Следствие ведут знатоки

Вера Долженкова, Анатолий Тетенков

Фото: Вероника Белецкая

Литвиненко

Почти за 15 лет довольно бурной социально-политической деятельности газеты «Томские новости» в гостях у издания побывало достаточно именитых и знаковых гостей – политических деятелей всероссийского и регионального масштабов, людей в больших погонах, бизнес-воротил, спортивных и культурных деятелей. Каждый из них был интересен и журналистам, и читателям еженедельника. И каждому из них мы дарили в знак благодарности за открытость и честность в разговоре подарки – фирменные сувениры или поднимающие настроение презенты. И только единственному из всех гостей мы вручили шикарный букет цветов в знак профессиональной признательности.

Этим гостем стал генерал-майор юстиции Владимир Литвиненко. Руководитель Следственного комитета России по Томской области пришел к нам в гости в день, когда в Томске был официально обнародован приказ главы СКР Александра Бастрыкина о награждении Литвиненко высшей ведомственной наградой – нагрудным знаком «Почетный сотрудник Следственного комитета Российской Федерации».

 – Владимир Сергеевич, искренне поздравляем! Этот знак вручается «за добросовестное исполнение служебных обязанностей и высокий профессионализм, многолетнюю безупречную и эффективную службу, достижение высоких показателей в работе и выполнение заданий особой важности и сложности». Что стоит за этими словами?

– Один в поле не воин… Это заслуга всех тех, с кем я в следствии не один десяток лет. Следствие – это всегда командная работа. В Томске сложился сильный коллектив единомышленников, в котором каждый дополняет коллегу. Опыт усиливается энергией и смелостью молодых, дерзость которых всегда подкреплена знаниями и интуицией настоящих знатоков следственного дела. В сентябре 2012 года после моего назначения в Томск у меня сложилось очень благоприятное впечатление от местного следственного управления. За полтора года работы первое впечатление о коллективе практически не изменилось. Следствие в регионе действительно ведут знатоки. Это доказывают расследования громких дел, которые потрясли население в прошлом году. Кто-то пытался дестабилизировать настроение людей, утверждая, что Томск вернулся в 1990-е и на территории распоясались «малиновые пиджаки», наводящие порядок в бизнесе по своим законам. Наши следователи совместно с оперативными сотрудниками регионального УМВД быстро и качественно провели расследования, и сегодня дела по убийствам бизнесменов находятся в стадии окончания следствия.

 – Эти громкие убийства – предпринимателя Максима Хайкиса, владельца «Радуги вкуса», и двойное убийство – директора ООО «Научно-производственный комплекс ЭТТ» Сергея Шильникова и его заместителя Анны Кузнецовой – вы сразу же взяли под личный контроль. А что должно быть в преступлении особенного, чтобы вы лично обратили на него внимание?

– Все преступления, имеющие большой социальный, экономический резонанс, сразу же попадают в поле моего внимания. На особом контроле в свое время у меня находились или находятся такие дела, как дело Сергея Кравченко и «Зеленой фабрики», где в совершении преступления подозревается областной депутат, действия которого причинили региону солидный ущерб… То же самое касается деятельности руководителей ООО «СУ-13».

На особом контроле у меня во время расследования находилось дело руководителей СХК и менеджера корпорации «ТВЭЛ». Дело в суде и имеет серьезные перспективы. Тщательно контролировал я расследование взрыва в доме по ул. Сибирской, 33, сейчас дело рассматривается судом… Одним словом, дел с условным грифом «особые для меня» немало, и я стараюсь в каждое не просто вникать, но и по мере возможности участвовать в их расследовании.

 – Вы приехали в Томск из Белгорода, где также руководили следствием. Томск и Белгород – это небо и земля… Адаптация проходила сложно?

– Я вообще не могу сравнивать эти регионы. Любое сравнение некорректно. Белгород – это юг европейской части России, город на трассе Москва – Крым. Томск – изолированная Сибирь. Белгород – первый в России город, получивший звание «город воинской славы», Томск – глубоко тыловой город, где нашли приют и героически работали десятки эвакуированных заводов Москвы, Ленинграда… По сравнению с Белгородом Томск более студенческий город. Есть различия в укладе жизни, менталитете. Разные территории, климат в конце концов. Но и там, и здесь главным для меня остается работа в интересах людей.

Плотность населения в регионе меньше, чем в Белгороде, а вот площадь Белгородской области меньше Каргасокского района. Едешь по Томской области, и среди региона «70» мелькнет изредка на номерах машин «42» или «54». А в Белгороде география регионов представлена широко – Европа рядом! Белгородская область более посещаемая, экономически более развитая, чем Томская. Хотя Томск стремится занять свою нишу, и для этого есть все основания. Вопросы комфортности среды тоже немаловажны. Белгород впереди Томска – уже несколько раз получал статус самого благоустроенного в России.

В сфере нашей профессиональной деятельности различия тоже есть, но есть и сходство: преступность носит больше бытовой характер. А в целом Томск считаю для себя интересным регионом во всех смыслах: профессиональном, человеческом, историческом, культурном…

– Следственному комитету России лет не так уж много – три года. Каковы мотивы создания структуры?

– СКР молодая организация и в то же время – с седой бородой. Еще Петр I в ходе судебной реформы разделил уголовный процесс на стадии предварительного расследования и судебного разбирательства.

Главная причина создания СК в 2011 году – желание разделить надзор и следствие. Следствие – это более узкая деятельность, нежели осуществление прокурорского надзора, который, позволю себе шутку в столь серьезном разговоре, разве что за прогнозом погоды не надзирал. Сейчас в стране активно идет реформа, цель которой – объединить следствие в целом, создав единый Следственный комитет, в который войдут следователи всех силовых ведомств. Мы не орган обвинения. Наша цель – не уличить и привлечь к ответственности каждого, кто попал в поле зрения, а тщательно разобраться и принять законное решение.

Мысли вслух

Следственный комитет Российской Федерации не входит в структуру никакого органа государственной власти, ни в какую-либо из ветвей государственной власти. По сути, реализуемая им следственная власть является продолжением президентской власти и может рассматриваться как элемент сдерживания и противовесов в системе разделения власти.

 – Владимир Сергеевич, а если у человека беда, куда ему с ней податься?

– Процедура следственной работы не должна волновать людей. Если у человека что-то случилось, он приходит в любой правоохранительный орган и пишет заявление, которое у него должны, обязаны принять в любом случае. С этого момента начинается процедура. Так построена правозащитная система России. Вопросы взаимодействия между службами регулируются специальными нормами закона и учитывают максимально возможные случаи распределения функций. Это отработано до автоматизма. Четкое взаимодействие – это задача самих правоохранителей. В Томской области это взаимодействие очевидно.

 – Но в прессе нет-нет да и промелькнет информация о трениях, например, Генпрокуратуры и СКР…

– Я уверен, что это не конфликты между ведомствами. Это в отдельных случаях больше непонимание между людьми. У каждого органа свои цели и задачи. Трения могут возникать как рабочие моменты. Допустим, прокурор принимает решение, а следователь СКР лишен права его обжаловать. Для отлаживания процессуальных вопросов элементарно требуется время, проблемы снимаются не сразу, а постепенно. С томской прокуратурой у нас нормальные рабочие отношения. Как и с другими силовыми структурами. К примеру, по националистическим делам мы работаем в одной упряжке с ФСБ и МВД. Таких дел за прошлый год у нас десяток. Практически все они связаны с экстремистскими проявлениями в сети Интернет. По этим делам имеем целый спектр судебных решений – от штрафов и общественных работ до условного уголовного наказания.

 – А с местными властями как отношения выстраиваются?

– Очень конструктивно и на всех уровнях. Каждый делает свое дело. У органов своя компетенция, своя направленность. У власти – своя. Но есть объединяющие моменты. Если возникает проблема, вопрос, то можно рассмотреть ситуацию в рамках любого формата. Допустим, в рамках совета безо-пасности при губернаторе Сергее Жвачкине. Обсудить, принять решение. Как пример – взрыв в доме на Сибирской. Вопросы решались очень оперативно, коллегиально, несмотря на сложности.

Мысли вслух

Совет безопасности при губернаторе Томской области призван вырабатывать меры по выявлению и предотвращению угроз правам личности, общественной безопасности, интересам государства, внутренних и внешних угроз объектам особого режима безопасности на территории области. А также разрабатывать и осуществлять предложения по взаимодействию правоохранительных, контролирующих, судебных и военных органов, иных учреждений, обеспечивающих функционирование жизненно важных и инфраструктурных объектов, для реализации на территории области решений в сфере обеспечения безо-пасности.

 – А существует разница в подготовке сотрудника СК, прокуратуры или полиции?

– К сожалению, вузы не готовят следователей как отдельных специалистов. Студенты получают общее юридическое образование, хотя у разных университетов есть свои направления в подготовке: где-то больше обращают внимания на практику, где-то тщательнее прорабатывают узкую специализацию. Становление выпускника как следователя происходит, когда он вливается в коллектив СК. Часто мы привлекаем выпускников университетов, в том числе и томских, как общественных помощников. Человек включен в реальную следственную практику, получает навыки, овладевает способами работы и получает полное представление о будущей деятельности. Помню, как в Белгороде взяли молодого специалиста: поехали на труп ребенка, а он не смог этого вынести. Уволился. Жизнь есть жизнь…

Нам нужны прежде всего люди с дипломами государственного образца. Здоровые физически и нравственно. Основной критерий – это чистота перед законом. Даже привлечение к административной ответственности за превышение скорости может стать барьером к принятию на работу в СК.

Если говорить о материальном обеспечении наших сотрудников, то оно вполне достойное. Все зависит от звания, выслуги лет, личных достижений.

 – Техническая оснащенность Следственного комитета вас устраивает?

– Вполне. Мы широко используем современные технические возможности. Цифровая фотография, компьютерное моделирование значительно повышают экспертные возможности. Мы используем разные виды технических устройств – и обычные, и специальные, которыми оснащаются криминалистические подразделения.

Мы активно прибегаем ко всевозможным курсам повышения квалификации и делаем это дифференцированно: начинающему сотруднику требуются одни знания, опытному – совершенно иные.

 – Но если СК более-менее материально-технически упакован, то почему иные дела рассматриваются очень долго?

– Главная причина – в экспертизе. Томская область не просто большая, а очень большая. В год регистрируется порядка 20 тыс. преступлений. Элементарно не хватает экспертных учреждений и экспертов. Кстати, это вообще болезнь Сибири. У нас недостаточно моргов, судебных медиков. В Томске никто не делает, например, стационарные психиатрические экспертизы. Раньше они производились специалистами Кемерова и Новосибирска. Сейчас и там подобные экспертизы не осуществляются. Только в Москве, которая далеко. Этапирование подозреваемого в столицу занимает немало времени… В среднем в регионе в ожидании результатов экспертиз под арестом люди иногда находятся по 5–8 месяцев. Мы должны сократить и эти сроки, и в целом период расследования, чтобы на ожидание приговора не уходило так много времени.

 – Сотрудникам СК положено табельное оружие?

– Оружие у нас есть. Мы имеем право на хранение, ношение оружия, но использование его зависит от конкретных обстоятельств. Сейчас я не вижу оснований для того, чтобы сотрудники управления ходили с оружием. Если, конечно, следователь не в командировке в Дагестане или в другом оперативно сложном регионе…

 – Получив уже в Томске звание генерал-майора юстиции, вы стали членом местного клуба генералов?

– Мне очень импонирует эта общественная организация, которая выполняет, по сути, серьезные военно-патриотические функции. Каждый человек в этом клубе – это история томских силовых структур и пример бескорыстного служения Родине.

– Вам удалось побывать во всех районах области? Какой показался наиболее интересным?

– Был практически во всех районах. В плане истории интересными показались Парабель, Нарым. Там сохранилась аура сумрачных годов. Одно дело – побывать в музее, другое – воочию увидеть исторические места, подышать их воздухом. В Стрежевой прилетели в прошлом году 31 мая, а там снег идет. Для меня это тоже было событием… Я же до Томска никогда в Сибири не бывал.

В Томске про любимый уголок сказать пока не могу. Но я катаюсь на горных и беговых лыжах. Трассы в Академгородке, в Лучанове – прекрасные места, одухо-творенные. Лыжи дают чувство управления ситуацией, что в нашем деле очень важно.

 – А что еще дает возможность отвлечься от напряженной работы?

– Я охотник со стажем. Олени, кабаны, косули и даже медведь в моем активе. В Томске уже удалось побывать на охоте на вальд-шнепа. Томичи не особо увлекаются этой птицей, а мне нравится. Прелесть этой охоты надо представить: весенний лес, закат солнца, которое провожают птицы. Многоголосый хоровод… Как только солнце садится, птицы замолкают. Это красиво и очень поэтично.

– Простите, что от романтики – к прозе. А что готовят кулинары из вальдшнепов?

– Как из любой пернатой дичи – тушеное мясо. С картошечкой, морковкой, луком… И еще не ясно, что важнее – вкусная дичь с дымком или бесконечные разговоры-байки охотников и общение с друзьями…

 – Жители Томска по понятным причинам отличаются трепетным вниманием к футболу. У вас с этой игрой какие отношения?

– В народе гуляет мудрость: хорош тот болельщик, который знает, как играть, но сам этого никогда не делал. Я под эту мудрость не подхожу, потому как десяток лет гонял мяч по полю в качестве крайнего защитника и полузащитника. В прокуратуре Белгорода была команда по мини-футболу. Перестал играть тогда, когда понял, что мне нужно разминаться дольше, чем играть. (Смеется.) В Томске футбол действительно на особом положении, хотя «Томь» в довольно сложной ситуации. Будет жаль, если команда покинет высшую лигу. Хотя перспективы роста подопечных Василия Баскакова очевидны.

– Ваша семья поддерживает вас во всем или молодежь имеет в жизни какие-то другие предпочтения?

– Сын пошел по моим стопам – работает в Белгороде следователем. Дочь там же – студентка второго курса медицинского университета. Хорошо, когда дети выросли. Чемодан собрал и поехал на работу в любую точку России, тем более когда в семье к твоей работе относятся с уважением. В семье взаимопонимание вообще вещь основополагающая.

– Наша встреча происходит в канун великого праздника – Дня Победы, и у вас есть возможность обратиться к томичам.

– 9 Мая – это праздник, который отмечают люди в любом уголке Российской Федерации. У меня один дед погиб в 1941-м.

Другой дошел до Берлина, награжден орденами и медалями. Это обычные истории для российских семей, поэтому День Победы – истинно народный праздник, десятилетиями сохраняющий особую светлую ауру, несмотря на огромное число погибших, покалеченных войной судеб. И дай бог нам сохранять ее как можно дольше!

Поздравляю ветеранов Великой Отечественной, сотрудников Следственного комитета и их семьи, всех жителей Томской области с праздником! Пусть это будет единственный праздник Великой Победы, и пусть у нас никогда не возникает повода кого-то еще побеждать. Надо жить в мире. Кое-кто сейчас пытается принизить значение нашей победы, опорочить итоги Отечественной войны. Но не получится! Живы и всегда останутся в памяти поколений ратные подвиги нашего народа. С праздником Великой Победы!

 Мысли вслух

Вальдшнеп – лесной кулик семейства бекасовых. Ведет ночной образ жизни. Весной после окончания ночных заморозков у птиц начинается так называемая тяга – токование, или ночной брачный полет, во время которого самцы неторопливо летают с опущенным клювом над вершинами деревьев и хоркают – издают мелодичные хрюкающие звуки, заканчивающиеся циканьем – высоким свистом. 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *