Смена имиджа

Чего ждать томским налогоплательщикам от нового курса налоговых органов

В Томской области – смена руководителя регионального управления Федеральной налоговой службы. В ходе плановой ротации должность главы УФНС России по Томской области занял Юрий Куриленко, ранее возглавлявший управление по Алтайскому краю.

Новый руководитель принял участие в пресс-встрече, организованной Томским областным отделением Союза журналистов России для руководителей региональных СМИ, и ответил на многочисленные вопросы, касающиеся его личной карьеры, актуальных тем налоговой политики, мер поддержки бизнеса в условиях санкций, возможности снижения угроз от банкротства и концепции развития налогового администрирования.

О себе

– Я родился в городе Грозном в 1975 году. Но спустя два года мои родители поехали осваивать советский Север – в Красноярский край, где я окончил школу, а потом поступил в университет. После окончания вуза сразу попал в налоговые органы, где постепенно набирался опыта. Там же начались мои личные, управленческие пятилетки. Начальник инспекции и заместитель руководителя управления в Красноярске, руководитель УФНС России по Бурятии, аналогичная должность в Алтайском крае, и вот теперь – Томская область. У меня два сына – 23 и 16 лет. Младший после девятилетки будет поступать в один из томских лицеев. В Томске – хорошее образование.

– Что еще вам понравилось в нашем городе?

– Первый раз я побывал здесь в 2019 году – участвовал в одном из совещаний. Сначала Томск мне не показался чем-то отличающимся от многих сибирских городов – того же Красноярска, Иркутска. Схожая природа, много деревянных домов, часть из которых на меня произвела не лучшее впечатление. Сейчас отношение меняется. В Бурятии мне потребовался год, чтобы почувствовать, что из командировок возвращаюсь домой. Здесь я всего месяц, но уже понимаю – Томск мне нравится. Это удивительно зеленый город, самый зеленый из тех, где я работал. Поражают природные ландшафты внутри мегаполиса, особенно Лагерный сад, Университетская роща.

– Как вы относитесь к ротации кадров?

– В этом году ротации были подвергнуты более 30 руководителей региональных управлений, 11 из них участвовать в смене работы и места жительства отказались. Но постепенно этот порядок входит в систему, он связан с изменением кадровой политики в налоговых органах. Существующий ранее посыл «где родился, там и пригодился» уже не актуален. Институт ротации расширяет возможности, и в этом немало позитивного. Обновление руководства идет на пользу коллективу, мобилизует ресурсы.

– Что вам пожелал ваш предшественник Геннадий Морозов, который возглавил Управление ФНС по Новосибирской области?

– Успехов, конечно, как и я ему. Мы здесь все в соседних городах очень доброжелательно относимся дуг к другу и следим за успехами каждого. В то же время есть и какая-то соревновательность, вполне естественная. Каким бы устойчивым ни был фундамент, на который ты приходишь, от тебя ждут перемен. Тем более что в самой системе ФНС России идет модернизация управления. Нам предстоит перейти на двухуровневую структуру, когда многочисленные инспекции будут присоединены непосредственно к управлению, трансформировавшись в отделы и территориально отдаленные рабочие места. Сокращение в целом штата не коснется, но почти в два раза будет уменьшено число руководящих должностей.

– Какие-то практические действия уже в этом направлении начались?

– Мой личный опыт показывает, что начинать какие-то внутренние реформы раньше, чем через полгода после назначения, нецелесообразно. Работники, как правило, болезненно воспринимают эту процедуру. Но здесь другая ситуация. Определен срок начала работы новой структуры – ноябрь, и надо оперативно принимать меры управленческого реагирования. В областном УФНС еще в прошлом году было отработано соответствующее решение, и мне осталось только направить его в центральный аппарат. В нем отражен взвешенный подход к оценке необходимых ресурсов. Мною внесены незначительные изменения относительно численности структурных подразделений. В целом же в управлении отличные специалисты, наработаны довольно устойчивые горизонтальные связи, выстроены взаимоотношения с другими структурами. Багаж достался хороший.

Чистый регион

– Можно провести какое-то сравнение с теми регионами, где вы работали? В чем заключается налоговое различие?

– В Красноярске, когда я работал, нефтяная отрасль только зарождалась, поэтому особо я с нею не сталкивался. Здесь же большинство налогов платится организациями, занятыми в нефтяной и газовой отраслях, в чем мне придется разбираться. На Алтае доминирует сельское хозяйство, а в этой отрасли щадящая система налогообложения. Но есть переработка, к которой много вопросов в связи с добавленной стоимостью. Регионы нередко становятся местом отмывания бумажного НДС, схемы которого формируются мощными нелегальными структурами в крупных центрах экономической активности, а конечными получателями проблем становится периферия. Оценка же деятельности, эффективности работы налоговых органов в регионе зависит от того, какая чистота среды создана. То есть каков удельный вес предприятий и организаций, действительно занимающихся производством, к предприятиям-пустышкам, «прокладкам» и так далее. Так вот, для меня было открытием, что в Томской области чистота среды выше, чем в Алтайском крае, где это большая проблема.

Что касается собственных доходов области, то картина в целом сопоставима. Но, учитывая, что все налоги считаются на человека, в Томской области в расчете на одного жителя бюджетных денег приходится больше, чем в Алтайском крае.

Диалог вместо кошмара

– Какие вызовы поставлены перед налоговой службой сегодня?

– Вызовы стоят глобальные, они связаны и с последствиями пандемии, и с теми издержками, которые несут наши компании в связи с возникшей неблагоприятной геополитической обстановкой и санкциями. Но им дается адекватный ответ, прежде всего на уровне правительства, которое является хорошим координатором работы всех служб и ведомств. Особенно это заметно в последние два года. Разработан пакет мер поддержки крупному и малому бизнесу, компаниям, ООО, ИП, которые, оказавшись в сложной финансовой ситуации, испытывают проблемы с оборотными средствами. Государство дает им возможность справиться с текущими трудностями, наладить свои дела, найти новые источники дохода и укрепить финансы, не закрывая компанию или бизнес, не увольняя сотрудников.

Что касается налоговых органов, то поменялась сама идеология их работы. В центр внимания поставлено сохранение каждого налогоплательщика. Если прежде оценочным фактором являлась их добросовестность, то сейчас важен любой субъект хозяйственной деятельности. Налоговая инспекция перестает быть только фискальным органом, а ставит приоритетной задачей оказание качественной госуслуги. Проверяющий контролер – не тот, кто проверяет и наказывает, а кто видит проблему и подсказывает процедуру, как ее изменить. То есть не наказывать до бесконечности плохих, а создавать хорошим равные условия для бизнеса. Быть плохим должно стать нерентабельно. Признаться, многим из нас требуется время, чтобы переосмыслить тот имидж, в рамках которого придется работать. Но этот путь придется пройти.

Концепция развития налогового администрирования, основные задачи и проекты, базовые ценности были изложены в выступлении руководителя ФНС России Даниила Егорова на состоявшейся в мае коллегии. Главным принципом работы названа идея человекоцентричности. В центре внимания налоговых органов должен стать человек, его интересы и заботы. Отношения с гражданами и представителями бизнеса налоговым органам необходимо выстраивать на максимальном доверии и открытости к диалогу, а услуги предоставлять удобно, качественно и в кратчайшие сроки.

Кому придет помощь?

– Как все это реализуется на практике?

– На полгода перенесена уплата налогов по упрощенной системе налогообложения для организаций и индивидуальных предпринимателей. Таких у нас более 1,5 тысячи, и это свыше 70 миллионов рублей налоговых сборов. С 1 июля запускается еще один налоговый режим для бизнеса – автоматизированная упрощенная система налого­обложения (АУСН). Это автоматический расчет налогов и значительное сокращение отчетности для малого бизнеса. По оценке наших специалистов, порядка 70 процентов хозяйствующих субъектов в регионе подходят под критерии АУСН. Все расчеты будут автоматизированными, прозрачными, и это сократит риски от неточностей и нарушений. И, что очень важно, на год продлен срок уплаты налогов по страховым взносам. В Томской области воспользоваться этой возможностью смогут 12,6 тысячи компаний и ИП, испытывающих особые трудности в связи с санкционным давлением, с объемом отсрочки в 6 миллиардов рублей. Ну и, конечно, освобождение от налога на прибыль для IT-компаний, снижение угроз банкротства и другие меры.

– Означает ли это сокращение объема собираемых налогов?

– Напротив, их увеличение. Несмотря на большой пул описанных мер поддержки, мы прогнозируем исполнение параметров бюджетов всех уровней, а они заложены с ростом к прошлому году. Немалая роль в этом и нашей контрольно-аналитической работы. К проверкам относимся очень взвешенно – до конца тянем, если сумма претензий составляет менее 5 миллионов рублей. Стимулируем самостоятельное уточнение налоговых обязательств налогоплательщиками. Однако будем пресекать всякие попытки, если кто-то попытается этим доверием злоупотреблять.

Что – с собой, а что – останется

– Инспекцию ждет новоселье…

– Мы должны переехать в новое здание на Комсомольском проспекте в ноябре. По опыту знаю, что это маловероятно. Но к концу года, надеюсь, въедем. Часть наших действующих помещений останется под хозяйствующие службы и создание подразделения со штатом в 50 человек с преимущественным привлечением молодых IT-специалистов из Томска, которое будет отделением центра обработки данных. На другие помещения есть спрос со стороны федеральных структур и местных органов власти. Надеюсь, улучшение условий скажется на более эффективной работе всего коллектива.

Автор: Нина Губская
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.