Шашлык из баранины отменяется

Да и телячью отбивную, колбасу из конины из меню исключаем

В середине августа на сайте областной думы появился отчет о деятельности областной администрации в 2021 году. Из всего этого огромного – на 170 страниц – документа корреспондента «ТН» особо заинтересовал раздел «Сельское хозяйство». Очень оптимистичный, надо сказать, раздел – по надоям Томская область держит первое место среди СФО, по урожайности зерновых и зернобобовых – третье, а объемы производства оных выросли более чем в два с половиной раза. А еще у нас «Сибагро». И Межениновская птицефабрика, и «Сибирская Олива», и единственная за Уралом роботизированная ферма. И ко всему этому имеет прямое отношение Андрей Кнорр, заместитель губернатора Томской области, курирующий отрасль. Но недавно Андрей Фидиппович стал героем совсем другого романа. А именно – жалобы в прокуратуру.

Знакомая фамилия

Вообще-то сельское хозяйство – не совсем моя тема, о проблемах АПК пишу даже не раз в год, а раз в три года по обещанию. Но так получилось, что недавно мне в руки попался любопытный документ – послание «областному прокурору А. Н. Семенову от главы крестьянского (фермерского) хозяйства Г. В. Кинёва».

Фамилия показалась знакомой. Глава семейства Виктор Кинёв – владелец печально известного рыбоводческого комплекса, где 2 сентября 2011 года в результате загадочной экологической катастрофы погибла вся рыба. И не какая-нибудь, а молодь осетра и стерлядки. Как писали в то время «Томские новости», Кинёв тогда нашел в себе силы начать дело заново. А через несколько лет передал его сыну, сам сосредоточившись на других видах деятельности.

Дела у Кинева-младшего пошли неплохо, и в 2020 году информационные агентства порадовали томичей известием о том, что «Томский научно-производственный рыбоводческий комплекс» планирует за 2021 год произвести и поставить в местные магазины около 50 килограммов черной икры; а к 2025 году комплекс намерен увеличить производство икры до 200 килограммов». Как сообщалось, модернизированный комплекс по выращиванию рыбы осетровых и сиговых пород открылся в селе Копылово Томского района. На предприятии планировалось выращивать до 35 тонн товарной рыбы и до 5,3 миллиона тонн молодняка в год.

Комплекс, по словам исполнительного директора Глеба Кинёва, был модернизирован на базе технологии установок замкнутого водоснабжения. С их помощью в бассейнах с рыбой поддерживается температура в 22 градуса, вода насыщается кислородом и очищается полипропиленовыми гранулами. Благодаря теплой воде рыба быстрее растет и «созревает». За 10 лет существования предприятие выпустило в водоемы более 100 миллионов мальков. За последние несколько лет на предприятии создано собственное маточное стадо осетра сибирского (в том числе и енисейского подвида), стерляди обской, камской стерляди и сарбоянского карпа.

В целом за шесть лет регио­нальные власти выделили для предприятий рыбной отрасли почти 120 миллионов рублей, которые пошли на покупку оборудования, кормов и рыбопосадочного материала. Финансовую поддержку получал и «Томский научно-производственный рыбоводческий комплекс». По данным пресс-службы обладминистрации, с 2014 по 2020 год областной бюджет выделил предприятию 12 миллионов рублей, в том числе почти 9 миллионов – на покупку рыбоводческого оборудования, 1,9 миллиона – на корма, 1 миллион – на рыбопосадочный материал и еще 200 тысяч рублей на мелиоративные работы.

Власти тогда рассчитывали, что этот комплекс позволит восстановить популяцию ценных видов рыб в Обском бассейне, в том числе занесенных в Красную книгу, создать собственное генетически чистое маточное стадо рыб, развить рыболовный туризм и привлечь рыбаков-любителей из других регионов Сибири.

Также «Томский научно-производственный рыбоводческий комплекс» арендовал Кудровский обводненный карьер и в 2018 году на собственные средства построил там инкубационный цех для подращивания сиговых и осетровых.

Позже сообщалось, что предприятие не планирует раньше 2024 года поставлять на прилавки местных магазинов черную икру, это связано со сменой ­акцентов в работе предприятия – вся получаемая икра сейчас идет на воспроизведение рыбы, а не на сбыт.

Не рыба, а мясо

Сегодня рыбоводческое предприятие имеет статус крестьянского (фермерского) хозяйства. Которое и возглавляет Глеб Кинёв. Недавно у него появилась новая идея. Рыба – это здорово, но почему бы не заняться еще и мясом? Человек не с улицы. И не просто папенькин сыночек-мажор. Глеб уже семь лет самостоятельно руководит предприятием и имеет вполне положительный бэкграунд. Член Общественной палаты Томской области. Кому как не таким людям предоставлять субсидии и гранты, не правда ли? Ни для кого не секрет, что вспомоществования на село зачастую идут тем, кто хоть что-то хочет сделать. По крайней мере в данном случае можно с полным основанием предполагать, что государственные деньги не будут тупо проедены или спущены, как пишут в полицейских протоколах, на собственные нужды.

А Глеб Кинёв решил всерьез заняться мясным животноводством. Это тоже не случайно. При том, что в последнее десятилетие, да, пожалуй, и побольше, этот вид скотоводства всячески популяризируется властью, приживается оно не очень. Героические попытки завести на томскую землю мясные породы скота – сначала это были герефорды, потом галловеи – заканчивались, как правило, большим разочарованием (и вкусными шашлыками). Добродушные гиганты герефорды, как оказалось, очень не любят сквозняков и грязь – им горочки подавай, а где вы видели у нас на скотных дворах горочки? К тому же очень много лопают. А галловеи вообще на родине в Шотландии считаются устаревшей породой.

По этим причинам или каким-то другим, но за десять лет в Томскую область было завезено всего 3243 головы скота мясного направления и без малого 10 тыс. – молочного. При этом, сколько голов мясного скота сейчас реально живут и здравствуют, а сколько благополучно съедено, автору узнать не удалось. Но очевидно, что мясное скотоводство не слишком процветает вообще в России. Если посмотреть на динамику, то по стране количество мясного поголовья КРС остается практически неизменным с 2006 года. Тогда как производство мяса и птицы в целом за эти годы выросло примерно в 3.5 раза, а свинины – вообще в шесть раз!

Те же тенденции мы наблюдаем и в отдельно взятой Томской области. Не случайно Глеб Кинёв говорит о мясном скотоводстве как приоритетной отрасли сельского хозяйства. Напрямую связанной с продовольственной безопасностью страны. Интересно, что Кинёвы решили завести хозяйство совершенно нового типа – таких в Томской области, пожалуй, еще и нет. И, как многое новое, он представляет собой настоящее крепкое дореволюционное кулацкое хозяйство: не просто свиньи или бычки, а бараны, лошади, крупный рогатый скот… (Мне о таких рассказывала бабушка – она была с 1914 года и хорошо помнила, как жили сибиряки до коллективизации). С одним НО: все животные – только племенные!

– По сути, таких ферм, где содержат и разводят племенной скот различных пород, у нас вообще нет. Почему? Трудно, затратно, куча отчетности, которой крестьянские хозяйства заниматься не могут и не хотят. Но все же я считаю такой проект самым правильным! Разумеется, проект грантополучателя (бизнес-план) заказан и полностью оплачен. По мнению многих профессионалов из отрасли, это безусловно лучший бизнес-проект за последние годы. И тем не менее он был отвергнут областными властями. Причем дважды, – рассказывает Глеб.

Кстати, весьма одобрительно о бизнес-плане отозвался один из авторитетнейших и наиболее уважаемых сельхозников – депутат ЗДТО и руководитель одного из крупнейших агропромышленных предприятий Томской области Геннадий Сергеенко.

– Оба раза как член комиссии, рассматривающей заявки на материальную поддержу, он одобрил.

Если кто-то думает, что это все прожекты молодого мечтателя, – ничего подобного! Усадьба в Кожевниковском районе уже куплена. Животные завезены.

– Главное – в качестве главы КФК я зарегистрировался в деревне Молчаново Кожевниковского района, где и реализуется проект. Это обязательное требование закона. Налоговую отчетность я тоже перевел из Томска в район.

Человек слова

В чем причина того, что комиссия два раза заворачивала бизнес-план? Семья Кинёвых вызывает раздражение у Андрея Кнорра, курирующего в Томской области все: от культуры до экологии и от недр до связей с Беларусью. Ну и, разумеется, непосредственная сфера приложений его внимания и сил – департамент социально-экономического развития села.

– В чем причина такой особой «симпатии» к нашей семье, я, честно говоря, не знаю. Но еще до защиты моей второй заявки, во время посещения рабзавода в Копылово, Андрей Филиппович в присутствии двух своих подчиненных сказал: «Денег я тебе не дам». И не дал. Вот что значит человек слова! Правда, деньги-то не его, но… спорить с заместителем губернатора, кроме Сергеенко, желающих не нашлось. Несмотря на то, что решение комиссии было откровенно несправедливым. Ведь ею был фактически обнулен результат оценок по 11 критериям, так как за 12-й мне поставили ноль. В обращении в прокуратуру я подробно обосновал свою позицию. По утвержденной на уровне администрации Томской области системе оценок проекта по совокупности баллов выходило 16,5. Увы… Грантовую поддержку получили трое претендентов по «зерновым» проектам (один из них набрал 14 баллов – прим. ред. Для сравнения). Победу одержал откровенно слабый и недоработанный проект. Увы еще раз. Наверное, при поддержке своей семьи я смог бы реализовать мой проект и без «государева плеча». Но как же обидно, когда проработанный, продуманный план отбрасывается по субъективным, надуманным причинам в сторону. Хороший проект остается на бумаге, выгода не получена, рабочие места не созданы…

Но! Это не останавливает молодого предпринимателя от реализации задуманного.

Автор: Марина Боброва
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.