Сергей Шпагин: Об условных сроках и социальном неравенстве

Сергей Шпагин, доцент кафедры политологии ТГУ
Сергей Шпагин, доцент кафедры политологии ТГУ

Сергей Шпагин, доцент кафед­ры политологии ТГУ

В Томске суд приговорил директора строительной компании «СУ-13» Владимира Замощина к трем годам лишения свободы условно за обман дольщиков и невыплату зарплаты своим работникам. В Москве прокуратура потребовала в суде наказать бывшего руководителя «Оборонсервиса» Евгению Васильеву лишением свободы сроком на восемь лет. И тоже условно. В одном случае речь идет о миллионах рублей, вынутых из карманов граждан, а в другом – о миллиардах, вынутых из кармана государства. Оба события оказали очень негативное влияние на имидж власти в глазах общества. Тогда почему же они стали возможны?

Такая практика назначения наказаний за имущественные преступления свидетельствует о росте социального неравенства в российском обществе и его разделении на разные сословия. Государство теперь признает это неравенство как норму и закрепляет в виде сословных прав.

Не секрет, что у нас существует определенная категория граждан, которые в силу должностного положения находятся вне зоны досягаемости органов судебной власти. Мы видим, что эта категория постепенно расширяется. Теперь это не только депутаты и судьи высших судов. В зону неприкасаемости для реального наказания попадают и высшие чиновники органов исполнительной власти. Тем самым происходит закрепление неравноправия в обществе в зависимости от принадлежности к привилегированному или непривилегированному сословию.

Еще 20 лет назад сделать что-то подобное было невозможно, так как в составе депутатского корпуса было много представителей левых и левоцентристских сил. Да и в целом было гораздо больше людей с советским образом мышления, основанным на борьбе против социального неравенства.

Сейчас, судя по всему, наметился перелом в сознании. Количество людей, способных отстаивать не только свои политические и идеологические убеждения, но и свои гражданские права, достигло критически низкой отметки. Видимо, моральный и политический климат в нашем обществе опустился до такого уровня, что представители правящего класса уже не пытаются сохранить хотя бы видимость приличий.

Они уверены, что широкая поддержка снизу не так важна, так как элита в целом в состоянии контролировать основную массу населения. Поэтому способность любой ценой спасать своих они ценят выше, чем собственный имидж в глазах граждан. И на сегодня эта логика себя оправдывает, потому что уровень реакции на «спасение своих» очень низкий – пошумит народ немного в Интернете и успокоится. Последние 10–15 лет эта практика апробировалась не раз.

Уголовные дела в отношении представителей высшего сословия возбуждаются в двух случаях. Либо из-за того, что они нарушили негласные, но жесткие правила системы (например, перестали делиться). В этом случае их накажут реально, по полной программе. Либо они становятся жертвой борьбы различных группировок во власти. В этом случае их могут спасти, если поддерживающая их группировка одержит верх.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.