Сенсационное заявление Владимира Короткевича не повлияло на решение суда

Вчера, проходя под конвоем в зал суда, экс-глава СХК надеялся на лучшее. Сегодня Короткевич вновь в камере СИЗО, которую делит с мужчиной, обвиняемым в транспортировке наркотиков.

19 февраля в Ленинском районном суде состоялось два процесса по «делу СХК». Суд определялся с дальнейшей мерой пресечения для обвиняемых – экс-главы комбината Владимира Короткевича и его зама Юрия Кунгурова. Решения не в пользу арестованных: до 22 апреля оба останутся в СИЗО.

 Суть претензий не изменилась: бывший руководитель СХК Владимир Короткевич и два его заместителя, Юрий Кунгуров и Леонид Романенко, обвиняются в коммерческом подкупе. Следствие и сторона гособвинения продемонстрировали единодушие: не увидели оснований для изменения меры пресечения.

— Есть сведения, согласно которым Короткевич через родственников пытается добиться поддержки у руководства ТВЭЛ в вопросе изменения для него меры пресечения. Помимо этого, по информации представителя ведомства, ФСБ проводит мероприятия по защите свидетелей, так как у тех есть опасения, что Короткевич попытается повлиять на их показания, — настаивал следователь Михаил Волобуев.

— Идет уже седьмой процесс подряд, то по законности ареста, то по мере пресечения, и каждый раз слышу одни и те же доводы. У меня нет намерений скрываться и оказывать давление. Прошу суд изменить меру пресечения на домашний арест, — без особой надежды обратился к судье Владимир Короткевич.

В процессе Короткевич сделал неожиданное заявление — он готов рассказать, по чьей настоятельной просьбе и для решения каких политических целей им привлекались денежные средства. Судья прервал обвиняемого: «Этот вопрос сегодня не рассматривается!».

 В итоге суд прислушался к стороне обвинения: экс-глава СХК еще два месяца проведет в СИЗО. (Кстати, близких и журналистов на оглашение решения в зал почему-то не пригласили). Уже после процесса адвокат Короткевича, Константин Филиппов, высказал свою точку зрения:

— Считая нужным оставить моего подзащитного в СИЗО, следователь ссылался на надуманные основания. Как можно оказывать воздействие на работников предприятия, находясь под домашним арестом? В конце концов, если обвиняемый допустит нарушение, снова переведите его в СИЗО.

Здесь другое намерение: как можно дольше продержать человека в условиях изоляции. На мой взгляд, если органы предварительного следствия реально оценивают ситуацию, то они понимают: доказательств в деле мало, и в дальнейшем обвинение (пока оно предъявлено лишь по одному из шести эпизодов), может не найти своего подтверждения. Во всяком случае, в том объеме, в котором изначально заявляется, — полагает адвокат.

 Напомним, гендиректор СХК Владимир Короткевич и его заместители Юрий Кунгуров и Леонид Романенко были задержаны 22 июня 2012 года. Чуть позже оперативники арестовали исполнительного директора ТВЭЛ Тимура Букейханова. В отношении всех троих возбуждены уголовные дела о коммерческом подкупе, совершенном группой лиц по предварительному сговору. По версии следствия, задержанные получали «откаты» за содействие в заключении контрактов на поставку угля для предприятия.

Сегодня под арестом остаются Владимир Короткевич и Юрий Кунгуров — они по-прежнему не признают обвинения в коммерческом подкупе (Короткевич готов признаться только в злоупотреблении должностными полномочиями). Букейханов полгода назад отпущен под залог в 5 млн. руб., Романенко находится под подпиской о невыезде — эти фигуранты пошли на сотрудничество со следствием.

На процесс, чтобы поддержать Владимира Короткевича, пришли его близкие – жена Тамара, дочь Яна, другие родственники. Пообщаться или хотя бы передать пакет с домашней едой родные так и не смогли: «не положено». Кстати, Яна и ее супруг еще недавно работали на СХК, сегодня оба не являются сотрудниками комбината. «Попросили», — сдержаны они в комментариях.

Фото: Максим Кузьмин

Читайте такжеСуды оставили бизнесменов в камере, а замначальника колонии – дома

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.