики. Я тоже хочу там поучаствовать со своей красавицей, уверена – найду там множество друзей и единомышленников.

Автор: Андрей Суров
Фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.