Семнадцатый пошел…

Как на выбор профессии влияет любовь к корням и родному городу

Дарью Силову, выпускницу СибГМУ, педиатра, можно поздравить – на днях ей вручен красный диплом об окончании вуза. Это не первый красный диплом в семье ее родственников. Она врач в пятом поколении. Что значит расти и воспитываться в таком окружении, кто повлиял на выбор профессии, как в обществе относятся к медикам и является ли Томск тем городом, где можно реализовать себя, – об этом разговор с Дарьей.

Кто напророчил профессию

– Дарья, почему врач?

– Ответ лежит на поверхности. С детства я бегала к маме на работу, видела, как она общается с пациентами, проводит медицинские процедуры, как пациенты, которым помогло ее лечение, возвращаются с благодарностями. Мне это было интересно. Ну а моя бабушка – Благовещенская Людмила Кесаревна, акушер-гинеколог, – особая песня. Бабушка защитила кандидатскую диссертацию по теме бесплодия, многие дети по всей стране родились с ее помощью. И сейчас она продолжает давать советы, хотя давно на пенсии, ее бывшие пациенты до сих пор звонят ей даже из других городов! А недавно мама рассказала такой случай. Она возвращалась домой (мы живем в одном доме), а навстречу молодой человек: «Не подскажете, в каком подъезде живет доктор Благовещенская?» – «Подскажу, это моя мама». – «Ей посылка». Ее поздравляют с праздниками, с днем рождения. А еще она блестящий преподаватель и вела когда-то занятия на кафедре, где я потом училась. Подругам я с гордостью говорила, что моя бабушка вела пары и принимала экзамены на моем факультете. Также она музыкально одаренный человек – играет на пианино, прекрасно поет, читает стихи, знает наизусть «Мцыри» – Лермонтов ее любимый поэт.

Дедушку, Николая Евгеньевича, я не помню – его не стало по случайности, до моего рождения, но зато его помнят в СибГМУ, где он работал в клиниках анестезио­логом-реаниматором. Его мать, Силова Людмила Ивановна, моя прабабушка, была врачом-педиатром, защитила кандидатскую диссертацию по полиомиелиту, работала на кафедре и с больными детьми в санатории «Белокуриха».

Мой прадедушка – Силов Евгений Николаевич – не врач, но его хорошо знают выпускники ТУСУРа и не только. Он легендарная личность, прославился тем, что, организовав связь с Большой землей, помог в спасении челюскинцев, за что был награжден правительственной наградой. Затем участвовал в создании новой кафедры в ТИАСУРе, которая носит его имя и где размещена посвященная ему мемориальная доска. Он участвовал в Великой Отечественной войне, был командиром батареи, политруком роты, выдающимся радистом. Я ношу его фамилию и очень им горжусь.

А врачебная родословная уходит вглубь. Основатель династии Федор Иванович Благовещенский был доверенным врачом при правительстве Казахстана в Акмолинске. У него было три сына с интересными именами – Георгий, Кесарь и Сократ. Кесарь – мой прадед, стал главным врачом детской туберкулезной больницы в Тимирязевском, которую он строил своими руками, был ее основателем, много оперировал – он первый за Уралом делал операции на легких, был заслуженным врачом РФ, он похоронен на территории этой больницы. Его дети стали врачами, так и пошло, всего в роду 17 докторов. Скоро уже станет 18, потому что мой жених тоже в этом году окончил СибГМУ и стал врачом.

– А почему СибГМУ, хотя, окончив школу с медалью, вы могли выбрать любой медицинский вуз страны?

– Зачем, если у нас свой отличный медицинский вуз, лучший за Уралом? Здесь дают качественное образование, которое я хочу продолжить в ординатуре. У меня есть четкий план – углубить и расширить мое образование. Прежде всего как врача-дерматолога, хочу работать с детьми, подростками, молодыми людьми, углубиться в лечение акне (высыпаний) на лице, которые существенно нарушают качество жизни пациентов. Для этого мне нужно окончить ординатуру, затем пройду первичную специализацию, аспирантуру и в будущем, возможно, ординатуру по хирургии, мне она тоже интересна.

Куда деваются специалисты?

– В Томской области не хватает 264 докторов. Куда выпускники СибГМУ улетучиваются? Оканчивают отличный вуз, а до первичного звена не доходят.

– Многие поступают из других городов, туда и возвращаются. Есть одна проблема, она касается целевых мест. Сейчас почти нет платных и бюджетных (нецелевых) мест в ординатуру, в прошлом году платных на многих специальностях вообще не было, в этом их крайне мало. В этом году из моего вуза выпустились примерно 600 врачей (педиатрический и лечебный факультеты), на специальность, куда я хочу поступить, всего три целевых бюджетных места и три платных, это очень мало. Такая же ситуация и с другими направлениями, поэтому врачам проще уехать в другие города, где мест в ординатуру больше, больше возможностей, и желающие продолжить свое образование уезжают туда, где потом ищут подходящее место работы.

Потом не забывайте о нагрузке врача и материальном обеспечении. Не секрет, что труд врача, особенно первичного звена, малооплачиваем. У педиатра, к примеру, на участке 800 детей, если кто-то из коллег заболел, ему добавляют еще один участок. К тому же к ребенку, как правило, вызывают врача на дом. А как территориально разбросаны участки, известно… Поэтому врачам интересней уйти в узкую специализацию, чем работать в первичном звене. Если бы труд врача оплачивался достойно, тогда бы и специалисты работали с большей отдачей и не уходили бы со своих мест.

Что хорошо, а что плохо

– Как вы относитесь к проектам «Земский доктор» и «Земский фельдшер»?

– Хорошо отношусь. Но я бы не поехала. Тут у каждого своя мотивация. Кого-то привлекают деньги, которые необходимы, чтобы решить свои острые проблемы, кого-то – возможность получить жилье, поработать самостоятельно. У меня скоро свадьба, уехать на пять лет – значит нарушить свои планы. За это время можно окончить две ординатуры и выбрать ту работу, к которой лежит душа.

– А ваше отношение к распределению молодых специалистов? О необходимости возвращения к такой практике говорят все больше, хотя на законодательном уровне этот вопрос не решен.

– Отношусь негативно. Я училась все шесть лет бесплатно, на бюджетном месте, считаю, что хорошей учебой отработала его и теперь вправе сама выбирать, где мне работать. Да, практика в отрыве от больших медучреждений, в какой-либо глубинке дает богатый опыт. Мне, кстати, рассказывали о том, как приобретала его моя бабушка, которая с моим дедушкой после окончания института были направлены в небольшой поселок на севере. Там им приходилось проводить операции не только по профилю, а за неимением возможности быстро проконсультироваться у кого-то, оперировать по учебнику. Они стали отличными, высоко­квалифицированными специалистами. Но сейчас другое время. Навязывание иных условий – это ограничение моих прав. У каждого должна быть возможность выбора. Другое дело, что и предложений должно быть много. Молодого специалиста надо заинтересовывать.

– Бытует мнение, что в последнее время снизилось качество знаний абитуриентов и, соответственно, качество знаний выпускников. Так ли это?

– Не согласна. Конечно, ЕГЭ сыграло свою в чем-то ограничительную роль. Готовиться к экзаменам только для того, чтобы ответить на тест… это не способствует развитию интеллектуальных способностей. Но есть масса других возможностей для развития – участие в олимпиадах, конкурсах, кружках, где можно проявить себя, и я этим пользовалась. Поэтому при поступлении оказалась третьей в списке, меня даже не волновал конкурс. И училась я самостоятельно, вкладывая много труда, несмотря на то что кому-то может показаться, что при такой родословной мне успех был обес­печен. Но я никогда не кичилась этим, и у меня за все шесть лет было всего четыре четверки! А знаете, как трудно было сдать госэкзамен на пять! Без отличной оценки я бы красный диплом не получила. Но тут работали внутренние критерии. В семье три человека с красными дипломами, в том числе и моя бабушка. Ну как отстать?

И ведь не я одна такая старательная. В нашем потоке в этом году 35 красных дипломов! Говорят, никогда такого не было. Я была старостой в группе, находилась в тесном контакте с ребятами и видела, как они пахали. Ни один не был отчислен. Разве это плохие выпускники?

Анатомка сближает

– Наверное, при такой загруженности вся студенческая жизнь и развлечения прошли мимо?

– Я, конечно, домашний ребенок, не жила в общежитии. Но, насколько я знаю, и у общежитских много времени на развлечения не было. Обучение в медицинском вузе специфическое – практически все время ты занят либо на лекциях, либо на парах, либо в секционном зале. Особенно трудно первые три курса. И вот, как ни странно, наиболее тесное общение происходит именно в анатомке. Там всегда много студентов. Кроме посещения обязательных занятий, кто-то хочет позаниматься дополнительно, кто-то приходит из личного интереса. Зал постепенно заполняется. И вот тут – и общение, и обмен мнениями, и повод подружиться. Эти связи – надолго. А дни рождения и праздники никто не отменял. Студенческие годы незабываемые.

– Как вам Томск?

– Я люблю свой Томск! За обилие студентов, за хорошее образование. Здесь отличные университеты, прекрасные преподаватели, умные, добрые люди. Сейчас вот лето, студенты разъехались, и как-то стало уныло. Но скоро хлынет толпа абитуриентов, будет, как всегда, шумно, весело. Зачем уезжать куда-то, если можно здесь найти себе достойное применение?

Автор: Нина Губская
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.