Сапёр Никифоров ошибался не раз, но остался живой

сапёр-Никифоров

На фразу «сапер ошибается один раз» томич Александр Никифоров реагирует с улыбкой. Выполняя интернациональный долг в Республике Афганистан, он за два года трижды подрывался на минах, но волею судеб остался жив, при этом обезвредил несколько десятков взрывных устройств.

В канун 25-летнего юбилея вывода советских войск из Афганистана он вновь вспоминает войну.

До армии о том, что происходило в Афганистане, Александр Никифоров слышал мало – скудные новости о быте, о помощи братскому народу, о политической обстановке и почти ни слова о самой войне. Но утаить информацию о боевых действиях полностью советское правительство не могло. Уже в начале 1980-х из Афгана стали приходить первые дембеля – воины-интернационалисты, рассказы которых сильно отличались от официальной версии. А когда в родное село Сафроновка Кожевниковского района привезли первый «груз-200» из Афганистана, сразу стало понятно, что события, происходящие в далекой стране, на самом деле где-то близко.

Когда начался воинский призыв, Александр Никифоров и сотни его сверстников с гордостью пополнили ряды Советской армии. На сборном пункте Александр познакомился со своим будущим другом, с которым в дальнейшем прошел множество испытаний, Володькой Вой-

тикуновым из Киреевска. Парни имели хорошую физическую подготовку, а также разряды по стрельбе и прыжкам. Поэтому военком не сомневался, куда направить их служить, – в ВДВ.

Учились воевать на ходу

– В учебном пункте Ферганы (там же, где проходили учебу герои фильма «9-я рота». – Прим. ред.) командир сказал: «Будете саперами». Здесь уже никто не спрашивал, хотим этого или нет. После трех месяцев боевой подготовки и изучения минно-подрывного дела нас отправили в часть постоянной дислокации – провинцию Логар, она находится в 60 километрах от Кабула. На протяжении всего пути мы видели целые горы сожженной советской техники. А это был всего лишь 1983 год…

Дорога между городами имела важное стратегическое значение, поэтому моджахеды ее постоянно минировали и обстреливали. На этой дороге новобранцы быстро набили руку в саперном деле. Старослужащие не сразу подпустили их к минам, сначала был приказ просто наблюдать за работой опытных саперов. Но горячая сибирская кровь, подкрепленная афганской жарой, толкала наших земляков к действиям. Во время одного из первых боевых выходов Александр, сопровождая колонну, разминировал пять мин разной мощности, за что получил первую боевую награду – медаль «За боевые заслуги».

– После награждения меня начали брать на все ответственные боевые выходы, в караул и наряды я уже не ходил, – рассказывает Никифоров. – Провинция находилась недалеко от границы с Пакистаном, откуда шла мощная поддержка моджахедам. Пересечь границу незаметно можно было только по горам, чем душманы и их союзники иногда успешно пользовались. После четырех лет войны основные горные тропы мы уже примерно знали, и когда границу с Пакистаном пересекал очередной караван, разведка тут же об этом докладывала. В одном из походов я получил свое первое ранение – меня посекло осколками от снаряда. Слава Богу, больше никто не пострадал. Недолго отлежавшись в санчасти, я вернулся в строй.

Не то, что ожидалось

В 1979 году Советским Союзом по неоднократным просьбам правительства Афганистана было принято решение ввести ограниченный контингент советских войск в дружественную нам республику. Однако применения оружия и вступления в военные действия не предполагалось. На самом деле все оказалось совсем не так. Наших соотечественников ждала самая настоящая военная обстановка, жестокие вылазки боевиков, обстрелы, диверсии, осложняла все горная местность Афганистана. Постигать тонкости войны пришлось на ходу.

– Орудия нашей бронетехники не позволяли стрелять практически вертикально по вершинам гор, откуда любили нападать душманы. Тут-то на помощь пришли зенитные установки

ЗУ-23, самоходные «Шилки» и, конечно же, солдатская смекалка, – вспоминает Александр Никифоров. – Чего только не встречалось на горных дорогах в то время. На башни бронетранспортеров солдаты приваривали станковые пулеметы и гранатометы, даже скорострельный миномет «Василек» и тот умудрялись устанавливать на БМП или БТР. На зенитные установки прикручивали прибор ночного видения, для того чтобы метким прицельным огнем «радовать» душманов и в темное время суток.

 Подорвался вместе с другом

Время шло, и вчерашние новобранцы Войтикунов и Никифоров уже сами обучали солдат, сопровождали колонны, расчищали дороги от мин, брали караваны. Их боялись душманы, с 19-летними парнями советовались офицеры.

– При планировании крупных операций командиры нас приглашали в штаб на совещание и советовались. Учитывались все мнения. Что бы ни говорили потом, но офицеры всеми способами старались сократить потери, тем более что они и так были большими. В моем саперном взводе мы потеряли половину товарищей.

Дорогу от Хайратона до Кабула Александр знал наизусть и издалека уже видел мины, даже мог определить тип устройства, можно ли его извлекать или лучше взорвать на месте.

28 июля, сопровождая колонну с очередного задания, друзья-саперы увидели впереди препятствие, подобрались поближе, и тут прогремел взрыв. Это был радиоуправляемый фугас. Взрывной волной Александра отбросило от бэтээра, а осколками ему перебило ноги. «Что с Володькой?» – спросил Никифоров, как только очнулся в госпитале. «Он погиб», – ответил ему врач. Так не стало лучшего друга. Хоронили героя-афганца Владимира Войтикунова всем Шегарским районом. За мужество и отвагу при исполнении воинского долга обоих десантников наградили орденом Красной Звезды.

 И вечный бой…

В госпитале военные врачи спасли саперу обе ноги. Командование предложило ему остаться служить в Союзе, но оставить своих боевых товарищей десантник Никифоров не мог. К тому же многие установленные им мины, обезвредить которые мог только он сам, еще стояли на боевом взводе.

Незадолго до демобилизации, обезвреживая очередную мину, Александр получил третье ранение. От лечения в госпитале он отказался и, немного поправившись, снова отправился на боевые выходы. Почти за два года службы в Афганистане наш земляк обезвредил около 50 различных мин, за что был удостоен третьей боевой награды – медали «За отвагу». Рассказывая о той войне, он никогда не произносит слово «повезло», только ответственная, кропотливая работа и – главное – желание жить и сохранить жизни своим боевым братьям.

Родная страна не ждала с распростертыми объятиями своих сыновей, проливавших кровь на чужой земле Афганистана. Вернувшиеся с необъявленной войны двадцатилетние пацаны-герои с наградами на груди вызывали недоумение у прохожих. Пройдя тяжелые испытания, они сильно отличались от своих сверстников, хотя внешне выглядели на удивление юными.

– Мне даже алкоголь и табак только по паспорту продавали, – вспоминает Александр Никифоров. – Конечно же, было тяжело первое время, в Афгане я всегда и везде был впереди, мои знания и умения ценились, но на гражданке другая жизнь, в которой ценятся образование и связи.

Афганец Александр Никифоров и в мирной жизни рвался в бой, поэтому почти сразу после возвращения на родину устроился в авиалесоохрану, где 15 лет боролся с лесными пожарами. Бывало, что оставался один на один с огнем в глубокой тайге, но всегда выходил победителем. Друзья Саши в своем кругу зовут его Сапером, и только они знают, как грустнеют его глаза, когда он слышит знакомые аккорды песни «Афганистан болит в моей душе».

афган_01 афган_02 афган_03

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.