Лилия Кострыгина

Лилия Кострыгина:
О крымском кошмаре

Лилия Кострыгина, жительница Крымска, пациентка Томского НИИ кардиологии:

Лилия Кострыгина
Лилия Кострыгина

– Я бывшая жительница Томска, инвалид второй группы, шесть лет назад по состоянию здоровья переехала в Крымск, сейчас нахожусь на лечении в Томском НИИ кардиологии. О том, что произошло 7 июля в Крымске, вспоминаю с ужасом и слезами. Низинные части города буквально накрыла стена воды высотой до семи метров. Волна застала людей врасплох, спящие, они погибали целыми семьями. Меня спасло то, что ночью позвонил знакомый и спросил, есть ли в доме вода. Я спросонья не поняла, о какой воде идет речь, подбежала к крану и в окно случайно увидела, что по нашей улице идут потоки машин и бежит народ, поняла, что творится что-то страшное, схватила паспорт, таблетки, телефон и в ночной рубашке выскочила из дома. Воды уже было по грудь. Я выплыла на улицу. Бултыхалась пять часов. Люди кричали с крыш домов, из окон верхних этажей, звали на помощь. Утром картина была жуткая: трупы животных, перевернутые автомобили, раскуроченные дома, покрытые слоем ила огороды, невыносимый запах. Ни электричества, ни газа, ни питьевой воды. И полная неразбериха.

Потом появились военные, волонтеры. Стали раздавать гуманитарные наборы и по 10 тысяч рублей на еду. За ними надо было идти в незатопленные районы. Купить продукты было негде: магазины смыло. Говорят, выдавали стиральные машины, плиты, мебель, однако получили их те, кто быстрее бегает. Сразу же подскочили цены на стройматериалы. У нас ведь так всегда: одним – горе, другим – нажива. Власть долго не хотела признавать, что волна принесла вирусы брюшного тифа, гепатита, менингита, но была вынуждена все-таки признать, и людей стали прививать…

Настроение у людей упадническое до сих пор. Потерявшие дома и имущество граждане в отчаянии. Когда Путин приезжал, говорил, что будет предоставлено право выбора места под строительство жилья. Все, конечно, хотели бы получить жилье на возвышенности. Но, похоже, таким правом смогут воспользоваться только те, кто обитал в саманных развалюхах, а это, как правило, люди, которые не работали, плыли по течению. А те, кто к чему-то стремился, останутся ни с чем. Посмотришь по телевизору – все прекрасно: дома строятся, помощь поступает. На самом деле то, что показывают, и то, что происходит, – как белое и черное. Военные уехали. Волонтеры тоже. Скоро осень, а пострадавшим, несмотря на обещания власти самого высокого уровня, негде жить. Я в их числе. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить коллег по Ленинскому районному и Томскому городскому отделам ПФР, которые поддержали меня в трудную минуту.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.