Смешались в кучу кони, люди…

Городские депутаты отжигают в преддверии выборов губернатора

Кому как, а вашему корреспонденту день 5 июля сделал депутат Каверзин, начавший свое выступление в гордуме словами: «Все смешалось в доме Обломовых, как сказал классик». Видимо, для парламентария Обломов и Облонский недалеко друг от друга ушли. От себя бы добавила в продолжение цитаты: смешались кони, люди… Действительно: разобраться в том, что (и главное, зачем) вещают городские депутаты, порой бывает сложно. Очень сложно. До выборов главы региона осталось всего ничего, а потому основной стиль наших парламентариев я бы определила как «хрясь-хрясь всем по мордáм».

Снег зимой и дождик летом: Ратнеру респект за это

Вот тот же знаток классики Евгений Каверзин, тихий в общем-то человек, но как бросился в бой! Трибун, Робеспьер и Лев Троцкий в одном флаконе. Послушайте, как звучит:

– Люди против администрации, администрация против думы и против людей!

Все плохо, все в топку: провален проект «Экология», с дорогами швах, Супервосток наступает на томичей, ресурсники годами роют жителям города ямы… И крещендо в финале:

– Где тот процветающий город, которым был когда-то Томск?!

Евгений Николаевич, Бога побойтесь, когда это наш любимый город был процветающим? Может, в 90-х, когда «деревяшки» (очень любимое депутатами слово!) полыхали как спички? Или в 2000-х, когда область, теряя бюджетные доходы, забирала их у Томска, сделав бюджет главного донора региона дефицитным? В 2010-х, наверное, когда нам обещали город 3.0 и едва не продали заезжим аферистам городскую землю?

Старший товарищ и соратник литературоведа Василий Еремин и вовсе перестал стесняться, прямо перейдя на личности. Конспирологические намеки Василия Васильевича насчет Джеймса Бонда вряд ли многие поняли, а за что он приложил Ратнера, назвав и. о. мэра худшим чиновником в истории Томска, тем более непонятно. Точнее даже – источник ненависти непонятен. Уж прям худший? Макаров вами был сильно любим или, может, Кляйн?..

Ну ладно яблочники – это у них фракционное. Но Елена Захаровна Ульянова, интеллигентная женщина, костюмы от Шанель и жизнь между Томском и Москвой. Часто бывает в Минске и противопоставляет ему Томск, задыхающийся без главного архитектора.

– Что мне еще сделать, чтобы вы решили этот вопрос, Михаил Аркадьевич? – едва ли не со слезой в голосе вопрошает единственная представительница Партии Роста в гордуме. Ответ наверняка очевиден у самой Ульяновой: подождать до выборов губернатора. Вряд ли серьезный ответственный человек (а нам ведь несерьезного не надо) рискнет карьерой за пару-тройку месяцев до возможной смены градоначальника.

Коммунисты тоже не промолчали. Андрей Петров (в обычные времена тоже отнюдь не радикал) так прямо и рубанул правду-матку – скоро, мол, выборы. Потом, правда, все свел на молодежь, типа, власть все спихнула на университеты, а сама ­удовлетворилась ролью кураторов. Ну не совсем так, Андрей Геннадьевич. А как же кванториумы, бизнес-инкубаторы, инновусы?.. Хотя до почетного звания молодежной столицы России мы, конечно, не дотягиваем. Нет у нас никакой молодежной политики по большому счету. Ну так чья бы, извините, корова мычала – что там у нас с молодежным советом при городской думе? Когда о нем в последний раз вспоминали?

На самом деле – через несколько минут после Петрова. Член фракции справороссов-прилепинцев Инга Первушина тоже посетовала непонятно кому на отсутствие молодежной политики, прямо вопрошая:

– Где молодежный совет? Все на бумаге…

Что удивило, так это молчание спикера. Чингис Акатаев не только не выступил со своей коронной речью (возможно, потому, что произнес ее всего-то три недели назад), но и уступил свою трибуну Михаилу Ратнеру. Значит ли это, что председатель думы раздумал вступать в борьбу за кресло мэра, уступив это сомнительное счастье и. о. градо­начальника? Ответ мы узнаем очень скоро.

Все будет супер… Супервосток

Выступление и. о. мэра не анонсировалось никак – просто сразу после депутатских заявлений на трибуну вышел Ратнер. В какой-то мере его речь звучала как ответ на последний спич Акатаева. Но при этом вполне тянула на заготовку будущей предвыборной платформы.

Так, и. о. мэра не только признал наличие Супервостока как проблемы, но и подчеркнул ее глобальный характер:

– Самое простое решение – это запретить вообще все строительство в городе, потому что у нас везде супервостоки. Поэтому нам нужно вновь вернуться к пространственному развитию города, увязке развития инфраструктуры, текущего жилья и соц­объектов… Пока мы двигаемся пунктиром – там садик, там школа. А нужно понимать приоритеты, как первоочередные, так и долгосрочные.

Говоря о необходимости формирования рейтинга приоритетов, Михаил Ратнер предложил возродить концепцию программы «Большой Томск», создав некий координационный совет – площадку для обсуждения масштабных задач и проектов для областного центра и агломерации.

– Самое главное – скоординировать наши финансовые возможности. Предложения, которые мы вместе выработаем, лягут в основу обновленного генплана. Нынешний действует до 2025 года, и уже в этом году мы разрабатываем техническое задание для разработки нового.

Ну и уж чтобы никто не сомневался в серьезности выступления, и. о. мэра решил сообщить о грядущем снижении цены на проездные билеты для школьников. Причем вдвое. С 800 рублей до 400.

– На мой взгляд, для школьников и, возможно, для студентов проездные на электротранспорт нужно сделать дешевле. Мы намерены вдвое уменьшить ­стоимость для школьников с 1 сентября текущего года. И готовы рассмотреть более подробно вопрос о льготном проезде для студентов. Я думаю, для нашего города это будет весьма актуально, – заявил Ратнер.

«Есть гора с музеем – и хватит»

К сожалению, не могу назвать автора этой прозвучавшей из зала реплики – различать всех депутатов по голосам пока не научилась. Но вынуждена констатировать: как и в предыдущем созыве, нынешний состав городского парламента не отличается трепетной любовью к «отеческим гробам», если считать таковыми историческую застройку. Не раз и не два на думском собрании, в том числе из уст весьма авторитетных депутатов (Максим Резников и Алексей Балановский), звучали предложения отказаться от статуса исторического поселения. Депутаты пошли куда дальше чиновников! Что не может не вызывать грусти. Как и упорное величание гордости Томска «деревяшками»…

Причиной достаточно бурного обсуждения стал пришедший из Минкульта РФ новый проект границ исторического поселения. Как сообщил депутатам и. о. начальника департамента архитектуры и градостроительства Сергей Чиков, этот вариант гораздо радикальнее предыдущих. Если проект примут, то строительство третьего моста, межвузовского кампуса и реализация ряда других проектов будут невозможны.

По словам Чикова, во время доработки проекта подрядчик ­Минкульта проигнорировал все предложения мэрии, лишь ужесточив требования. В частности, на исторической территории Томска (16 кв. км) запрещаются прокладка сетей, применение железобетонных конструкций, размещение торговых центров, физкультурно-спортивных и зрелищных объектов. И много что еще.

Кроме того, в проекте ограничивается развитие вузов. В частности, он устанавливает минимальную площадь вуза в 9 тыс. кв. м, максимальную – в 35 тыс. «квадратов», при этом процент застройки должен составлять не более 30.

– Указанным параметрам на сегодняшний день практически не соответствует ни один вуз. В отношении ряда территорий вузов проигнорировано их потенциальное использование. Так, например, в отношении территории на пересечении Лебедева и Тверской, где СибГМУ планирует строительство общежития, установлена территория, не предусматривающая эти работы, – отметил Чиков.

По его словам, сейчас работа над проектом ведется где-то в недрах министерства культуры, администрации города и области из этого процесса оказались выключенными. Более того – нога нынешнего подрядчика не ступала на Томскую землю, что привело к появлению в проекте откровенных ляпов. Так, школа «Перспектива» и близлежащая территория оказались в зоне двухэтажной деревянной застройки, хотя таких домов там отродясь не было (напомним, школа построена на территории бывшего военного училища, еще раньше там была так называемая Солдатская роща), а стадион «Труд» и здание областной администрации и вовсе попали в парковую зону.

Проект, конечно, бредовый. Превратить 600-тысячный город в музей (не обещая при этом каких-то конкретных денег, к слову) – идея сама по себе достаточно сумасшедшая. Но даже городские чиновники, не первый год бодающиеся с очень культурным министерством, не предлагали вместе с водой выплеснуть ребенка – само историческое поселение. А ведь едва до этого не договорились.

Дошло до того, что сам представитель мэрии начал заступаться за исторический Томск – «мы обязаны сберечь и передать своим потомкам наследие предков». А то ведь депутаты договорились до того, что студентам вся эта рухлядь ни к чему, им давай стекло и простор…

В итоге рассудили так: написать врио губернатора Владимиру Мазуру письмо с предложением вникнуть в ситуацию. Некоторые депутаты пытались возразить – мы-де сами в нее не вникли… Но следующее собрание гордумы будет только 13 сентября, а потому решили процесс не затягивать. Не то утвердит Минкульт проект, и останемся мы и без третьего моста, и без развязок, и без набережных. Зато с возможностью заниматься огородничеством на берегах Ушайки.

* * *

Это далеко не все интересное, что прозвучало на последнем перед каникулами собрании Думы города Томска. К некоторым темам, чисто физически не уместившимся на газетную полосу, мы обязательно обратимся в ближайшем будущем. Как-то: раскопки и их ликвидация, парк в Академгородке, свалка на Вилюйской и парковки на газонах.

Автор: Марина Боброва

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.