Архив метки: Национальные корни Сибири

Теплый стан

Как мастерица из Кожевникова пришла к домашнему ткачеству

В нашей области немало мастеров, возрождающих старинные промыслы. Гончары, кузнецы, берестянщики, швеи, вышивальщицы… А вот ткачеством занимаются единицы. Ремесло это считалось чисто женским и непростым. Чтобы овладеть навыками работы на ткацком станке, требовалось усердие, старание и годы занятий.

Выбрать нити на узор

На Руси вытканная из окрашенной в разные цвета льняной, пеньковой или хлопчатобумажной пряжи пестрядь шла на рубахи, юбки, фартуки. Например, крестьянки очень ценили пестрядь, вытканную не в полоску, а в разноцветную клетку. А полотно из толстых цветных крученых нитей шло на половики.

У богатых крестьян весь пол устилался разноцветными домо­ткаными дорожками, бедняки же ткали так называемые изгребные половики, для которых нити прялись из остатков льна.

Изяществом рисунка отличались брани – скатерти узорного тканья. Нарядными считались те, что были вытканы на льняном утке бумажными нитками разных цветов, в основном с геометрическим рисунком. Края скатерти часто украшали кистями.

Излюбленными цветами народных мастеров были красный, синий, зеленый, коричневый всех оттенков, употреблялись желтый и лиловый. Яркой красочностью, декоративностью отличались стеновые полотенца, которые вешали в красном углу с иконами, в округ портретов, зеркал.

Тепло золотых рук

Еще совсем недавно жительница села Кожевниково Наталья Ботева работала учителем начальных классов, но ей было тесно в школьной среде. Решение уйти на вольные хлеба далось непросто – перевесило желание творить.

Наталья Владимировна искусно владеет навыками макраме, вязания, тамбурной вышивки, когда используется не игла, а крючок. Постигла она и секреты люневильской вышивки (французской), которая относится к категории высокой моды. А еще сельская мастерица умеет работать в старинной технике «сажение по бели», когда жемчуг или бисер пришивается (садится) поверх специального хлопчатобумажного шнура, что придает особую объемность узору. Сегодня так украшают бальные и вечерние платья, а также воротники, пояса, броши, сумки. Этот курс Наталья Владимировна брала у преподавателя из женского монастыря в Санкт-Петербурге.

И уж если продолжать вести речь о высоком искусстве, нельзя не упомянуть о золотом шитье, которое тоже оказалось по силам рукодельнице из Кожевникова. Как и резьба по бересте и рисование по этому материалу. Сегодня изделия, изготовленные старательными руками Натальи Ботевой, имеют не только регио­нальную прописку. Они радуют своих владельцев в Норильске, Казахстане, Швейцарии.

Весь накопленный багаж, считает мастерица, пригождается ей и в новом ремесле. В ткачество, говорит Наталья Ботева, она пришла неожиданно. Просто долго искала себя и методом проб нашла дело по душе. Как всегда, все решил случай. Однажды в интернете она увидела ролик из мастерской высокой моды Коко Шанель, когда на ткацком станке французские ткачи создавали ткань для твидовых костюмов – визитной карточки мадам Коко.

– А у меня как раз была похожая пряжа, – вспоминает историю четырехлетней давности Наталья Ботева. – Я, конечно же, загорелась. Самые первые мои образцы были сотканы на простой картонке: сделала прорези, натянула нити и с помощью обычной иголки начала пробовать. Это увлекло меня, в голове сразу же родилась масса идей. Но станка у меня еще не было, поэтому стала шерстить интернет на тему того, как можно ткать без него.

Начинающая пряха вырезала бёрдышки из плотного картона, а одно бёрдышко даже сделала из школьных линеек. В изготовлении инструмента помогал сын, который полностью одобрил мамино увлечение. А сами нити натягивала на вышивальную раму.

– На ней перекладины крутятся, и вот таким образом я навивала основу, чтобы через длинное бёрдышко соткать шарф, – рассказывает мастерица о своей первой сотканной вещи.

Дорога к ткачеству пролегала не только через интернет. Среди педагогов школы Наталья Владимировна познакомилась с логопедом, у которой дома был портативный ткацкий станок. Он стоял без дела, поэтому женщины решили обменяться – эксклюзивную брошь на станок. С него-то и начался новый этап жизни у мастерицы из Кожевникова.

Сначала ткала кошельки, сумки, салфетки, шарфы, полотенца. Освоив станок, новая хозяйка его модернизировала: первоначально он был рассчитан на 83 нити, но она добавила нитченок (галев), и их стало 166. Такое усовершенствование позволяло получать ткань значительно плотнее и использовать более тонкие нити.

Судьба постепенно погружала мастерицу в технологии домашнего ткачества. Однажды она встретилась с одноклассником Андреем Вяткиным, который занимается изготовлением деревянных изделий. По просьбе Натальи он сделал напольный ткацкий стан. Для мастера-деревщика это был первый опыт, но вполне удачный. Опять же собирали его, ориентируясь на интернет. Дополнительно купили бердо – плоскую основу с множеством металлических пластин (зубьев), через которые проходят нити. В длину оно составляет 104 сантиметра. От размера берда конструктор и создавал стан. По мере работы шло его усовершенствование и исправление недочетов.

– В общем, я довольна, – не скрывает радости Наталья Владимировна. – На этом стане я соткала себе полотно для пальто. Попалась очень хорошая пряжа, похожая по качеству на шанельную. Сейчас тку палантины, буду представлять их на ближайшей «Братине». Также повезу на казачий фестиваль в Кривошеино полотенчики, дорожки. Уже соткала ткань для сумок – буду шить их.

Стан занимает четверть комнаты, но искусница пошла на такие жертвы – чего не сделаешь во имя любимого ремесла! Сын помогает иногда заправлять «машину». Занятие это небыстрое, требующее основательной сноровки.

– Много времени уходит на то, чтобы навить основу на сновальную раму. Надо просчитать ширину нового изделия, сколько нитей будет в этой ширине, а сколько нитей пойдет на основу. Сам же процесс ткачества потом идет быстрее. Правда, если нити тонкие, времени уходит больше, если пряжа толстая, то работа намного ускоряется.

Тканые изделия Натальи Ботевой хорошо расходятся на фестивалях и выставках, принимает она и индивидуальные заказы. Люди, объясняет рукодельница, устали ходить в штамповых вещах, им хочется иметь собственный стиль.

Мастерица вспоминает, что однажды ей заказали в качестве подарка тканую дорожку на журнальный столик в технике бранного ткачества – когда нити основы перебираются бранницей – деревянной полоской: одни нити перемещаются вверх, другие вниз. А в результате контрастной нитью утка (второй нитью) прокладывается рисунок. На изготовление этой вещи мастерице потребовалась почти неделя. По сути, это была первая сложная работа из-за капризных нитей, которые постоянно перекручивались и путались. Тем не менее метровая дорожка уехала в качестве подарка в Москву.

В своем ремесле мастерица использует хлопковые, шерстяные и полушерстяные нити, синтетику. Но каждый раз не знаешь, как поведут они себя в стане, и не всегда задуманное совпадает с реальностью – часто получается лучше. Правда, из большого разнообразия материала ей милее меланжевая пряжа.

– Во время ткачества ждешь, какой рисунок выложится сам по себе, исходя из окрашенной нити, – поясняет рукодельница. – Однажды у меня была бело-желто-лимонная хлопковая пряжа. Я начала ткать салфетку на маленьком станочке, и она у меня получилась четкими полосками. Такая красивая!

Фантазийные рисунки

Набив руку, Наталья Ботева продолжает творческие поиски. Она по-прежнему посещает онлайн-курсы отечественных и зарубежных мастериц. Недавно открыла для себя японскую технику саори, где полет фантазии просто бесконечен, а достигается он за счет использования разных нитей и разных способов ткачества. Причем все это получается не на навороченных агрегатах, а на простеньких ткацких станочках. Правда, кожевниковская рукодельница не уверена, что люди с русским менталитетом использовали бы ткани в технике саори у себя, а вот она бы попробовала.

– Ткачество идет из глубины веков, – поясняет мастерица. – У людей это ассоциируется с семьей, спокойствием, умиротворением. Глядя на мои изделия, они сразу начинают улыбаться, потому что вспоминают свое детство: многие ведь проводили летние каникулы у бабушек в деревнях, в доме с русской печкой, с домо­ткаными дорожками на полу, вышитыми занавесочками на окнах. Одним словом, что-то глубокое пробуждается в нас. Тем более что мы начинаем возвращаться к старине, многим хочется, чтобы в интерьере был элемент домашнего уюта, родительского тепла. А его могут воссоздать только натуральные вещи.

Посидеть в тишине

Ткачеством сегодня интересуются многие, но не каждому дано это занятие. Сама Наталья Ботева считает себя самоучкой – ее никто конкретно не учил: захотела – и пошла осваивать интернет, штудировать видеоуроки, читать форумы профессиональных ткачих.

– Не надо бояться пробовать что-то новое, – призывает Наталья Ботева. – Поначалу всегда тяжело, кажется, что никогда не поймешь и не дорастешь. Лично мне ткачество было просто интересно, оно меня захватило. Вот сейчас я тку и понимаю, что это будет долго, нить за нитью, но это релакс, погружение в себя, возможность о чем-то подумать и поразмышлять. Пока ткешь, приходят на ум еще какие-то идеи.

В последнее время мастерица предпочитает трудиться в тишине. Бывает, что не все сразу получается, тогда она просто откладывает работу, чтобы не испортить начатое полотно. А через какое-то время решение приходит само собой. Если же нет, убирает до лучших времен. Но не насовсем.

В планах у мастерицы изготовить собственный костюм в русском народном стиле и украсить его теми рукодельными техниками, которыми она владеет действительно искусно.

Автор: Татьяна Александрова
Фото: из архива Натальи Ботевой

Секреты музыкальной шкатулки

В БКЗ Томской филармонии работает необычная выставка кукол

Кубаночки, северянки, горянки. Так называли женщин по месту их проживания. На гигантской карте России, что занимает добрую половину стены в паркетном зале БКЗ, можно увидеть номера регионов, где и прописаны фарфоровые экспонаты, представленные на выставке: 54 – Новосибирская область, 23 – Краснодарский край, 16 – Республика Татарстан.

Первыми посетителями музыкальной выставки «Куклы в традиционных костюмах народов России» стали студенты и преподаватели Томского музыкального колледжа имени Э. В. Денисова, общественность города и счастливые отпускники.

Сопелки, жалейки, колокольчики

Хозяйкой богатейшей коллекции миниатюрных статуэток является директор Томской филармонии Наталия Чабовская. Четыре года назад ей очень приглянулась идея «Почты России», которая запускала в продажу серию кукол в народных костюмах. Причем организаторы уверяли, что представят все регионы страны с упором на их национальные особенности. К каждой куколке прилагался журнал, информацию для которого скрупулезно составляли сотрудники Института этнологии и антропологии имени Н. Н. Миклухо-Маклая. Они буквально в деталях описали не только особенности того или иного края, но и одежду местных жителей.

– Возник чисто профессиональный интерес: к Году культурного наследия народов России мы решили не просто представить коллекцию кукол в национальных костюмах, но и озвучить ее, – говорила на открытии Наталия Чабовская. – Поэтому в течение всей работы выставки будут вживую звучать народные наигрыши, а в экспозициях вы сможете увидеть интересные музыкальные инструменты.

Действительно, только формат вернисажа позволяет собрать в одном месте такое количество народных инструментов, характерных для разных областей нашей необъятной страны. Жалейка, свирель, владимирский рожок, брёлки, сопелка, колокольчики и, конечно же, деревянные ложки самых разных размеров, как магнит, притягивали к себе посетителей выставки, и в первую очередь молодежь.

В это время ансамбль народных инструментов «Сибирские узоры» Томской филармонии старательно выводил «Светит месяц». Как же органично вписались музыканты в атмосферу выставки!

Куклы с кодами

– А сейчас мы будем перелистывать вместе с вами историю нашей страны, – интригует посетителей ведущий Евгений Шевелев. – Очень красочную и очень интересную. Каждый костюм расскажет, кто его носил, какой веры был его хозяин, женат или холост, какое положение занимал в обществе.

По словам ведущего, у каждой куколки имеется своя информационная карточка с номером, который включает в себя аудио­файл с народной мелодией, он зашифрован в QR-код. По этому номеру посетители могут легко найти на географической карте место проживания конкретного народа: Север, Восточная Сибирь, Дальний Восток, Поволжье, центр России – и прослушать национальную музыку с помощью мобильного телефона.

Но, когда есть возможность насладиться живой музыкой, кто ж упустит такой момент?

Не смотри, кума, на меня свысока

Тем более когда выступают музыканты «Сибирских узоров». Под «Смоленский гусачок» – популярный в Центральной России наигрыш – заведующая концертно-камерным отделом Томской филармонии Василина Сыпченко снимает желтую вуаль с первого стеклянного шкафа.

– Здесь представлены костюмы центральной, северо-западной частей России и финно-угорских народов, – рассказывает музыковед. – Историки русского костюма рекомендуют рассматривать их как южно-русские и северо-русские. На Руси бытовало два комплекса одежды: сарафанный (для девиц) и панёвенный (панёва – это женская юбка, которую носили только замужние женщины). Более того, в разных губерниях России юбки были разного цвета. Но преимущественно ткань на них шла темная, которая потом расшивалась цветной тесьмой по принципу деления полотна на клетки. По размеру клетки можно было судить о размере земельного надела, которым владела семья. Орнамент по подолу имел силу оберега и говорил о мастерстве девушки-рукодельницы, вышившей узор.

Василина Сыпченко обратила внимание посетителей и на дамские головные уборы. Женщины Центральной России носили кокошники и кики, или кички. Само слово «кика» пришло из древнерусского языка и означало «волосы», но, чтобы кичка хорошо держалась на макушке, женщина должна была ходить с гордо поднятой головой. Отсюда и пошло слово «кичиться», то есть смотреть на всех свысока.

Отчалим с Дона, дорогая!

Но это было далеко не все – посетителей выставки ждали новые открытия в истории костюмов народов России.

– Я видела, как вы готовы были пуститься в пляс, когда Татьяна Кузнецова исполняла песню донских казаков «Ойся, ты ойся», – верно считала реакцию присутствующих музыковед Вера Тимофеева. – Вольное, свободное племя казаков издавна проживало между Доном и Кубанью, между Азовским морем и Каспием. Почему мой выбор пал на куколки, которые стоят на верхней полке, – на казачью парочку? Скажу вам гордо: я из казачьего рода. Однажды в детстве мой отец, музыкант и большой знаток истории, сказал мне, что наши предки – чалдоны, то есть люди, которые отчалили с Дона. С тех пор мой интерес к подробностям, деталям жизни, истории и музыки казачьего рода не угасает.

Опытный лектор-музыковед поведала, почему у казаков так ценится синий и красный цвета в костюме и как они связаны с историей государства Российского.

Музыка в кружевах

– В центре европейской части России, по берегам великой реки Волги раскинулись земли Поволжья и Урала, – приступила к рассказу об очередной экспозиции куратор проекта Ксения Измайлова. – С давних времен здесь поселились выходцы с Русского Севера. А вторым по численности народом, осевшим на этой территории, стали татары. Несмотря на тесную связь с Россией, они сумели сохранить свою самобытность и обычаи. Татарские мастера владели искусством узорной обуви, валяния шерсти, золотошвейного ремесла.

Ксения Измайлова подробно остановилась на свадебном наряде невесты, которая была одета в шелковую рубаху и парчовый камзол с мехом, а на голове красовался колпачок и длинная вуаль из тюля. Экскурсовод напомнила татарскую народную мудрость, которая гласит, что красоты много не бывает: в ожерелье и шайтан запутался.

80 кукол представлено на музыкальной выставке «Куклы в традиционных костюмах народов России».

А олени лучше!

Прежде чем опустилась вуаль с четвертого стенда, посетители замерли, вслушиваясь в звуки варгана, которым мастерски владеет ударник «Сибирских узоров» Максим Лукьянов. Всем стало понятно, что сейчас речь пойдет о костюмах и традициях народов Севера и Сибири. Экскурсию по профильной выставке провела Тамара Быкадорова.

Сама она родилась в Норильске и еще в школе научилась по костюму определять профессию человека – оленевода, рыбака, охотника или шамана.

– В чум мы бы не взяли с вами варган, а вот бубен – да. История костюма народов Севера – это очень шаманская история, – считает молодой музыковед, рассказывая об особенностях жизни малочисленных народов Севера.

* * *

– Мы сегодня прямо с головой окунулись в народную культуру России, – не скрывала эмоций после завершения вернисажа первокурсница Томского музыкального колледжа имени Э. В. Денисова Дарья Евдокимова. – Это очень интересно, красиво, красочно. Одним словом, восторг!

– Я не знала, что у нас существует такое разнообразие костюмов, может быть, просто не задумывалась об этом, – дополняет подругу и однокашницу Анна Ли. – Было интересно в деталях рассматривать их и, конечно же, вживую послушать народные песни и наигрыши. Всем рекомендую эту выставку и в первую очередь отправлю сюда свою бабушку – она поет в народном хоре, и ей здесь будет очень интересно!

Автор: Татьяна Александрова
Фото: Евгений Тамбовцев

Закружил калейдоскоп развлечений…

Как повеселились колпашевские зрители и читатели

Попробовать себя в роли настоящего ткача и стать активным участником хороводных игр, сплести салфетку из камыша и сделать фото на память в народном стиле, проявить эрудицию и посетить самый настоящий ресторан – возможно ли это все сразу и в одном месте? Да, возможно – ответили работники Центральной библиотеки г. Колпашево и доказали это, организовав праздник в рамках всероссийской акции «Библионочь».

-Мы долго готовились к этому празднику, – рассказывает специалист МБУ «Библиотека» Колпашевского района Иванна Дунец, – но все равно не ожидали, что он окажется таким массовым и радостным. В нем приняло участие много детей и взрослых. С детьми все понятно – начались каникулы. А вот взрослые нас удивили. Стояла прекрасная погода, и садоводы-огородники в такое благодатное время обычно предпочитают работать на земле, а не веселиться. Но пришли, праздник удался! В нем приняли также участие многие творческие коллективы. И всем нашлось развлечение по душе.

По мнению Иванны Анатольевны, в организации таких масштабных мероприятий важна концепция.

– Мы не стали мудрить, – признает Иванна Дунец, – и тематику акции тесно связали с проведением Года культурного наследия в России и посвятили ее нашим традициям, национальным корням, а они у нас, в Колпашеве, глубокие и разнообразные. Как известно, здесь живут и селькупы, и ханты, и русские. И у каждого своя культура, свой язык.

Когда бродить интересно

Фишкой праздника главной колпашевской библиотеки стал проект под условным названием «Бродилка». Все участники могли бродить по всем трем этажам и находить себе занятия по интересам. Праздник начинался ­прямо на крыльце, где всех встречал фольклорный ансамбль «Горенка» с обрядовым номером «Величальная». Далее публика разделилась. Всех пригласили в здание, но кто-то остался на свежем воздухе, чтобы и дальше послушать «Горенку» и присоединиться к традиционным народным играм, а кого-то заинтересовало, что же будет внутри. Определиться с навигацией помогали прямо на входе в холле библиотекари-красавицы в народных костюмах. Они вручали взрослым и детям карты, позволяющие легко ориентироваться и передвигаться по всем этажам здания.

Здесь же для гостей была организована познавательно-развлекательная интерактивная викторина «Славянский калейдоскоп», содержащая вопросы о предметах русского быта, русской кухне, национальных традициях, обрядах и народных играх. А на абонементе работало несколько занимательных площадок. Одна из них была посвящена русским ремеслам.

Чем дальше, тем интересней. Большой популярностью у юных гостей пользовалась викторина «Волшебные предметы», где по описанию нужно было догадаться, о какой сказочной вещи идет речь. Здесь же на первом этаже были организованы две познавательные программы с использованием лэпбуков – специальных чудо-книжек с множеством кармашков, куда вкладываются стихи, поделки, развивающие рисунки. Содержание лэпбуков было направлено прежде всего на развитие воображения, логического и творческого мышления, речи, памяти и, конечно, на расширение кругозора.

А в центре духовно-нравственного просвещения расположилась площадка «Угадай слово». Посетителям предлагалось угадать значение украинских, белорусских и русских слов. Все они с неподдельным интересом постигали азы народных традиций. Неподалеку был организован мастер-класс под чутким руководством мастерицы Светланы Ломовой, где каждый желающий мог попробовать самостоятельно соткать домашний коврик на настоящем станке.

Изготовить куклу и примерить костюм

На этом удивительное не заканчивалось. В холле второго этажа все желающие могли принять участие в мастер-классе по росписи тарелочек народными орнаментами, организованном преподавателем детской школы искусств г. Колпашево Радмилой Гимадеевой. Большой популярностью у детей пользовалась традиционная площадка «Аквагрим», где волонтеры МКУ «Городской молодежный центр» наносили на руки и лицо юных посетителей оригинальные узоры. А на площадке между вторым и третьим этажами известная колпашевская умелица Зоя Баскончина учила создавать салфетки из камыша. От желающих освоить процесс плетения оригинальной салфетки на специальном селькупском станке не было отбоя.

На третьем этаже гостей встречали потомки коренных народов Севера – селькупы в традиционных национальных костюмах. Члены межэтнической ассоциации «Ильсат» радовали гостей исполнением селькупского танца «Крапива». Здесь же можно было познакомиться с выставкой, рассказывающей о быте, культуре и промыслах коренных народов. Фотозона «Чум» с использованием селькупской атрибутики активно служила площадкой для селфи, а мастер-классы «Цветочки из ниток» и «Кукла из травы» стали одними из самых популярных площадок акции.

Но наибольший восторг и шквал аплодисментов вызвал модный показ традиционных русских костюмов юными красавицами. Зрители кричали «браво!», а маленькие модели демонстрировали не только одежду, но и уникальную коллекцию кукол ручной работы колпашевской мастерицы Светланы Ломовой.

Маракса бьет рекорды

На другой площадке – в Центральной детской библиотеке – гостей занимали и развлечениями, и познавательными квестами. На мастер-классе «Символика сибирского узора», который провела преподаватель детской школы искусств Наталья Гемская, участники узнали о значении символов иванкинских селькупов и изготовили медальоны-обереги. Неподалеку желающие рисовали селькупскую символику песком, в чем им помогала педагог дополнительного образования Лада Оболенская. А интеллектуальная игра «Селькупская азбука» под руководством главного библиотекаря Екатерины Богер познакомила гостей с селькупскими словами и предметами быта.

Настоящим сюрпризом стал этот праздник для жителей Мараксы. Прежде здесь не было никаких увеселений. Но недавно библиотеку в этом селе возглавила Елена Останина, ранее работавшая в отделе № 3 Центральной колпашевской библиотеки. Она-то и взялась за организацию развлечений. Ей помогали коллеги из других отделов. И результат оказался потрясающим. В различных мероприятиях приняло участие рекордное количество жителей.

– Мы это объясняем тем, – рассказывает Иванна Дунец, – что деревня не привыкла к таким массовым зрелищам. Раньше, чтобы поучаствовать в них, надо было ехать в Томск или Колпашево. А здесь, пожалуйста, все рядом с домом, и весело, и достойно. Праздник стал поистине семейным.

Организаторы и правда постарались. На улице ребят развлекал библиотекарь из отдела № 5 Леонид Иртуганов. Под его чутким руководством дети носили воду на коромысле, соревнуясь в том, кто донесет быстрее, не расплескав содержимого ведер. Болельщики живо реагировали на происходящее. А на площадке «Ярмарка народных промыслов», напротив, было тихо – все участники сосредоточенно осваивали уроки по изготовлению куколок-утешниц из ситца, которые давала приглашенный мастер Ирина Мерасат. Сама Елена Останина, руководитель библиотеки, веселилась наравне с детьми, когда раскрашивала их лица и руки цветочными узорами.

Время двигаться вперед

На всех площадках праздник закончился торжественным закрытием с участием творческих коллективов. Были и народные танцы, и блестящие вокальные номера. Праздник объединял людей, создавал настроение, дарил положительные эмоции. Потому был так благодарно воспринят населением.

– Мы услышали столько теплых слов от наших жителей, – говорит Иванна Дунец. – Чувствовалось, что в период затянувшихся ограничений на проведение массовых мероприятий, вызванных коронавирусом, люди соскучились по живому общению. И, получив наконец такую возможность, не скрывали своих чувств.

А для работников библиотек настало время подводить итоги и двигаться дальше. Колпашевская МБУ «Библиотека», возглавляемая талантливым руководителем Марией Леухиной, насчитывает 25 отделов. Это своеобразные филиалы, расположенные в Колпашеве и по всему району. Многие из них модернизированы в рамках национального проекта «Культура». Например, в конце прошлого года была существенно обновлена взрослая библиотека в Тогуре, детская библиотека на базе ДК в Колпашеве. Сами сотрудники при поддержке городской администрации приняли активное участие в ремонте помещения для библиотеки на базе государственной селекционной станции. Ремонт получился на славу, и теперь здесь условия и возможности не хуже, чем в городских аналогичных учреждениях.

– В планах подать заявку и поучаствовать в конкурсе на получение средств на модернизацию детской библиотеки в Тогуре, – делится планами Иванна Дунец.

Автор: Нина Губская,
фото из архива библиотеки

 

Берестяные мотивы на Зеленые святки

Под них кружили все березы земли Томской

Более 5 тыс. человек из регионов России и Урала собрал в городе Асино VII фестиваль-конкурс декоративно-прикладного искусства «Золотая береста». Главной темой фестиваля стали Зеленые святки – древний праздник, олицетворяющий переход от весны к лету. Асиновский район неслучайно выбран местом проведения этого масштабного культурного мероприятия. Исторически здесь сформировались центры возрождения берестяного промысла и создания уникальных авторских коллекций.

Узоры плетем

К вечеру на центральной площади Асина яблоку негде было упасть. Может, и хорошо, что погода не благоволила и ледяной ветерок еще больше освежал и без того озябшие уши и щеки. Иначе протиснуться сквозь толпу меж торговых рядов было бы очень сложно. А раскинулись они на сотню метров, и гуляющие по ним восхищались туесами, шкатулками, тарелками, предметами интерьера и полотнами. Одна работа краше другой. Слишком уж избаловали мастера берестяного промысла народ поделками и причудливыми техниками их украшения: и резьба, и тиснение, и штамп, и роспись. Чего только не наловчились делать! Даже лодку (или каяк?) из березовой коры привезли (мастер А. Тарлаганов, Асино). Да что там лодку, корабль построили, правда, из заплетенной косичками сарги. Возле этого рукотворного чуда жителя деревни Семеновки Зырянского района Николая Бочарова останавливался каждый.

– У меня безотходное производство, – делится секретами мастерства умелец с 20-летним стажем. – Даже огрызки бересты в дело пускаю, пробойником набиваю сотни маленьких кругляшек и выкладываю на заготовленных фигурках мозаику.

А вот ценителей бесшовных туесов без излишеств из цельного чулка и заплечных торб из красной бересты, украшенных выцарапанным орнаментом, было уже меньше. А ведь именно такие изделия использовали в хозяйстве наши пращуры. Колпашевские девчата, представившие народность селькупов, в изделиях постарались максимально сохранить мастерство своих предков.

Каждому по заслугам

Каждая вещица хороша и достойна своего приза. Одна удивляет кружевным тиснением, другая – простотой и чистотой линий, третья – вычурностью декора. Тем не менее судейская коллегия под председательством художественного руководителя народного коллектива «Прокопьевская береста», народного мастера России, члена Союза художников России Рашита Багаутдинова уже заранее ознакомилась с более чем 100 работами 37 мастеров Сибири и определились с выбором победителей.

Обладателем Гран-при фестиваля «Золотая береста» стал кемеровчанин Юрий Лазарев. Главный приз и диплом ему вручил врио главы региона Владимир Мазур, который отметил высокое мастерство сибирских умельцев.

Только слона и не хватало!

Окунувшись в берестяную сказку, народ продолжил исследовать торговые ряды. К своим лавкам авторских сувениров завлекали красавицы в самобытных костюмах разных национальностей. Ханты, манси, селькупы, чулымцы вызывали у публики неподдельный интерес.

Браслеты, серьги, головные уборы и главное украшение хантов – нагрудники мевлсак и турлопс, плетенные из бисера, сверкали вкрапленными каменьями, которые томичка Татьяна Легай делает сама.

– Возьмите куклу-оберег или камень с Томи разрисованный! Они защитят от дурного глаза, помогут привлечь удачу в делах, – зазывает соседка. – Наши предки-манси всегда брали с собой тавалозики – деревянные украшенные куколки – в лес, на охоту и рыбалку.

Честно сказать, здесь только слона, наверное, не продавали (хотя клетки с домашними животными и птицей все же были). Резная посуда и сувениры из дерева, гончарные горшочки, лоскутное шитье, вязаные и бисероплетеные диковины, мягкие куклы, кованые изделия… Голова шла кругом. Топать по рядам устали ноги. За два с лишним часа работы ярмарки рассмотреть все было нереально. Вот где моментально пустели семейные кошельки! У каждого продавца находилась именно та вещица, которую непременно хотелось приобрести.

Попариться не получилось

После того как карманы уже были опустошены, народ дивился на выставки и принимал участие в мастер-классах. В их организации постарались техникумы и колледжи региона. На площадках народ учился делать берестяные обереги, кукол из джута и льна, разукрашивать глазурью пряники, плести заборчики из тальника и даже ткать на старинном станке.

Ребят ждали молодецкие игры: перетягивание каната, жонглирование гирями, набрасывание на шест колец, но больше сорванцам нравились битвы подушками на бревне. Очередь стояла не меньше, чем на надувные батуты.

Интерактивная площадка «Русская деревня» порадовала богатыми декорациями. Тут тебе кузнечная лавка, русская банька, скотный двор, избушка рыбака, хижина охотника, мастерские и трактиры, даже искусственные пруды были с живыми карасями. Участниками действа стали библиотечные и культурные работники, коллективы детских садов и школ, а также клубные формирования района. Постарались на славу, чтобы окунуть зрителей в преданья старины глубокой.

А вот «БаняФест» в силу непогоды не удался. Не нашлось желающих раздеться и попариться в парилке-палатке Алексея Зюзина или бане на колесах на базе ГАЗ-66 Владислава Конарева. Зато мальчишки с удовольствием ныряли погреться в теплое помещение автокуна, переделанного под баньку. Только березовые веники, которые учили делать неподалеку, здесь никому не пригодились.

Гармонь залихватская

На одной из площадок развернули меха своих музыкальных инструментов гармонисты. На протяжении двух часов здесь лилась колоритная народная музыка, состязались вокальные группы, хоры, ансамбли и частушечники из Первомайского, Тегульдетского, Верхнекетского, Колпашевского и, конечно, Асиновского районов. Один за другим гармонисты оказывались в центре внимания, а публика то и дело пускалась в пляс, не в силах противостоять их виртуозным мелодичным переливам.

Участников в многочисленных номинациях фестиваля «Играй, гармонь!» насчиталось ни много ни мало – более сорока! Удивительно, но победителями оказались все без исключения. Каждому участнику были вручены дипломы за первые и вторые места и памятные сувениры – берестяные шкатулки. Гран-при завоевал наш земляк Василий Каланжов из деревни Победа.

В честь 35-летия конкурса «Играй, гармонь!» зрители подивились на памятник знаменитому народному инструменту, выкованный мастерами художественной ковки из «Гефеста». Инсталляция будет установлена на Площади праздников. Явился миру и символ Зеленых святок, которому был посвящен нынешний берестяной фестиваль, – металлическая березка. «Выращена» она асиновским кузнецом Михаилом Слободчиковым, а «расти» кованое деревце будет в культурно-туристическом комплексе «Сибирская усадьба Н. А. Лампсакова».

Не только зрелищ, но и хлеба!

Повеселившись на славу и получив усладу для ушей и глаз, гости, влекомые аппетитными ароматами, спешили к рядам с яствами, представленными образовательными организациями города Асино и соседних районов области. Чего здесь только не было! Шашлык с пылу с жару, блинчики румяные, пирожки круглобокие, булочки домашние… Поварихи из Молчановского техникума предлагали честному народу наваристую уху из судака, щуки, чебака и леща по полтиннику за плошку. Конечно, все шло нарасхват. И мы там были, те кушанья отведали.

Оценили старания участников гастрономического фестиваля «О, да! Еда!» и члены жюри, проведя дегустацию. Слизывая с губ остатки варенья и дожевывая расстегаи да пончики, они приступили к оценкам. Есть победители и среди асиновцев! Кулинары из школы № 5 заняли третье место в номинации «Северная рыбка». А вот самый душевный чаек вышел у искусниц из гимназии № 2 (первое место) и из школы № 5 (третье место). За пару часов все припасы наших конкурсантов были уничтожены проголодавшейся публикой.

Азян, соседи!

Зрелищ в этот вечер было хоть отбавляй! Символически открыли площадку «Этнопарк» молодые исполнители. Ведь именно молодежи предстоит дальше сохранять и приумножать культурное наследие нашей страны. Студенты колледжей и техникумов, ДК и библиотек со всего региона знакомили зрителей с обычаями и традиционными песнями и танцами разных народностей.

Как лебедушка плывет, потупя взор, дагестанская девушка. Пускаются в перепляс русские сударушки. Пары отстукивают каблучками в попурри эстонских танцев. Радует слух чувашский ансамбль. Звучат горловые тувинские песни, заливистым соловьем их подхватывает хакасская красавица.

Залихватски машут шашками казаки. Они давали уроки владения шашкой, разрубая пополам пластиковые бутылки с водой.

Лида Селянинова и Евгения Гавриленко из Тегульдета знакомили с экспонатами из музея малочисленных чулымцев и обучали своему сокровенному языку:

– «Азян» – это по-нашему «здравствуйте». «Чакшизын полуш» означает «до свидания».

Представители разных культур и народностей показали, что здесь, на Сибирской земле, они не забывают обычаи предков и хранят память о своей исторической родине.

Автор: Алена Меренкова
Фото: Евгений Тамбовцев

Джутовая филигрань

Как Крым рукоплескал мастерице из Кожевниковского района

Нарядные куколки с ведерками, где одна краше другой, словно невесты на выданье ждут не дождутся встречи со своими будущими хозяевами. Их в качестве подарка хорошим знакомым создала мастерица из Кожевниковского района Татьяна Семенова. Свою композицию она назвала «У цветочного колодца», поэтому три жгучие казачки набирают из криницы не воду, а изящные дары Флоры. У одной коромысло уже висит на плечах с ведерками, полными ажурных цветов.

Нафантазировать мечту

Судьба накрепко связала Татьяну Семенову с ее малой родиной – селом Зайцево. Здесь прошли ее школьные годы, сюда она вернулась дипломированным специалистом по экономике, устроилась на работу в местный совхоз. В селе повстречала свою вторую половинку. А потом хозяйство «Зайцевское» развалилось. Нужно было чем-то себя занимать помимо домашних хлопот. Традиционно обратилась к рукоделию, но не к простой вышивке или шитью. Она решила освоить джутовую филигрань. Почему выбор пал именно на этот вид ремесла?

– Несколько лет назад в нашем районном центре проходили творческие отчеты сельских поселений, в рамках которых выступали артисты художественной самодеятельности, проводились выставки декоративно-прикладного искусства и народных ремесел, – вспоминает начало своей деятельности Татьяна Семенова. – Я смотрела на изделия рукодельниц – различную вышивку, вязание, и меня вдруг осенило: а что бы такое придумать, чего у нас еще не было?

К тому времени в интернете уже было предостаточно информации о технике джутовой филиграни с онлайн-курсами. Демонстрировались воздушные шкатулки, вазы, карандашницы. Вот и жительница села Зайцево решила попробовать свои силы в столь оригинальном творчестве. И эксперимент удался! Сегодня изделия Татьяны Семеновой украшают дома многих россиян, их изяществом два года назад восхищались мастера-ремесленники из Белоруссии и Украины. Хотя в этом промысле она явный новичок-самоучка.

– Четыре года назад я купила шпагат, клей и начала пробовать, – улыбается мастерица. – И с тех пор только этим и занимаюсь, мне очень нравится. Хотя, конечно, работа трудоемкая.

Она сразу поясняет, что джутовая филигрань – это не намотка ниток на готовый контур изделия, а сборка при помощи клея ажурных джутовых деталей задуманной конструкции в воздухе. Начинала с маленькой шкатулочки, потом пошли корзинки, посуда, птички (есть в ее домашней коллекции роскошный павлин и сорока-модница), а еще рыбки и различные букеты. Ну а самым крупным и особенно любимым детищем хозяйки остается самовар с чайником – символ гостеприимства, благополучия, достатка. Над этим изделием она трудилась около двух месяцев.

Календарные куклы

Среди любимых поделок называет симпатичных медвежат, гнома с лягушкой. Но на особом счету у мастерицы – работа по изготовлению кукол. И подтолкнули ее к этому дочки соседки, играющие с Барби. Когда холодные заморские красавицы надоедали сельским девчонкам или ломались, они их попросту выбрасывали.

– Мне так жалко было на все это смотреть, и тогда я предложила девчатам «подлечить» их раненых кукол, спрятав недостающие руки-ноги-головы под разными нарядами – платьями и шляпками, – рассказывает Татьяна Алексеевна. – А потом незаметно для себя от гламурных красоток перешла на барышень. К Масленице сделала куклу Масленицу на фуршетный стол. Была у меня Снегурочка, Хозяйка Медной горы. А самых малюсеньких люблю наряжать в русском народном стиле с длинными платьями, коронами или повязками на голове. Куклы – это разрядка для меня! Правда, каждый раз задумываю один образ, а в итоге получается совсем другой: в процессе всегда что-то меняешь, экспериментируешь, доклеиваешь.

Сюжеты для своих изделий мастерица черпает отовсюду, и календарь здесь ей первый помощник. В свое время она делала филигранные стопочки к братине (шаровидный сосуд для питья на братинных застольях) к фестивалю казачьей культуры. Прежде чем приступить к выполнению будущего персонажа или предмета, читает о нем, отмечает характерные особенности. Поэтому, говорит рукодельница, она любит их всех. Раньше готовые изделия покрывала лаком, но потом перестала, дав шпагату возможность дышать. От этого, считает Татьяна Алексеевна, ее работы выглядят как живые.

Из всех поделок у нее особенно хорошо разбирают кукол, но многие свои изделия автор просто дарит. Но всегда интересуется надобностью в таком презенте: будет он пылиться или радовать юбиляра-именинника?

Материал для будущих изделий мастерица приобретает в магазинах либо заказывает в интернете, если нужен крашеный шпагат. Цветной идет в основном для создания флористических композиций. А в остальном предпочитает работать с натуральными тонами.

Когда рукоплещут профессионалы

Ажурные изделия самодеятельной рукодельницы из Кожевниковского района можно встретить на различных ярмарках, выставках, фестивалях. Три года назад она участвовала в межрегиональной выставке народных ремесел «Мастера Сибири» в Новосибирске.

– Мои работы заметили сотрудники Новосибирского областного дома народного творчества еще на «Празднике топора» и прислали приглашение – отказаться я не могла.

Увезла свои работы, побывала на открытии выставки, где получила массу позитива и отзывов о своих поделках. Конечно, я не ожидала, что получу диплом первой степени. Но было очень приятно, – вспоминает удачный дебют мастерица из Зайцево.

В 2020 году она решила вновь попытать удачу и приняла участие во Всероссийском фестивале декоративно-прикладного и изобразительного искусства «Крымская мозаика». Для начала нужно было отправить организаторам презентацию с готовыми работами: первое знакомство прошло на ура. Татьяна Семенова попала в число 26 финалистов из 188 кандидатов и получила приглашение в Керчь. В итоге мастер-самоучка из Томской области обошла в престижном конкурсе мастеров-профессионалов, представлявших различные уголки нашей страны.

– Каждый старался подчерк­нуть национальный колорит своего региона, а у меня как раз все работы выполнены в русском стиле и выдержаны в тонах естественных цветов сена, сухой травы, лыка. Конечно, победа была для меня неожиданной, – признается Татьяна Алексеевна. – Я вообще не предполагала, что меня пригласят на финал, а когда объявили мою фамилию, была просто потрясена.

Вернуться к истокам

По словам мастерицы, организаторы крымского фестиваля оценивали не просто работы участников, а потенциал мастеров, их творческие способности и масштаб.

Правда, будет ли он востребован? Сегодня, признается мастерица, молодежь все больше увлечена цифровыми технологиями. К тому же дети хотят видеть результат своих деяний здесь и сейчас, а на ее мастер-классах требуется усидчивость, кропотливость. Например, на изготовление одной куклы у нее самой уходит не менее двух дней.

– Больший интерес проявляют взрослые: с ними проводим мастер-классы в сельском Доме культуры, – отмечает Татьяна Семенова. – Начинаем со шкатулочек. Во время занятий я получаю столько положительных эмоций от общения с людьми, я вижу, как им это нравится, и потом с чудесным настроением возвращаюсь домой.

С годами она стала понимать, насколько уникальными были вещи ее предков, какие изумительные вышивки гладью оставили после себя обе ее бабушки. Сегодняшние вышивальные машины не способны передать теплоту человеческих рук.

– Я храню тканый кушак прабабушки, ему уже сто лет, – с гордостью рассказывает мастерица. – Мои предки жили в Архангельской области, занимались ткачеством, а для этого отбеливали и красили нити в нужный по узору цвет. Кушак расшит в тонах радуги. Я уверена, что для сегодняшних школьников необходимо вновь вводить уроки труда, где бы девочки могли самостоятельно штопать, шить, вышивать, а мальчишки – выполнять нехитрые столярные работы. Только так можно возвратить утраченные ремесла.

Автор: Татьяна Александрова
Фото: из домашнего архива Татьяны Семеновой

 

Наследие народных мастеров

В Томске состоялась уникальная выставка-ярмарка

В конце апреля в областном центре состоялся гала-концерт, во время которого были подведены итоги IX Губернаторского фестиваля народного творчества – одного из самых масштабных и ярких событий в культурной жизни региона. В рамках этого зрелищного мероприятия проходила выставка декоративно-прикладного и изобразительного искусства. На ней были представлены традиционные и уникальные работы мастеров практически из всех районов области.

Семеновский фрегат

– В течение года у нас проходят выставки-конкурсы, по результатам которых мы готовим итоговую выставку здесь, на площадке нашего дворца, – рассказывает начальник отдела народных промыслов и ремесел ОГАУК «ДНТ «Авангард» Светлана Дроздова. – Раньше мы проводили выставки-ярмарки на улице, а в этом году, впервые после пандемии, ограничились лишь выставкой в фойе Томского областного драматического театра.

И она удивила: гостям было представлено более 400 работ сибирских умельцев.

Самым крупным экспонатом, вне всяких сомнений, стал берестяной фрегат, привезенный из деревни Семеновки Зырянского района. Над ним обладатель звания «Народный мастер Томской области» Николай Бочаров колдовал в течение двух лет. И он сумел покорить гостей фестиваля.

С раннего детства деревенского мальчугана тянуло к прекрасному. Сначала он мастерил из подручных материалов лодочки и пароходы. А когда попробовал в работе бересту, полюбил этот материал раз и навсегда. На выставке в Томске он встречал посетителей в берестяной шляпе. Это был еще один уникальный экземпляр в экспозиции зырянцев. Николай Викторович мастерски владеет техникой плетения, тиснения и мозаики. Несколько лет назад он начал обучать работе с этим природным материалом детей из Семеновки и окрестных сел. Но все чаще стало подводить здоровье, годы, к сожалению, берут свое.

Крути-верти, гончарный круг

А самые мелкие изделия изготовили мастерицы из Парабели. Это были миниатюрные куколки-обереги. По словам Светланы Дроздовой, у каждого района имеется своя изюминка. Например, кожевниковцы могут гордиться мастерами по ручному ткачеству. Там же развито валяние и художественная соломка. Асиновский район издавна славится изысканными изделиями из бересты. Томский район – гончарными и керамическими изделиями.

Гончарный промысел в регионе активно продвигает Андрей Салтан. По сути, он уже стал визитной карточкой Томской области, когда речь заходит о демонстрации народных ремесел в нашем регионе. Причем Андрей Салтан проводит мастер-классы не только у себя в мастерской, но и часто работает на выездных мероприятиях. Был он и во время подведения итогов IX Губернаторского фестиваля народного творчества. Пока шел гала-концерт, гончар продолжал демонстрировать свое мастерство в фойе театра драмы. Скучать, судя по количеству зевак, ему точно было некогда.

А рядом очень своевременно давали мастер-класс по декупажу пасхальных яиц мастерицы из Томска. Важно то, говорит Светлана Дроздова, что все эти люди не только сохраняют традиции народных промыслов, но и бережно передают их, обучая своему непростому ремеслу новичков. Правда, эти направления, уходящие корнями глубоко в историю, не носят сегодня масштабного характера, их нельзя поставить на конвейер, потому что любая ручная работа имеет штучный характер.

Как, к примеру, мягкие изделия Натальи Павловой, мастера из Шегарского района. Ее миниатюрные валяные из шерсти игрушки, особенно собачки, расходились как горячие пирожки.

– Милые безделушки, – с улыбкой бросает Наталья, – но людям они нравятся. И в этом смысл моей работы.

Но наши мастера, как правило, плодовиты и искусны не только в одном направлении. Вот и Наталья привезла на выставку еще и собственные картины. Изображения сибирской природы поражают своей достоверностью и техникой исполнения. Живописью мастер из Мельникова занимается уже более 10 лет.

От автомата до прялки

– Спасибо большое! – довольные покупатели убирают в огромный пакет сразу три деревянных автомата. – Берем сыну и племянникам.

Оказывается, еще не вся ребятня с головой ушла в интернет, и эти мальчишеские игрушки для игры в войнушку сохраняют актуальность и в XXI веке, раз родители так активно покупают их для своих сыновей.

– А пистолеты почему-то не берут, – констатирует методист по декоративно-прикладному творчеству районного методического центра народного творчества и организации досуга с. Первомайского Нелли Жарченко. – На этой выставке мы представляем серию деревянных игрушек: тракторы, самолеты, вертолеты, пистолеты, а также оригинальные подставки под телефоны, панно, магниты. Всего более 50 наименований. И создано все это пятеркой наших ведущих мастеров.

Первомайцы удивляли томичей и гостей фестиваля не только деревянными изделиями, но и изысканными по мастерству исполнения лоскутными одеялами, наволочками, панно. Эти изделия в рамках конкурса сшила Раиса Машнич. И они, конечно же, стали победителями и уже давно обрели своих новых хозяев, знающих толк в лоскутном шитье. Организаторы выпросили у них эти шедевры на время итоговой выставки.

На соседней экспозиции гости обращали внимание на прялку. И каждый обязательно любопытствовал: «Настоящая?»

– А как же! Умеют еще делать их наши старики, – поясняет руководитель МБУ «ЦДК с. Новорождественское» Вячеслав Сапожников из Томского района. – Зимой же делать особо нечего, поля засыпаны снегом, пчелы спят, вот и коротали вечера за прялками.

Более 1 600 мастеров участвовали в течение года в конкурсах-выставках, проходивших в рамках Губернаторского фестиваля.

Причулымские умельцы

На стенде Молчановского района выделяются красотой берестяные картины Татьяны Козловой. Но мощную конкуренцию им составляют изделия асиновских мастеров. В фойе томской драмы они развернули, пожалуй, самую масштабную экспозицию. Здесь же щедро угощали посетителей свежим березовым соком.

– У нас больше сорока мастеров входят в клубное формирование «Причулымские умельцы» Асиновского района, – рассказывает методист МАУ «МЦНТ и КСД» Светлана Ткачук. – В период пандемии мы сумели сохранить не только рабочие места, но и все технологии обработки бересты. Сегодня в Центре ремесел у нас трудится немало молодых мастеров.

Светлана охотно демонстрирует шкатулки с сибирской росписью таежными мотивами, выполненной талантливыми студентками, чьи работы очень трудно отличить от изделий маститых ремесленников. На выставке можно было ознакомиться и с урало-сибирской росписью.

– В прошлом году я выиграла грант на создание экспозиции декоративно-прикладного творчества, и эту технику мы как раз представляли и даже записали на видео мастер-класс, – продолжает Светлана. – А вообще, мы можем сделать из бересты все: от шкатулки до ведра. Что закажете.

IX перешел в Х

Ушел в историю IX Губернаторский фестиваль. Ему на смену пришел юбилейный Х. А вместе с ним и новые конкурсы. Например, один из них носит традиционное для мая название – «Салют, Победа!». Состязание проходит в виртуальном формате и первые работы жюри уже оценило. Параллельно же идет подготовка к межрегиональным фестивалям «Братина», «Праздник топора», «Этюды Севера». Так что впереди у конкурсантов будет множество творческих состязаний, а у экспертов – непростая задача отобрать лучшие из лучших.

Автор: Татьяна Александрова
Фото: Евгений Тамбовцев

Алексей Пиоттух: Мне интересно все – народная музыка, джаз, классика, эстрада и поэзия

Известный томский музыкант отмечает свой юбилей концертами в Санкт-Петербурге и Томске

…Шел юбилейный концерт Алексея Пиоттуха в органном зале Томской филармонии. В программе – авторские произведения для домры-альта, на которой играл сам юбиляр. Звучали и его переложения известных сочинений для дуэта с балалайкой-контрабасом. После исполнения пьесы из балета «Любовь-волшебница» Мануэля де Фальи зал пришел в такой восторг, что шквал аплодисментов и криков «браво!» и «бис!» заставил вздрогнуть своды бывшей церкви.


– После поклонов мой коллега прислоняет свой инструмент к роялю и мы идем за кулисы. И, как в замедленной съемке, я вдруг вижу, что балалайка-контрабас постепенно съезжает и падает на пол. И разбивается. Вдребезги, – вспоминает тот концерт Алексей. – Я нахожусь на таком расстоянии, что подхватить и спасти контрабас не успеваю, и просто смотрю, как ломается инструмент и рушится программа концерта. В зале – звенящая тишина. Когда мозг очнулся от шока, я взял дом­ру и вышел на сцену, чтобы продолжить концерт.
На то, чтобы «мозг очнулся», Алексею Пиоттуху понадобилось всего несколько секунд. Кто не был знаком с программой, не догадался, что дуэтные номера артист заменил сольными. И опять был шквал аплодисментов. Зрители уже выражали восторг не только виртуозному исполнению, но и выдержке и самообладанию артиста.

Соло с великорусским оркестром

Алексей показывает членский билет Союза композиторов России. Принят недавно, хотя сочиняет музыку лет с шестнадцати. И в Санкт-Петербурге, откуда он только что вернулся, на II Международном фестивале «Новая жизнь басовых инструментов» прозвучали три его сочинения для балалайки-контрабаса и дом­ры. Одно из них автор исполнил сам в сопровождении знаменитого Государственного академического русского оркестра имени В.В. Андреева.
– Выступать с таким оркестром, как андреевский, который я называю великорусским, – событие очень важное для меня, – признается Алексей. – Ведь это один из лучших оркестров народных инструментов в мире!
Концерт подводил черту под итогами фестиваля, который был посвящен народным инструментам с низким звуком – балалайке-контрабасу, балалайке-басу и домре-басу. Открылся он научно-практической конференцией, где затрагивались проблемы исполнительства, репертуара, изготовления народных басовых инструментов, освещалась и история их бытования в России.
– Доклады интересно было слушать, но волновался за исполнителей. На камерном концерте во второй день фестиваля мою пьесу для балалайки-контрабаса соло «Отзвук минувшего бала» играл мой ученик, выпускник Томского музыкального колледжа, а ныне студент Московского государственного института культуры Эдуард Чаадаев, – продолжает рассказ мой собеседник. – «Отзвук…» – технически непростое произведение, над ним надо много работать. Зато оно широко раскрывает технические и художественные возможности большого инструмента. Казалось бы, как можно на таком неповоротливом инструменте, где три струны, играть полифоническую пьесу на два разных голоса?! А можно! Третье мое сочинение сыграл Семен Мозолькин из Нижнего Новгорода – он исполнил вторую часть из моей Сонаты для домры-альта соло в переложении для домры-баса.
Между прочим, именно эта соната помогла завоевать Алексею Пиоттуху второе место на Международном конкурсе композиторов для плекторных инструментов в Испании в 2006 году.

Зеркало для героя

Совершенно неожиданную параллель жизни юбиляра с биографией героя романа «Брисбен» известного российского писателя Евгения Водолазкина обнаружила автор этих строк, когда готовилась к интервью с томским музыкантом. Не то чтобы судьба Алексея Пиоттуха совпадает с жизнью Глеба Яновского, но в ключевых моментах есть удивительные сближения либо зеркальные тождества.
Глеб Яновский в музыкальной школе учился играть на домре, но стал прославленным гитаристом. Алексей Пиоттух в музыкальной школе осваивал игру на гитаре, но прославила его на весь мир домра. Один после музыкальной школы не стал поступать ни в муз­училище, ни в консерваторию, а стал студентом филфака Ленинградского университета. Второй, имея бабушку филолога, сначала окончил Томское музыкальное училище, а потом и Уральскую консерваторию, а любовь к слову, сочинение стихов в том числе, оставил как хобби…
«Брисбен» – роман во многом автобиографический, как оказалось. Водолазкин окончил музыкальную школу по классу дом­ры. Поэтому со знанием дела описывает технику игры на этом инструменте. За что и удостоился критики со стороны читателей: автора упрекнули в том, что из дом­риста никогда не получится виртуозного гитариста, так как другая техника игры.
– Меня тоже часто спрашивают: а не вредно ли музыканту переключаться с одного инструмента на другой, допустим, с контрабаса на домру или со скрипки на гитару? Не вредно, а даже полезно. И мой опыт – наглядный пример, – подхватывает и развивает тему мой собеседник.
И с охотой комментирует эпизод романа, где юный Глеб впервые приходит в музыкальную школу и ему предлагают заниматься на четырехструнной (украинской) домре.
– Действительно, украинская школа известна как школа игры на четырехструнной домре, а московская – на трехструнной, – поясняет Алексей Пиоттух. – Впрочем, в Уральской консерватории тоже развита четырехструнная школа игры на домре. Но у домры-альта, на которой я учился, всего три струны. Разница не столько в струнах, сколько в строе. Четырехструнная домра имеет строй как у скрипки. И мандолина имеет скрипичный строй, только у нее вдобавок двойные струны. Скрипичным строем обусловлен и широкий репертуар, который исполняют на четырехструнной дом­ре. Некоторые виртуозы-домристы дают фору даже скрипачам. А трехструнная домра имеет другой строй, и играть на ней классический скрипичный репертуар всегда сложнее. Зато у трехструнной более звонкий и открытый звук, а потому и более сильный.
Именно сильным звуком и удивила томская «Интрада» испанских слушателей. Дуэту дом­ристов приходилось выступать в готических соборах XVII века с потрясающей акустикой, где слышен каждый шорох, и каждый полноценный аккорд звучал как оркестр.
– Причина фурора, я думаю, в несоответствии количества исполнителей и звука. Перед публикой выступали два музыканта с двумя домрами, а звук был таким мощным, объемным, плотным, что, если закрыть глаза, казалось, будто играет оркестр.
И состав дуэта – две домры (малая и альт), по словам музыканта, тоже был непривычен глазу и уху испанского зрителя. Потому что такой состав ансамбля – большая редкость.
– В Европе популярны мандолина и лютня. Но там другой подход к исполнительству на народных инструментах, другая психология. И это, между прочим, сказывается на способе звукоизвлечения, – удивляет признанием Алексей Пиоттух. – Даже на крупных международных фестивалях выступают любители. Но и профессионалы с консерваторским образованием играют для красоты, играют красивую музыку, чтобы для удовольствия, для души. Они менее техничны, чем мы. Потому что у нас другая система образования, другая система контроля за знаниями. Человек, окончивший советскую музыкальную школу, играет на уровне выпускников их консерваторий. Я имею в виду по туше, по объему звука. Европейские музыканты даже не пытаются столько звука извлечь, а мы не можем по-другому. Если надо дать форте, так это будет форте!

У истоков

Одно из ранних детских впечатлений Алексея: папа играет на аккордеоне.
– Лежит и играет, – вспоминает нынешний юбиляр. – Мой папа, Вадим Германович, был очень музыкален, но профессионально музыке не учился. Тогда считалось, что профессия музыканта несерьезная, не мужская. Музыка в семье относилась к разряду хобби. Поэтому папа самостоятельно освоил игру на трубе, кларнете, аккордеоне и балалайке-контрабасе. Заметьте, это не родственные друг другу инструменты: духовые медные и деревянные, аккордеон и струнные. Совершенно разные по звукоизвлечению!
Алексей Пиоттух – томич в третьем поколении. Бабушка по линии отца приехала в Томск из Юрги и поступила в университет, окончила его до войны, всю жизнь преподавала русский язык и литературу. Родных по материнской линии переселили в Сибирь из Рязанской губернии, дедушка уходил на фронт из Томска, прошел всю войну и вернулся. Родители Алексея родились и выросли в Томске, как и он сам.
– В нашем роду раньше была двойная фамилия Пиоттух-Пилецкий. Потом разделились. Кстати, у бабушки Александра Блока была фамилия Пиоттух-Кублицкая. Какими-то глубокими корнями род Пиоттухов уходит в Польшу. До четвертого колена я знаю своих прабабушек, и все они – русские.
Эти подробности родословной Алексей откопал сам, когда стал составлять генеалогическое древо.
– Знать свою родословную – хороший тон. Это черта русской интеллигенции, – считает Василина Сыпченко, жена Алексея. – Интеллигентность и аристократизм во всем: в манере разговора и поведения, в его отношении к коллегам, мягкая заботах о других – вот что меня поразило в Алексее при нашем знакомстве. Оно случилось, когда я еще училась вТомском музыкальном училище. Студенткой четвертого курса пришла в ансамбль народных инструментов работать администратором. Тогда в «Сибирских узорах» был звездный состав: все музыканты – виртуозы. Играли сложные программы. В игре Алексея уже тогда чувствовалась интеллигентность.

«Эта музыка звучала в его голове»

…Хороший вкус и проистекающая отсюда любовь к хорошей музыке и хорошей литературе в семье Пиоттухов воспитывались и впитывались без принуждения.
– Тяга к музыке у меня была с раннего детства, но неосознанная… И лет до одиннадцати никем не поддерживалась. Я был маленьким, когда папы не стало, и непосредственно от него я не мог перенять интерес к игре. Но от папы остались инструменты. И когда мне разрешили их трогать, меня сначала заинтересовал аккордеон. С духовыми инструментами было сложнее. Поэтому они лежали, их трогать не разрешалось. Мне шел седьмой год, когда совершенно случайнов руки попала гитара. И она была не отцовская… Я ее нашел в новом доме, куда мы переехали. Она была брошенная, у нее недоставало струн, но я так обрадовался! Это точно была посылка с неба!
– Подобрал песню «В траве сидел кузнечик» и пошел во двор хвастаться. Сыграл друзьям. И увидел восхищенные глаза и восторг с придыханием: «Ты на гитаре играть умеешь! Научи!» Это было мое первое достижение. Лето накануне первого класса я провел героем двора. А потом приехал двоюродный старший брат, он настроил гитару, показал самые простые аккорды, научил специальной цифровой технике записи мелодий…
Музыкальный слух, которым с рождения, как оказалось, обладал Алексей, помог ему освоить все аккорды и подбирать мелодии. Но это, считал он, все было не то. Ему хотелось по-настоящему научиться играть. И тут подвернулся случай: в 50-ю школу, где учился Леша Пиоттух, пришел преподаватель из музыкальной школы и объявил: «Кто хочет научиться играть на баяне и гитаре – записывайтесь». Алексея уговаривать не пришлось. В 11 лет он поступил в музыкальную школу, в подготовительный класс. И если уроки по специальности ему давались легко, то сольфеджио и прочие предметы добросовестный ученик пропускал… из-за стеснительности.
– Я был старше всех и рослее, а меня на первом занятии заставили петь при маленьких девочках…
К концу четвертого года обучения пропуски стали угрожающими: Алексею пообещали не выдать аттестат, если он не зай­мется теорией музыки.
– И тогда я бросил школу. Особо не переживал по этому поводу: необходимый минимум навыков и знаний уже получил. К тому же увлекся рок-музыкой и в седьмом классе уже играл в школьной группе. Исполняли мы в основном собственные композиции.
Электрогитару Алексей тоже сделал сам: корпус выстрогал из доски на уроках труда. Но гитара получилась не топорной, особенно когда к ней был приделан гриф от акустической гитары, поставлены датчики… Наивно, конечно. Но своим детищем Алексей гордился.

Мечтал об одной, а получил другую

В судьбе Алексея Пиоттуха, как и в судьбе Глеба Яновского, большую роль сыграла бабушка. Нет, Виктория Михайловна не писала за внука сочинения, как это делала героиня романа, – она работала директором школы и понимала, что это непедагогично. Но именно бабушка порекомендовала Алексею попробовать поступить в музыкальное училище, когда внук решил после 8-го класса получать среднее специальное образование.
– Я пришел на прослушивание к Борису Алексеевичу Писаренко. Снимаю шляпу перед этим человеком. Я до сих пор его называю Рыцарем гитары. Он сидит в своей «крепости» – в Доме ученых и всю жизнь учит детей и взрослых. Послушав меня тогда, он сказал, что мне «немного» не хватает классических навыков игры на гитаре, предложил поискать другие варианты обучения. К тому же в тот год у него не было набора. Уже учась в училище на отделении народных инструментов, я брал уроки игры на гитаре у Писаренко.
Мечту о карьере гитариста пришлось отложить. Но учиться хотелось. На доске объявлений в списке специальностей, куда можно было подать заявления без аттестата о законченном начальном музыкальном образовании, значился контрабас. Тут надо сделать вираж из лета 1982 года в конец 1970-х, когда начинающий рок-гитарист оказался участником оркестра народных инструментов первой музыкальной школы. Привел его туда друг, с которым вместе играли рок, а руководитель оркестра, Анатолий Васильевич Салаев, предложил вместо гитары балалайку-контрабас.
– И мне так понравился инструмент! Однажды для школьного капустника я даже написал композицию для оркестра народных инструментов. Расписал партии каждого инструмента. Сделал маленькую партитуру. Это был первый опыт композиции, – вспоминает Алексей Пиоттух. – И в моем детском сознании контрабас ассоциировался исключительно с балалайкой-контрабасом. А тут стоит классический контрабас, как в симфоническом оркестре. Нет, не то! А дальше в списке были духовые инструменты и балалайка с домрой. Я выбрал последнюю. И познакомился с Виталием Ивановичем Пивоваровым.
Педагог дал абитуриенту дом­ру. Но тот ничего не смог сыграть. Однако было время (несколько дней) до экзамена, и за эти считаные часы были выучены две песни, пройден экспресс-курс по сольфеджио. И учебный 1982 год наш герой встречал в статусе студента музучилища.
Поступал он с мечтой перевестись на гитару, однако не перевелся. То, что позволительно было сделать Глебу Яновскому – вновь оказаться «второгодником», был невыгодно Алексею Пиоттуху. Его могли призвать в армию. Поэтому четыре года учился играть на домре. И так же с нуля постигал все премудрости теории музыки. А еще общее фортепиано и игру на баяне (это был второй инструмент). Факультативно осваивал основы композиции у Константина Михайловича Лакина.
– Вначале домра мне не нравилась. Относился к ней как к неприятной необходимости. Мечтал: вот год отучусь, а потом – на гитару. А когда стало получаться, инструмент начал нравиться. Я даже пытался что-то сочинять для домры. В студенческом оркестре, которым тогда руководил Геннадий Магасумович Кагиров, меня посадили на домру-бас. И мне очень нравилось играть на басовой домре.
Спустя некоторое время Алексей полностью утвердился в своем выборе инструмента, поступив в Уральскую государственную консерваторию имени М.П. Мусоргского в Екатеринбурге и успешно окончив ее по специальности «домра-альт» в классе Анатолия Александровича Казакова.

С инструментом скоморохов

Давно замечено, что музыканты-инструменталисты к своему инструменту относятся не просто ревностно, они очеловечивают его. Скрипачи и альтисты считают скрипку и альт продолжением руки. Мстислав Ростропович свою виолончель любил, как женщину, ничуть не меньше, чем жену, Галину Вишневскую.
Кстати, со знаменитым виолончелистом Алексею Пиоттуху посчастливилось встретиться в Норвегии на одном из фестивалей. Ростроповичу не удалось попасть на концерт «Интрады», но на репетиции он услышал игру сибирских музыкантов и был поражен не только их виртуозной игрой, но и репертуаром, который они исполняли на домрах.
– Домра – русский инструмент, как и балалайка. Хотя пришла из Константинополя, однако в символы России не попала. И почему-то ее мало пропагандируют. А между тем она инструмент скоморохов. Поэтому, когда Алексей Михайлович Романов (Алексей Тишайший) запретил скоморошину на Руси, пострадала и домра. Ее запрещали, разбивали. В наши дни как концертный инструмент домру возродил Василий Васильевич Андреев, создатель легендарного оркестра, – рассказывает об исторической судьбе своего инструмента Алексей Пиоттух. – Но многие даже и не знают, что есть такой инструмент. Путают с домброй (это казахский национальный двухструнный инструмент). К сожалению, мало у нас рекламируются русские народные инструменты.

– Ваше кредо? – Импровизация!

Герой Евгения Водолазкина – виртуоз-одиночка. Он покоряет самые престижные концертные залы Америки, Европы и России искусным тремоло и особым «гудением».
В противоположность Глебу Яновскому томский музыкант, что бы ни исполнял, даже солирующую партию, с ним всегда рядом другие музыканты. Поэтому Алексей Пиоттух удивительно гармонично сочетает сольное и ансамблевое исполнительство. Десять лет он играл в ансамбле народных инструментов Томской филармонии, известном сегодня как «Сибирские узоры». В 1998-м, создав с Ольгой Лугачевой дуэт домристов, Алексей и игрой, и композиторскими сочинениями закреплял в сознании слушателей, что домра – это не только обработки песни «Светит месяц», но и вся музыка – от Баха до джазового стандарта.
– Мне все интересно – джаз, классика, эстрада, фольклор. И мне нравится все это сочетать.
Стиль свободной импровизации он широко практикует не только в джаз-оркестре «ТГУ-62», с которым выступает с 2004 года, но в созданном им ансамбле Las Сuerdas. Трио (домра-альт, гитара, контрабас) исполняет испанскую и латиноамериканскую музыку.
Свои композиции Алексей пишет с учетом импровизационного поведения солиста. Например, в двух его сочинениях для оркестра русских народных инструментов – «Замашки козы Машки» и «Дуня и Роберт» – партия солиста не выписана.
– У оркестра – ноты. Музыканты играют как написано в партитуре. Дирижер дирижирует, а я как солист сначала излагаю тему, а потом поверх «текста» импровизирую. Весь смысл именно в этой свободе. Такой подход вызывает у меня совершенно иную эмоцию. Искусство и должно быть таким – когда идет не от разума, а от того, что выше, – от чувства. Это то, что невозможно выразить словами, но возможно – звуками, языком великой Музыки.
…В недописанном романе своей жизниАлексей Пиоттух тоже оставляет много места для импровизации. Ведь в этом и состоит интрига незаконченного повествования.

Татьяна Веснина
Фото из архива Алексея Пиоттуха

Наследники богатырей

Дэнс-команда «ЮДИ» вышла в финал всероссийского телеконкурса, оставив далеко позади даже «Бурановских бабушек»

2022 год объявлен в нашей стране Годом культурного наследия народов России. Именно к этому событию и приурочен телепроект на канале НТВ «Страна талантов». Все его участники – танцоры, музыканты, вокалисты – активно занимаются и не менее активно пропагандируют народное творчество.

Не так давно томичи с замиранием сердца наблюдали за выступлениями нашего танцевального коллектива. «ЮДИ» в очередной раз заставил всех пережить эмоциональное потрясение, в котором смешались сильные человеческие чувства – самоуважение, гордость за свой народ и великое счастье быть частью этого народа. А сам номер в свете сегодняшних событий попал в десятку по своему содержанию и накалу страстей.

Вспомнить истоки

– Идея постановки этого номера пришла уже в осознанном возрасте коллектива, – рассказывает один из основателей школы танцев «ЮДИ» Денис Вишняк. – Хотя в молодости мы начинали с брейк-данса – это было модно, круто. Сегодня это направление продолжают изучать около 800 учеников нашей школы. Молодежь смотрит на нас, доверяет нам, поэтому мы стремимся прививать подрастающему поколению не чужеземную культуру, а наши русские традиции. Показываем, что наш народный танец нисколько не уступает по зрелищности и виртуозности западным образцам. А чаще даже превосходит.

«ЮДИ», вы вернули меня в мою молодость: я наполнен такой силой, энергией, ей-богу, мне хочется радоваться, любить Отчизну, жить ее болями и радостями. А самое главное – верить, что все у нас в жизни получится благодаря таким талантам.

Борис Галкин,
заслуженный артист России

Не можешь ходить – летай!

Заявляясь на проект популярного телеканала, старший состав «ЮДИ», по сути, сам себе бросил вызов. Микс из брейк-данса, силовой акробатики, русского народного танца и лезгинки буквально поразил и зрителей, и жюри. В школе занимаются в том числе и ребята с ограниченными возможностями. Один из них – Мехтихан Асхабов – родился с дефектом ног. Зато как он накачал себе руки! Как научил их подчиняться танцу! Во время выступления казалось, что подросток буквально парит на сильных плечах своих учителей. И получил за это щедрые аплодисменты.

47,96% голосов набрали томичи в результате зрительского голосования в эфире НТВ.

– Когда малыши видят, что делают взрослые «ЮДИ», они полностью погружаются в происходящее, поскольку мы для них как отцы, братья, наставники, тренеры, – продолжает Денис Вишняк. – Когда мы узнали о шоу «Страна талантов», то не поехали на кастинг, хотя это было обязательным условием, а послали организаторам видеоматериал. И нас сразу пригласили на ­отборочный тур.

Выходили томичи под народную мелодию «Ой ты, степь ­широкая…» в исполнении Игоря Андрикевича, тоже одного из создателей школы «ЮДИ» и этого уникального номера. И как же гармонично сочеталось это пение со строками Юрия Бакина, также одного из отцов-основателей «ЮДИ» и участника этого блистательного номера: «Мы не мыслим себя без России».

Потрясающее выступление! Вы взяли подходящую музыку, я увидел трюковые элементы из народного танца. Вам удалось сохранить грань между разными культурами.

Александр Тихонов,
народный артист России

Конкуренция среди авторитетов

Вместе с томичами за выход в финал состязались «Бурановские бабушки», владимирские рожечники, танцоры из Адыгеи, певцы горлового пения из Тывы. Несмотря на высочайший уровень выступления всех конкурсантов, члены жюри стоя приветствовали коллектив «ЮДИ».

– Юрий, Денис, Игорь, – кратко прокомментировал выбор в пользу томичей актер Борис Галкин.

Но, пожалуй, самым эмоциональным стал финал программы, когда к голосованию приступили зрители в студии. Около 48% голосов они отдали томской ­команде.

– За 25 лет мы многое уже повидали, участвовали в различных шоу международного уровня, поэтому нам не важно, какие оценки, цифры, баллы выставят судьи, – подчеркивает Денис. – Мы ценим реакцию зрителей, и, если они стоя аплодируют, это высшая награда для артиста. Мы сами в эти минуты пылаем. Вот и выходит, что мы заряжаем зрителей, а они заряжают нас.

Хочется сказать слова благодарности за то, что вы воспитываете себе подобных. Если мы не будем соблюдать эту преемственность, нас мало кто будет знать. Вы воспитываете у них трепетное отношение к народным традициям, к нашим истокам. Номер сделан очень современно, недаром ребята живут в ХХI веке. А как глубинно он исполнен! В его основу легла музыка, дающая импульс силы, и при таких богатырях это впечатление утраивается. И Мехтихан ни на йоту не отличается от других участников команды. Я смотрела на вас и думала: «Вот она – наша удаль молодецкая!»

Надежда Бабкина,
народная артистка РСФСР

Сюрприз для искушенных?

Среди участников шоу «Страна талантов» был Андрей Ежов. В семилетнем возрасте мама привела его в «ЮДИ», и с тех пор он стал полноправным членом этой большой дружной семьи. На его счету участие во многих знаковых проектах, так что нынешнее выступление на НТВ было для 20-летнего танцора не в ­новинку.

– Съемки проходили на «Мосфильме» – нам эта площадка уже хорошо знакома, так как в прошлом году мы участвовали в танцевальном проекте «Dance Революция». Там очень внимательный, дружелюбный персонал: во время репетиций нас консультировали лучшие специалисты, чтобы эффектнее смотреться в декорациях, – отмечает Андрей Ежов.

За ярким выступлением на телешоу стояли два месяца прогонов, репетиций, оттачивания синхронов и отдельных элементов. Каждый в команде знает свою роль и расстановку на площадке. А дальше – дело техники человеческого тела и добавление к традиционному брейк-дансу и акробатике еще и национального колорита.

– Мы никогда не работали в этом направлении, но опыт всех предыдущих лет помог освоить элементы русского народного танца и уверенно чувствовать себя на сцене. Правда, когда оглашали результаты зрительского голосования, для нас, если честно, они оказались сюрпризом, – признается участник команды. – Радости мы не скрывали.

Андрей Ежов любит брейк-данс за свободу, несмотря на то что этот стиль попал в программу Олимпийских игр 2024 года, а значит, будет ограничен правилами и нормативами. Пока же любители танцуют его по-разному, именно поэтому зрители с таким вниманием, будто зачарованные, наблюдают за выступлениями виртуозов.

А родители молодежного состава «ЮДИ» нет-нет да и напоминают основателям школы, как в далеком 2007 году смотрели вместе со своими детьми телешоу «Минута славы», где выступали первопроходцы, сейчас же ученики на равных выступают со своими наставниками. Невероятное стало очевидным.

Вы вернули меня в молодость, потому что маленький Федерико занимался на улицах Рима брейк-дансом, правда, далеко не так удачно, как вы. Мне очень знаком этот мир, и я помню, какие там существуют правила. Это в какой-то степени закрытая культура, которая не любит переплетаться с другими направлениями. А тут я вижу крайности – русский фольклор и современный брейк-данс. Но вы переплели это настолько гармонично, что я в полном восторге от номера. Его нужно показывать везде, и тем более на Западе.

Федерико Арнальди,
ведущий программы на НТВ «Поедем, поедим!»

* * *

2 апреля команда «ЮДИ» улетела на съемки финала. Нам остается пожелать ребятам удачи и ждать их победы. Зрителям обещан новый номер в славянском стиле. «ЮДИ» пустили свои национальные корни очень глубоко – в наши сердца.

СПРАВКА «ТН»

С 18 марта 2022 года на канале НТВ демонстрируется шоу «Страна талантов». Участники, занимающиеся народным творчеством, соревнуются за главный приз в 1 млн рублей. Победители отборочных туров получают 100 тыс. рублей. В составе жюри именитые певцы, танцовщики, актеры. Ведет шоу Алексей Воробьев.

Автор: Валентина Артемьева
Фото: из архива школы танцев «ЮДИ»

«Мы здесь по приглашению Екатерины  Второй». Всерьез и надолго

Немецкой фамилией в Томске никого не удивишь: в школе я училась с мальчиком Рольгейзером, а в вузе – с девочкой Фиц. Дальше российские немцы стали попадаться даже среди Ивановых и Вершининых. Прош­лая перепись показала, что в регионе живет около 9 тыс. российских немцев, это четвертый по численности этнос после русских, татар и украинцев. 

 

Откуда здесь взялись немцы – долгая история, начавшаяся еще с Екатерины II и ее манифеста 1763 года. Нынешняя молодежь, помня эту дату, носит крафтовые сумки с надписью: «Я здесь по приглашению Екатерины II». И сохраняет память о своих предках – одни проводят «Школу идентичности», другие пекут кребли в Российско-немецком доме, а третьи делают медиапроекты. Как я с командой. Фильм «Немецкая фамилия», городские маршруты в историях «Немецкий Томск» (www.germantomsk.ru), портал про регион с необычной биографией «Открой ссылку» (www.deportation.space). Тысячи просмотров и комментариев говорят о том, что людям это интересно и нужно. А две наши «Акулы пера» в главном журналистском конкурсе региона – высокая оценка еще и профессио­нального сообщества.

Иногда случаются даже телефонные звонки от зрителей, как две недели назад.

 

Неожиданный родственник

– Алло, здравствуйте! Это Анна? – спрашивает голос в трубке.

– Да.

– Ой, как я рада, что нашла вас! Это беспокоит российская немка Наталья Берг. Мы с мужем посмотрели ваш фильм «Немецкая фамилия» и уже неделю спорим чуть ли не до ссоры. Он татарин, и утверждает, что ваша бабушка, Елена Лотц, была его родственницей. Такое может быть?

– Хм, вряд ли, потому что и по линии прабабушки, и прадедушки у нас были немцы, – отвечаю я.

– Ну я так ему и говорю. А он заладил: я ее по фото узнал! Вот захотелось уточнить. Потому что из-за войны все родственники попали в разные места. И огромное вам спасибо за хороший фильм.

Удивительно! С премьеры фильма прошло уже два года, а такие звонки поступают до сих пор. Вдохновляют, конечно. И радуют, потому что всё задуманное получилось. У фильма свыше 200 тыс. просмотров и 1 549 комментариев на YouTube. И похоже, у меня сложилось объяснение этому феномену.

Европейский квартал строили немцы

Успели до Парфенова

Эпоха визуала набирала обороты, у аудитории был огромный запрос на новый контент. Подросло третье поколение, которое активно интересовалось своей историей, им нужно было рассказать всё по-новому, на их языке. В 2017-м вышло первое интервью Юрия Дудя. Поэтому мы решили, что история про российских немцев в видеоформате будет весьма кстати. 

В это же время Леонид Парфенов начал снимать свои нетленки – его трилогия «Русские евреи» вышла в 2016–2017 годах, далее – «Русские грузины». Он как-то сказал, что «Было три народа… которые особенно массово и ярко приходили в русскую цивилизацию, карьеру, культуру, историю: это русские немцы, евреи и грузины». «Русские немцы» так и не появились, хотя их все ждали. Многие тогда говорили, что мы «ответили на запрос».

Фильм мы заявили не просто как «сагу о томских немцах», а вышли на обобщающий уровень: «российские немцы о Сибири, семье и свободе». Наши герои попали в Томск из разных мест. Кроме того, в разных историях очень много созвучного, и они сплетаются в одну косичку как продолжение друг друга, поэтому вышел настоящий портрет народа.

«А вам русские нравились?»

Личные истории в фильме на первом плане. Помню курьезный момент: у нас был заготовлен умный вопрос для деревенской бабушки: «А вы как-то чувствовали свою идентичность?» Но задать его мы не решились – почувствовали, что она нас не поймет. Тогда оператор Андрей Лаленко задал свой вопрос: «А вам русские нравились?» Бабушка сразу заулыбалась и сказала: «У меня был русский парень. Ой, как же я его любила, и он меня любил… Не сложилось…» 

Еще в нашем фильме есть важный раздел – практические советы, как составить свою родословную. Руководитель региональной автономии немцев Александр Адам подсказывает, как ее лучше визуализировать, а поэтесса Нина Ярославцева – где искать информацию о родных и как интереснее подать, чтобы это не выглядело как безжизненная статья в энциклопедии.

Перевести фильм Der deutsche Familienname на немецкий нам помогли директор Российско-немецкого дома в Томске Александр Гейер и его заместитель Николай Логинов – картина также есть на YouTube.

 

Экскурсия по «Немецкому Томску»

Второй проект – «Немецкий Томск». У нас очень много зданий, которые больше 100 лет назад построили инженеры и архитекторы с немецкими корнями. Тогда город переживал экономический расцвет в связи с новым статусом вузовского центра, строились огромные комплексы Императорского Томского университета и технологического института, а город обретал тот облик, который мы сегодня знаем и любим.

Три маршрута собрались сами собой. Один объединила улица Кузнецова (когда-то Черепичная), которую называли «немецким местом» из-за кирхи и активной лютеранской общины, а еще на ней жили и совершали мировые научные открытия томичи – российские немцы. Флагман второго маршрута – архитектор Фортунат Гут, который приложил руку (и сердце, натюрлих) к строительству большинства томских вузов. А третий посвящен творчеству харизматичного зодчего Андрея Лангера, список работ которого просто невероятен: роллердром, театр, цирк, мечеть, синагога, православный храм, больница, бани и даже… аэроплан.

 

Цирк, тюрьма и роллердром

Фантастический персонаж был Андрей Лангер. Новатор, любитель экспериментов. И острых ощущений. Ходил на медведя, носился по городу на машине, обгоняя экипажи…

К счастью, большинство его зданий сохранились. В отличие от портрета самого архитектора. Театр-синематограф «Новый» (ныне – ТЮЗ, пер. Нахановича, 4) построен по проекту Лангера в 1914–1915 годах на средства Александра Громова (владельца сети томских бань). В дореволюционном Томске кинотеатр был самым крупным. Еще в 1908 году газета «Сибирская жизнь» сообщала:

«…к сеансам синематографа обыватели Томска проявляют, можно сказать, страстный интерес. …Помещения театров не в состоянии бывают вместить всех желающих, и часть их ютится на улице».

 

«Хороший лонгрид старой школы»

Третий проект – «Открой ссылку» (www.deportation.space) – про регион с необычной биографией, «о тех, кто волею судеб оказался в Томской области и полюбил ее всем сердцем», – уже окрестили «хорошим лонгридом старой школы» и процитировали во многих Telegram-каналах. А известный ресурс «Сделано. Медиа» подготовил целый кейс о том, как мы создавали проект.

У нас подобралась классная команда: это Василий Вершинин, дизайнер, преподаватель Высшей школы журналистики, и Евгений Вагнер, руководитель автономии немцев Томска. Василий отвечает за визуал проекта, Евгений – организатор, а я – текстовик и соединитель всех вместе. Также с нами работают студенты Высшей школы журналистики ТГУ. Год назад мы сели и обсудили: «Ребята, в следующем году 80-летие депортации, есть идея сделать проект. Это может быть интересно не только нам, но и томичам». По-моему, все получилось.

Мы рассказали «Историю одного эшелона», прибывшего 80 лет назад из Поволжья в Томск, восстановили его маршрут, нарисовали оригинальные иллюстрации, инфографику «Шорт-лист переселенца», воссоздали товарный вагон, в котором люди добирались до Сибири две-три недели. А самое главное – нашли тех самых пассажиров! Среди них оказалось много известных томичей: Георгий Реш – тренер-баскетболист, воспитавший легендарного чемпиона Сергея Белова, профессор Андрей Дульзон с семьей, родоначальник сибирской лингвистической школы по изучению языков народов Сибири, Яков Крюгер, который возглавлял бухгалтерию треста столовых № 1, а позднее магазина «Янтарь».

Полезный бонус проекта – путеводитель по генеалогии, написанный живым и понятным языком, который подскажет, где и как искать свои корни.

Анна Ярославцева

Фото из архива автора

Нас много, и мы дружные…

Чем гордится Жанна из рода волков?

 

Глядя на эту стильную молодую женщину в деловом костюме, которая принимает участие в  заседании томских диаспор или в Москве, в Совете федерального объединения российских цыган, членом которого  является, вряд ли возникнут какие-либо ассоциации  с табором или вольной неопределенной жизнью. Вполне себе современная, цивилизованная дама, хотя природная и ни с чем не сравнимая красота, а также умение держаться, внутренняя независимость выдают в ней национальность и связанный с этим дух свободы. А уж когда она надевает цыганский национальный костюм и выходит на сцену – держитесь, зрители… Сформированный веками генетический код особого, зажигающего таланта проявляется в каждом ее движении.

 

Земля обетованная

Жанна Кашпирова возглавляет цыганскую автономию Томской области, которую  создала в  27 лет, и теперь очень гордится своим детищем. Автономия дает возможность объединить всех цыган, проживающих на территории региона, и сохранять и продвигать самобытную национальную культуру.

Родилась Жанна в оседлой многодетной  семье (кстати, все цыганские семьи в Томской области – оседлые). У Надежды Николаевны и Дмитрия Александровича, родителей Жанны,  шестеро детей, она самая младшая. Имена братьев и сестер – одно краше другого: Маргарита, Антонина, Лилия, Вадим и  типично цыганское (от индийских цыган) – Раджан. Он и ремеслом своим ближе к исконным корням: шорник, может классно изготовить бич, нагайку, смастерить уздечку. К нему обращаются многие конные клубы, он и сам держит скакунов.

В цыганских семьях особое значение имеет не столько фамилия, сколько род.

– Если я иду в чужом городе, а мне навстречу цыганка, то, после того как я поздороваюсь с нею, она обязательно спросит, какого я рода. И ей этого достаточно, чтобы знать обо мне все, – поясняет тонкости взаимоотношений Жанна. – Моя мама из рода Рувы – волки. Это очень сильный род, он несет характерные черты: выносливость, силу, честность. Рувы – хорошие охотники, они помогают друг другу, особенно в трудных ситуациях.

С головою – в омут

Видимо, эти природные качества и подтолкнули ее  к созданию того дела, в которое она ринулась с головой. Впрочем, был и конкретный побудительный мотив – стереотипы, с которыми она столкнулась и которые очень задевали ее самолюбие. Судя по всему, для нее это очень болезненная тема. Она неплохо училась, успешно осваивала профессию, ее заметили на практике и даже пригласили на работу. И все было хорошо до тех пор, пока не узнали, что она цыганка.     

– И все как-то сразу переменилось, – с горечью вспоминает Жанна. – Люди, которые ко мне относились вполне доброжелательно, с доверием, вдруг стали прятать сумки, проверять, не исчезло ли что-нибудь во время их отсутствия. Я это видела, и меня это оскорбляло.  Про себя я знала, что я честный человек. Тогда почему со мною так? И я решила, что надо что-то сделать, чтобы изменить это восприятие и чтобы оно не отразилось на наших детях, поколении. Доказать, что цыганский народ – душевный, благородный, с богатыми традициями и культурой.  Вот так, повинуясь эмоциям  и выстраданным подсознанием обидам,  я пошла и зарегистрировала автономию.

А дальше? Общее представление имелось. Собрать коллектив, привлечь талантливых ребят, создать группу исполнителей цыганских народных песен и танцев. Но хотелось чего-то большего. Определенность в работе стала появляться, когда установились контакты с другими диаспорами, с Ассамблеей народов Томской области, с городскими и региональными властями. Постепенно сформировался коллектив, был  создан ансамбль «Томские цыгане», его стали приглашать на  различные культурные мероприятия, национальные  и государственные праздники.

 

По сигналу свыше

Знаковым для Жанны Кашпировой стало знакомство с председателем Федеральной национально-культурной автономии российских цыган, доктором исторических наук, советским и российским ученым,  международным экспертом по проблемам цыган Надеждой Деметер.

– Я чувствовала, что мне нужна какая-то опора, – вспоминает Жанна. – И вот я в интернете нашла телефон  и позвонила… Не надеялась, что кто-то ответит. Но мне ответили. Это была Надежда Георгиевна Деметер. Я сбивчиво стала рассказывать, кто такая, чем занимаюсь. Она терпеливо слушала, и я сквозь трубку почувствовала ее доброжелательность и расположение ко мне. Она предложила приехать в Москву,  на заседание совета автономии по случаю Международного дня цыган,  и пообщаться более основательно. И я полетела… Для меня эта поездка стала многое значить – в плане знакомства с Надеждой Георгиевной и в плане установления контактов с представителями национальных диаспор других регионов. Мы всегда можем обратиться друг к другу, обменяться опытом. А Надежда Георгиевна  всегда готова подставить плечо.  От нее идет интеллектуальный, общеобразовательный посыл. Она заботится о сохранении культуры, языка.

 

Мечты и реальность

Сама Жанна – носитель цыганского языка, но одного наречия, а их много. Порой в соседних районах цыганские семьи разговаривают на разных наречиях.  У нее в намерениях организовать что-то вроде воскресной школы на базе Дома дружбы народов для детей детсадовского возраста. Погрузить малышей в языковую культуру, чтобы в последующем они не только сохраняли ее, но и развивали. И у Жанны уже есть желающие помочь ей в этом – ее  сыновья Тамерлан и Сильвестр,  активные участники коллектива «Томские цыгане».

О парнях стоит сказать особо. Это не только гордость матери, но и определенные мечты – чтобы и ее сыновья, и вообще будущее поколение цыган могло воспользоваться преимуществами цивилизации и не тянуло за собой шлейф негатива в виде торговли наркотиками, других преступлений.

По твердому убеждению Жанны, имя определяет судьбу человека, особенно мужчины. Поэтому оно должно быть сильным. За месяц до рождения своего старшего сына она еще не знала, как его назовет. Но вдруг случайно по радио услышала историю о Тамерлане, и это было как выстрел – только так. А Сильвестру дали редкое и красивое христианское имя.  Сыновей мать наставляет воспользоваться  обширными возможностями  томских  образовательных учреждений и знает о чем говорит. Ей приходится встречаться с поколением молодых родителей, чья юность пришлась на сложные девяностые, тогда об учебе они особо не задумывались, а теперь хотят исправить собственные ошибки, дав полноценное образование своим детям.

 

От романтики прошлого – к настоящему

Затрагиваем деликатную тему – сохранились ли в нынешней школе стереотипы  некой осторожности  во взаимоотношениях с детьми цыганской национальности. Жанна честно признает, что такое еще случается. Выбежал ребенок из класса на перемену и непроизвольно запел: «Ай нэ-нэ-нэ-нэ-нэ-нэ…» – и тут же получил усмешку в ответ. Но я своих сыновей учу: «Никогда не отвечайте агрессией. Помните, вы представители гордого народа, живете в прекрасной стране, нашем замечательном городе,  гордитесь этим и эту гордость ненавязчиво передавайте сверстникам. Объясняйте, общайтесь…».   

Предаемся ностальгии по советским временам. Сколько романтики было в отношении к «цыганским кибиткам»! Песни, фильмы… И все такие добрые. Впрочем, вспомнили и русскую классику –  богатый помещик без ума влюбился  в красавицу-цыганку и задумал жениться. А уж какое веселье к важному торжеству в барском доме без шумной ватаги  цыган!

Ну а что сейчас – есть спрос на веселое цыганское поздравление?

– Может быть,  удивитесь, – говорит Жанна, – но есть. Молодое поколение  далеко от этого «неформата», а вот пригласить цыган на отцовский юбилей – с удовольствием. «Так папа захотел». И когда папа, никогда прежде не плясавший, не может сдержать своих чувств и  под зажигательный цыганский танец выходит в круг,  при этом оставив в прошлом свою неуверенность, поверьте, это дорогого стоит.

В цыганских семьях особо чтут традиции. Цыгане по смыслу своего существования – одна  семья, табор. Все братья и сестры Жанны Кашпировой  с их семьями живут в селе Кузовлеве, там же, где и их родители. По значимым праздникам  у них же и собираются. Накануне с вечера идет приготовление к застолью. Утром в дом сначала обязательно  заходят мальчики, поздравляют старших. Затем все за стол, а потом гурьбой идут к другим старшим  родственникам, чтобы  высказать им свое уважение.

– Вы, конечно, спросите про национальную кухню, – упреждает Жанна. – Ничего особенного – мясо, овощи, стряпня. Только имейте в виду, в нас же таится дух кочевья – поэтому  для нас всего вкуснее то, что приготовлено на костре.

На самом же деле у меня вертелся на языке другой вопрос, немного некорректный, но  вызывающий любопытство: куда исчезли цыганки с томских улиц, которых было не так уж много, но они неизменно встречались на пути и предлагали погадать?

– А теперь к ним за гаданиями ходят, – улыбается Жанна. – Вы заметили, как стали сейчас востребованы экстрасенсы? Гадание выходит на более глубокий уровень, познанием своей судьбы интересуется все больше людей, и предсказывать становится профессией. А у кого учиться, как не у цыган, цыгане по своей природе магически одаренные люди. Не случайно, когда нас приглашают в краеведческий музей на рождественские праздники, где проводятся святочные гадания, к нам выстраивается очередь.

– То есть вы вот так, глядя на человека, может сказать, что с ним происходит и что его ждет?

– Зачем же так, мы не ясновидящие, но если можем помочь, делаем это с удовольствием.  Мне погадать – как потанцевать… Вот сдвиньте карту. Что я вижу? Ваш интерес  в жизни – только то, что вы делаете. Я угадала?

Нина Губская

Фото из архива героини

С княжеских палат – на нары…

Как Иван Гедимин родословную искал

Иван Вячеславович Гедимин, ныне пенсионер, а в прошлом 47 лет отдавший работе в партийных и советских органах Томской области, – по духу своему неутомимый исследователь. Была у него давняя мечта – написать родословную своей семьи, которая своими корнями уходит к основателю династии великого князя литовского Гедимина.

Погружаясь в глубь веков

И вот эта работа готова. Первая часть – «О прошлом и настоящем семей рода Гедимина Гиляра, прошедших «кулацкую ссылку» 30-х годов» – вышла в печатном варианте, вторая имеется в электронном виде, продолжается работа над третьей частью. Это величайший труд! Около 300 страниц скрупулезного исследования со ссылками на первоисточники, архивные материалы, в которых сделана попытка установить взаимосвязь одного из основателей рода Гедиминых – чьим прямым потомком является автор – с великим князем литовским.

На мой взгляд, это полноценное научное исследование, которое не только дает описание предшествующих эпох, уходящих корнями в древность, но и с величайшей достоверностью отражает тяжелый период нашей новейшей истории – принудительное переселение семей, которому были подвергнуты родители и ближайшие родственники автора. Сам он родился в одном из спецпоселков. В то же время это и живая беллетристика, потому что поэма, написанная одним из потомков рода Гедиминых о судьбе семьи, так прошибает, что без волнения читать нельзя.

Гедимин Антон Гилярович (1880(?)–1932). Снимок сделан в 1915 г. в г. Вильнюсе
Гедимин (Милишкевич) Чеслава Казимировна (1887–1929)

Иван Вячеславович рассказывает:

– На протяжении всей моей сознательной жизни, а мне уже 76 лет, я мечтал о восстановлении своей родословной. С одной стороны, распирала гордость от принадлежности к роду одного из потомков великого князя литовского Гедимина, с другой стороны, хотелось проследить генеалогию этого рода вплоть до современных дней.

Однажды на первом семинарском занятии по истории СССР в Томском политехническом институте преподаватель, войдя в аудиторию, с ходу задала вопрос: «Кто из вас является потомком великого князя литовского?» Пришлось подняться, так как я всегда считал и был уверен, что я один из потомков Гедимина, великого князя. Это вызвало удивление и восторг одногруппников. Меня же не оставляла мысль начать поиски генеалогических корней. Приступал я к этому несколько раз, но попытки к успеху не приводили.

И вот как-то раздался звонок из Минска. Звонила Гедимин Лариса Анатольевна, кандидат филологических наук. Она интересовалась, кто мои родители и где проживали раньше. Упомянула об Антонии Гиляровиче – это был мой дед. Оказалось, что мы прямые родственники – потомки по линии Гиляра. Этот звонок послужил толчком к новым поискам, которые я уже не прекращал. Они привели к тому, что удалось частично восстановить генеалогическую ветвь Гиляра Гедимина, одного из потомков Матеуша (Матвея) Гедимина, дворянина, помещика Минского воеводства.

Семья Вячеслава и Инны по месту спецпоселения (1949 год)

Беда не приходит одна

В своих исследованиях Иван Гедимин рассмотрел историю рода с 1275 до 1341 года – времени правления великого князя литовского Гедимина – и даже проследил судьбу его многочисленных потомков, однако как честный исследователь признал, что в списках великих князей литовских и Гедиминовичей ему не удалось обнаружить прямых корней своего рода. В то же время в ходе исследования было установлено, что «наш род относится к одной из трех ветвей рода Гедимина великого князя литовского», основателя династии Гедиминовичей (1316–1341 год)».

Это был дворянский род московского происхождения, рано разделившийся на несколько ветвей, среди которых – ветвь Матеуша (Матвея) Гедимина, помещика Минского воеводства (1709 год), от которого и пошел род автора. О нем известно, что он купил землю у минского воеводы, женился, от него тоже пошло несколько родов Гедиминых. В том числе род Гедимина Якуб-Гиляра, у которого родилось семеро детей, среди которых Антон, Михаил, Юлиан. Вот им уже в 1930-е годы было не до дворянского происхождения. Все они были раскулачены, сосланы на Дальний Восток, причем в разные поселения, и только спустя какое-то время смогли встретиться.

Гедимин Антоний Гилярович – прямой предок автора по линии отца – проживал с семьей из восьми человек в одной из деревень Минского уезда. Он имел крепкое собственное хозяйство – земельный надел, корову, две лошади, а также свиней, уток, кур. Наемных работников не было, управлялись дружной большой семьей. Жили в добротном доме – вместительном, «помещичьем», с двумя крылечками, на три квартиры, каждую из которых занимали семьи братьев. Казалось, ничто не предвещало беды… Но она пришла, и не одна. Первая – когда в годы Гражданской войны на хутор напала банда грабителей и разорила хозяйство полностью, изувечила хозяина семьи Антония. Вторая – когда в 1929 году умерла его жена Чеслава, и семья, в которой самой старшей дочери, Регине, было 19 лет, а остальные – малолетние дети, осиротела.

Но самой страшной оказалась третья беда… Отмечали праздник Великого Октября. В клубе шел праздничный концерт. И тут случилось то, чего никто не ожидал. Здесь, в зале, Антон, его старшие дети и другие колхозники были арестованы.

После завершения ссылки (1955 год). Ст. Мухинская Шимановского района Амурской области. На втором плане Валентин, Иван (в центре), Роберт. Сидят Вячеслав, Галя и Анна

Путь на восток

А дальше – «столыпинская» теплушка и неизведанный путь на Дальний Восток. 16 ноября 1930 года поезд с кулаками отправился в долгий путь. Это были вагоны, чуть утепленные, предназначенные для перевозки войск и армейских лошадей. Переселенцы, согласно телеграмме ОГПУ, обязаны были взять с собой на новое место жительства топоры, пилы, лопаты, столярные инструменты. Поначалу переселенцы в дороге не голодали – кое-какие съестные запасы при себе были, но вскоре они закончились, а за всю дорогу их покормили только восемь раз. Да и что это была за еда…

Вот в таком вагоне с четырьмя своими старшими детьми – Региной, Чеславом, Станиславом и Яниной – и следовал к месту спецпереселения Антон Гилярович Гедимин – дед Ивана Гедимина по линии отца. (В этом же составе, как выяснилось позже, следовала и семья Антона Прокопьевича Подошвелева – деда по линии матери.) Прибыли на место, в Тыгдинский район бывшей Овсянковской волости (ныне – Магдагачинский район современной Амурской области). Надо иметь в виду, что для расселения кулаков выделялись наиболее отдаленные, глухие районы, добираться до которых порой приходилось в несколько этапов. Семью Антона Гедимина сразу отправили в специально созданное номерное спецпоселение – 3-й лесопункт, который и стал родиной автора исследования. А вот семья Антона Подошвелева оказалась там позже. Сначала она попала в лагерь НКВД «Бушуйка», о котором очевидцы говорят, что «это был словно ад на земле». Принудительные мигранты содержались в нечеловеческих условиях. Из Бушуйки партия переселенцев по этапу была отправлена на прииски. Надо было преодолеть пешком сотни километров по бездорожью и в мороз. Когда добрались до места, начальство прииска не приняло их, сославшись на то, что не может обеспечить их работой, и изможденные люди вынуждены были отправиться обратно. Все это время их дети находились «на передержке» в детском доме пересыльного лагеря.

Общий вид пос. Бушуйка, 1933 год

И если судьба этих «кулацких детей», прибывших с родителями, была определена, то о тех, кто остался по месту жительства, никто не заботился.

А это было страшное детство. О нем и написала ту пронзительную поэму, которая прошибает, ныне здравствующая 96-летняя тетя Ивана Гедимина, проживающая в Беларуси, – Анна Антоновна (Анеля) Волынкина. После ареста отца в селе остались самые маленькие – Вера, Мария, Броня, Анеля. За старшую – девятилетняя Вера, самой маленькой – Анеле – было всего 5 лет. Но и она вынуждена была зарабатывать на жизнь – нанималась в няньки, пасла коров. Все дети выжили, и в 1937 году они воссоединились со старшими.

Номерное детство

Между тем жизнь на 3-м лесопункте шла своим чередом. Дети, сосланные вместе с Антоном Гедиминым, подросли, парни – Чеслав и Станислав, а также их сестры работали на лесозаготовках – валили лес, обрубали сучья, заливали ледянки, были заняты на раскряжевке. Здесь создали семьи. В семье Чеслава (Вячеслава) родилось четверо детей – Валентин, Роберт, Иван, Галина. У Ивана Вячеславовича Гедимина и его супруги Элеоноры Петровны два сына – Сергей и Вячеслав. Любопытная протянулась нить – от основателя дворянского рода Матвея Гедимина (1709 год) до современных, не знающих сословий поколений.

О 3-м же лесопункте Иван Вячеславович Гедимин вспоминает с особой теплотой – детство есть детство, хотя оно и пришлось на послевоенную пору. В знак признательности своей малой родине автор исследования посвятил ей целую главу «Моя родина – 3-й лесопункт», где не только поделился своими детскими воспоминаниями, но и провел глубокое исследование истории его создания. Он считает историю района, который приютил на многие годы более 5 тыс. спецпереселенцев, очень важной.

На фотографии 2021 года Анна Антоновна (возраст – 96 лет) с правнучкой Ксенией, родившейся 6 января 2018 года. Этот снимок можно считать не только историческим, но и символичным. Ведь на нем правнучка Анели в трехлетнем возрасте. К моменту написания этих строк ей исполнилось уже 4 года и 1 месяц. А ведь в ноябре 1930 года (на момент ссылки семьи Антона Гедимина на Дальний Восток) младшей дочери Анеле, оставшейся на долгие семь лет в Беларуси без присмотра взрослых, было только 5,5 года. Немногим больше, чем ее правнучке сейчас. Особенно убедительно и доходчиво видно, с какого возраста на плечи ребенка легли тяготы дальнейшей жизни

В общей сложности Иван Гедимин установил более 90 имен родственников, многие из которых даже не знали о своем родстве. Он честно признает, что не все с восторгом относятся к его кропотливому исследованию. Есть и скептические оценки: «А зачем это нужно?» Но нашлись и единомышленники, которые увлечены тем же. Теперь они в тесном контакте.

Иван Гедимин говорит: «Сделанным пока удовлетворен». Но пласт, зачерпнутый им, настолько масштабен, что требует продолжения. Решив было поначалу остановиться, благородный потомок понял, что нечестно без скрупулезного исследования оставить родословную по линии матери – семьи Прокопа Подошвелева. Так что продолжение следует…

P. S.    Пути Господни неисповедимы… Изучая тексты, доверенные автором, наткнулась на сведения, имеющие отношение к судьбе моего мужа, сосланного ребенком вместе с матерью – учительницей русского языка и литературы в далекое уральское поселение как сына врага народа – преподавателя математики, отсидевшего восемь из десяти лет и, конечно, реабилитированного. Спасибо, Иван Вячеславович, и за это напоминание…

Автор: Нина Губская
Иллюстрации из архива семьи Гедиминых

Дочь народа Оби. Хантыйская мастерица Надежда Вялова рисует сказки ножницами

Любая поэзия мира держится на ритме. В хантыйских «медвежьих» песнях ритм задает формула – особая лексическая единица, объединяющая эпитет и опорное существительное. К такому выводу пришли ученые, изучающие фольклор коренных малочисленных сибирских народов. Но в стихах, песнях и сказках, которые сочиняет и рассказывает жительница Томского Севера Надежда Вялова, ритм задают… ножницы. Они – «опорное слово».

– Режем к линии штришки – получаем волоски, – приговаривает она, вырезая медведя и сову в ожидании закрытия Медвежьего фестиваля.

Глядя, как ножницы быстро движутся по бумаге, поражаешься одновременной работе рук и мысли хантыйской сказительницы. Она поет и вырезает. Сказку сочиняет на глазах у слушателей и тут же переносит ее сюжет на бумагу. Сразу набело. Без набросков и эскизов. Закончилась история – готова вырезанка.

Однако на показ свое искусство мастерица не часто выставляет. Не потому, что не любит устраивать шоу из своей работы, а потому, что убеждена: любой праздный зритель ворует энергию. Это ее убеждение сродни народной примете: не надевать в лес яркий платок, чтобы не дразнить лесного духа. Поэтому почти все свои вырезанки делает ночью, когда никто не видит.

«Лисой вползает ночь ко мне, теперь я с ней наедине…» – поэтическая формула, пришедшая внезапно на ум, помогает завершить портрет пожилой женщины. Лиса превращается в косу…

За последние 12 лет своим уникальным умением изготавливать безнабросочные вырезанки на собственные сюжеты Надежда Вялова удивила и покорила мир.

Орнаменты судьбы

В детстве у нее не было карандашей и красок, зато были ножницы. Поэтому вырезать Надежда научилась раньше, чем рисовать и читать.

– Помню, у нас на окнах висели узорчатые занавески из газет. Их вырезала мама. Поет и вырезает. Она всегда пела. Рядом с нами жили спецпереселенцы, поэтому подхватывала их песни, но пела и свои, на родном васюганском наречии. Об ее вырезанках я вспомнила, когда сама стала заниматься этой культурой, – признается Надежда Брониславовна.

По матери она хантыйка, по отцу – русская. Отчество носит не родного отца, а отчима.

– До 12 лет по документам я была Надеждой Ивановной Мурасовой, – удивляет своим признанием моя собеседница. – Потому что род мой происходит от хантов, которые селились в урочище реки Мурасы, притока реки Сыни. Дед по матери, Семен Максимович Мурасов, перебрался на Тым, после того их стали теснить русские переселенцы – забирать охотничьи угодья. Мой родной отец – Иван Африканович Соснин. Но мама с ним не жила. Когда же мне исполнилось шесть лет, она вышла замуж за Бронислава Доминиковича Косяковского. Он из семьи ссыльных поляков. Его корни в Западной Белоруссии, которая прежде входила в состав Польши. Его родители партизанили, но потом их сослали к нам, на Васюган. Бронислав Косяковский меня удочерил. Так и появилось у меня отчество Брониславовна.

О себе Надежда Брониславовна говорит, что в ней намешано много кровей: чувашская, русская, хантыйская. Однако почти полвека вопрос самоидентификации Надежду Вялову не беспокоил. Как и большинство коренных жителей Томского Севера, родившаяся и выросшая в советское время, о своей принадлежности к хантам она только догадывалась: говор другой, чем у подруг, да и внешность не такая, как у одноклассников, – волосы черные, прямые, глаза темно-карие, кожа смуглая. Однажды даже за цыганку ее приняли.

Вообще за свой внешний вид и за северные корни много насмешек и тычков вынесла Надежда в детстве. Даже в глазах спецпереселенцев остяки были людьми второго сорта, примерно как североамериканские индейцы для янки. По рассказам Вяловой, в селе Усть-Чижапка, где она училась, открыты были две школы-интерната. Интернат для остяков и детей из неполных семей считался непрестижным. Само слово «остяк» произносилось презрительно.

– Нас всегда называли остяками, и мы так привыкли себя называть. У моей матери даже в паспорте было написано: «Остячка», – уточняет Надежда Брониславовна.

Определение «остяк» можно и сегодня услышать в бытовой речи, встречается оно в публицистике и в научной литературе. Ибо так русские приспособили к своему произношению самоназвание васюганских хантов – as-Jah, которое означает «народ Оби». Ханты традиционно называли себя по рекам. Да и само слово «ханты» (или «ханти», «хандэ») означает «народ», «люди». Река Васюган, протекающая по территории Каргасокского района, являет собой южный рубеж расселения хантов, а васюганские ханты входят в восточную группу этноса.

Не говорившая на языке предков до начала XXI века, Надежда Вялова тем не менее обычаи своего народа всегда чтила и соблюдала: по тайге ходила бесшумно, цветы не рвала, собирала исключительно лекарственные травы, ягоды, после того как кукушка прокуковала; медведя никогда медведем не называла, только – «хозяин», «он», «лесной дух»; кедр всегда почитала священным деревом, поэтому не колотила по его стволу, чтобы орех добыть, а пялилась на него, как говорили в ее деревне, то есть лазила на дерево и аккуратно трясла ветви, чтобы дерево само отдало шишки.

Но до 90-х годов прошлого века из общей массы советских людей старалась не выделяться: говорила по-русски, работала в государственных учреждениях – школе, библиотеке, сельском клубе. Причина не только в ассимиляции. Такая социальная мимикрия была способом выживания.

– Мама запрещала нам говорить на васюганском наречии, – признается Надежда Вялова, – хотя сама знала два диалекта хантыйского языка. Даже когда я замуж вышла и двух детей родила, она выталкивала меня всякий раз из избы, когда начинала разговаривать с моей тетей, ее сестрой.

Запрет на язык был связан со страхом – навлечь на детей беду. Потому что деда их, Семена Мурасова, в 1942 году арестовали как врага народа.

– Он был удачливым охотником и рыбаком, – объясняет Надежда Брониславовна. – Но завистливых людей всегда было много. На деда написали донос, мол, незаконно ловит рыбу. Его арестовали, и больше он не вернулся домой. Его не реабилитировали даже в конце 80-х. Я пыталась найти хоть какие-то документы – ничего! Но узнала, кто написал донос. Тот человек жил в нашем селе долго. У меня есть даже вырезка из «Северной правды» за 1942 год, где напечатано было, что арестован враг народа Мурасов. А мама всегда вспоминала, что в детстве не ходила без шубки или чирков (чирки – это обувь такая: выделывается из кожи оленя или лося), потому что бабушка сама шила ей из шкурок зверя, которого дед добывал.

Оставшись одна после ареста мужа с девятью ртами, бабушка Надежды и детям своим, и внукам внушала, что самый лучший способ выжить – стать как все, не выделяться.

Зри в корень

Надежда родилась в исчезнувшей ныне деревне Забегаловке Каргасокского района за год до смерти Сталина. Жили там ханты с русскими всегда, и смешанные браки были не редкость. Она и сама вышла замуж за русского – сына ссыльных кулаков Виктора Вялова. Почти вся ее взрослая жизнь связана с деревней Бондаркой того же района. Здесь родились ее пятеро детей, здесь она и сейчас живет, воспитывает внуков.

О том, что она хантыйка, Надежда Брониславовна узнала от ученого-лингвиста Ольги Осиповой только в 2004 году, когда приехала в Томск на семинар коренных народов Севера и пришла в лабораторию языков народов Сибири Томского государственного педагогического университета.

Закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации», принятый в 1999 году, многое изменил в жизни «людей Оби». Бывшие «остяки» стали осознавать себя кто хантами, кто селькупами, кто эвенками. Почувствовав зов крови, они объединялись в этнические общины, проявляя интерес к родовым корням, языку и фольклору. Вялова принимала самое активное участие в жизни клуба «Ай пяях». Его участники первым делом стали изучать родной язык.

За «азбукой» и приехала Надежда Брониславовна в Томский государственный педагогический университет. Еще с середины 1950-х годов здесь открыта кафедра, где изучают языки коренных народов Сибири. Эту школу лингвистов основал профессор Андрей Дульзон. В 1996 году силами этой кафедры был подготовлен хантыйско-русский словарь (васюганский диалект).

– Ольга Андреевна Осипова, узнав, что родилась я на Васюгане и что моя девичья фамилия Мурасова, сказала, что я хантыйка, – продолжает рассказ о своих корнях Надежда Брониславовна. – Важно, что я не селькупка. Другие мои сестры пишутся селькупками. Я выбрала ханты, потому что вижу: нас совсем немного осталось на планете.

По данным переписи населения 2010 года, из 31 тыс. хантов на территории Томской области их проживало чуть более 2%.

На васюганском наречии

Выйдя в 1998 году на пенсию в 46 лет по северной льготе, энергичная, неугомонная жительница Бондарки стала активно осваивать различные народные ремесла и промыслы. Изготавливала берестяные туеса, мастерила кукол-обереги, занималась плетением из бисера, начала шить одежду в хантыйском стиле. Искала себя и в просветительстве, выступая перед детьми в школах и детских садах, рассказывая о жизни хантов, об их отношении к природе. Пока не вспомнила о маминых вырезанках.

Вырезать свои сказки из бумаги Надежда Вялова начала примерно в то же время, что и изучать родной язык своего народа – в начале 2000-х. Сначала в сказки и притчи включала отдельные слова васюганского диалекта. Но чем шире становился ее лексический запас, тем активнее и увереннее мастерица переходила на хантыйский язык.

Участников музейного форума 2011 года она поразила тем, что вырезала сказку на двух языках сразу – сначала ее речь лилась на непривычном уху языке коренных жителей томской тайги, потом тот же сюжет рассказывался на русском.

Сначала сказки и стихи не записывала, а просто вырезала. Но позже на бумагу стала переносить не только рисунок, но и слова, даже издала сборник стихов и сказок, проиллюстрирован он ее же вырезанками. Основной текст записан на русском языке, но названия даны на двух языках: «Водяной дух и Ёрш» («Ёнк-юнк и Ярак»), «Старик и Ворон» («Ряч ит Колэк»), «Затейливый горностай» («Иртамян сас»).

Вырезанки часто дарила слушателям, особенно детям. Предпринимала попытки научить детей «рисовать» ножницами.

– Сложно с детьми работать. Не все дети перенимают. Даже не все внуки умеют вырезать, – признается Надежда Брониславовна.

Говорит это спокойно, без огорчения. Понимая, что мастерство, как и талант, дается не всем.

Вопрос, откуда у нее дар рисовать ножницами, ей задают часто. Для ученых и журналистов заготовила свою формулу: ее сибирские вырезанки, как и знаменитая хантыйская берестяная скобленка, имеют одну природу – мифологическую. Ведь у хантов любой орнамент издревле считался письмом древних духов.

Даже в языке закреплена эта связь между словом и узором: «писать» и наносить «узор» по-хантыйски звучит одинаково: «ханши». Традиция вырезать орнаменты восходит к древним обрядам. У «обского народа» (восточных хантов) существует поверье, что Анки пухос, главное женское божество, подательница жизни, на краях священной бумаги вырезает срок жизни каждого родившегося мальчика и девочки. Божество смерти и болезни тоже «пишет нескончаемые узоры на многих листах бумаги».

– Женщина, исполняющая узоры в видимом мире, становилась преемницей богов (духов) в плане фиксации и трансляции информации, – комментирует традиции коренных народов Севера доктор исторических наук Ольга Рындина. – На мастерицу частично переходил и высокий статус сакрализованных исполнителей: с помощью узоров она могла оказывать воздействие на жизнь людей. Это обстоятельство накладывало на нее и высокую ответственность, и предъявляло особые требования.

Бренд района

В случае с Вяловой профессор ТГУ Ольга Рындина отмечает внутреннее родство ее вырезанок с традиционным хантыйским орнаментом: округлая линия как основа, сложнейшие геометрические преобразования с ней создают насыщенные по конфигурации сюжетные изображения.

– Тончайшее чувствование формы и ритма, неиссякаемая импровизация, – все это роднит мастерство Надежды Вяловой с вековыми орнаментальными традициями своего народа, – считает она. – Новации коснулись лишь материала и инструмента: бересту заменила бумага, а нож – ножницы.

В предисловии к альбому «Сибирские вырезанки. Надежда Вялова» Рындина пишет: «Связь проступает и на уровне исполняемых сюжетов, и на уровне их трактовки. Мотив могучего кедра, распространенный в хантыйской мифологии, служит воплощением идеи потустороннего нижнего мира, лишенного, кстати, мрачных характеристик и безысходности, поскольку души людей не только уходят туда после смерти, но и возвращаются оттуда в момент рождения ребенка. При этом явственно проступает один из ведущих изобразительных приемов мастерицы – прием контаминации, слияния нескольких образов в одно целое, символизирующее предельные категории бытия: человек, природа, мироздание».

Творчеству Надежды Вяловой посвятил свою статью и венгерский ученый-этнограф Золтан Надь. «Благодаря густым прорезям узоры Вяловой отличаются тонкостью, воздушной легкостью и ритмичностью. Картины обрамлены орнаментами со стилизованными изображениями животных и растений, напоминающими хантыйские мотивы. Фигуры изображены то в «негативе», то в «позитиве», – отмечает он.

Саму Надежду Брониславовну Надь называет уникальным человеком и согласен с ее самоопределением – берегиня. Тем не менее вяловские вырезанки считает восстановленной и даже создаваемой традицией, признает, что «в творчестве Вяловой тесно переплетаются народное искусство и возрождение хантыйской культуры».

Сказители действительно всегда занимали важное место в устной традиции хантов. Они не только ее носители, но и трансляторы, а зачастую и создатели.

Благодаря активному участию в художественных выставках, музейных форумах и научных конференциях по сохранению культуры малочисленных народов Севера за Надеждой Вяловой постепенно закрепилось определение посла хантыйской культуры, ее называют культурным брендом Каргасокского района. Вырезанки Вяловой демонстрировались в Томске, Новосибирске, Москве, Абакане, а также в Китае. В мае 2012 года она была награждена Почетной грамотой ЮНЕСКО за плодотворную работу в международном проекте Евросоюза «Расширение доступа к локальным культурам Сибири посредством инновационной образовательной модели».

«Оценить по достоинству роль Вяловой можно только с учетом того факта, что в течение последних десятилетий васюганские ханты практически полностью отсутствовали в публичных дискурсах как отдельных поселений, так и района, а тем более области», – считает Золтан Надь.

– При первом же появлении на любом международном форуме этот мастер мгновенно сосредоточивает на себе все внимание самой разной аудитории, к ней подходят, привлеченные ее ярким национальным костюмом васюганских хантов, начинают слушать – и уже не в силах отойти! – рассказывает профессор НГУ Виктория Шат­рова. – Надежда Брониславовна потрясающе хорошо рассказывает! Буквально завораживает каждого слушателя. Однако не только в этом дело: потрясают слушателей иллюстрации к ее рассказам – изящ­ные, поразительной красоты картины, искусно вырезанные из обычной бумаги!

С медведем – по соседям

– Китайцы на вырезанках делают большие деньги, – делает неожиданный поворот в разговоре Надежда Брониславовна. – Они используют их как предсказания. Мне тоже предлагали, но я не стала. Для меня вырезанки – это возможность рассказать о своем народе. Почему я привержена языку ханты? Слова красивые. Поэтому и сказки мне больше нравиться вырезать на хантыйском языке. Здесь персонажи – человекоподобные.

Очеловечивание окружающего мира – черта, характерная для традиционного мышления коренных народов Сибири. По той же формуле сочиняет свои сказки и Вялова. В ее работах нижний мир, где живут змеи и ящерицы, сливается со средним миром людей и верхним миром высших духов, его представители – медведь и птицы.

Медведь неслучайно отнесен к верхнему миру. В культуре хантов он существо небесное. Прародитель рода. Поэтому и отношение к нему особое.

Такое же особое место он занимает и в творчестве каргасокской мастерицы. Более 30 разных образов медведя она представила на последний, VI Медвежий фестиваль. По существу, 30 портретов, где тонко передано состояние героя: то он грозный, то добродушный, где-то улыбается, где-то хмурится, но в любом случае вызывает уважение к себе.

Один из вяловских портретов медведя послужил для сооружения колядочного посоха во время святочной акции «С медведем – по соседям», которую проводил Музей славянской мифологии. Прикрепленная на высокий шест прорезная маска сына бога Торума возглавляла шествие ряженых людей, которые с обрядовыми песнями шли из Первого музея славянской мифологии в Дом искусств, а затем в Музей истории Томска. Так хантыйская традиция почитания медведя слилась со славянской традицией. Сама же Надежда Вялова была удостоена звания лауреата VI Медвежьего фестиваля за высокое мастерство.

 

Татьяна Веснина

Фото автора и из архива Надежды Вяловой

На зов предков

Как сохранить национальную культуру, пришедшую из глубины веков?

VII Всероссийский форум молодежи коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока «Российский Север», проходивший в Салехарде, собрал более ста участников из разных регионов страны. Насколько тема развития молодежного движения в среде малочисленных народов Севера актуальна? Чем власть может помочь некоммерческим молодежным организациям? Об этом мы беседуем с программным директором форума, руководителем регионального отделения Молодежной ассамблеи народов России в Томской области кандидатом наук Николаем Качиным.

Многочисленные из малочисленных

– Николай Андреевич, на ваш взгляд, для чего нужны такого рода форумы?

– Форум «Российский Север» и другие молодежные мероприятия такой направленности поз­воляют участникам получить много полезных знаний и навыков. Мы учим их, как написать заявку на грант для финансовой поддержки, как его защитить, где получить необходимую информацию. В дальнейшем мы следим, как ребята учатся, развиваются, реализуют свои первые проекты.

Важно и то, что на форуме можно познакомиться с людьми, которые, что называется, сделали себя сами. Они делятся своим опытом, рассказывают, с какими трудностями столкнулись и как преодолевали их. Делятся инициативами, дают жизненные советы. Такая коммуникация очень полезна. Молодежь видит, что нет ничего невозможного, если упорно работать, можно многого достичь. На форуме мы общаемся через призму инновационных практик.

– В порядке ликбеза проясните, пожалуйста, кто вообще причислен к коренным малочисленным народам?

– Это народы, численность которых менее 50 тысяч человек, проживающие в климатических условиях Севера и отождествляющие себя с определенным этносом. В Томской области четыре таких народа. Самый многочисленный из малочисленных – селькупы, проживающие преимущественно в Парабельском и Колпашевском районах. Второй по численности народ – ханты, место проживания которых в основном Александровский и Каргасокский районы. На третьем месте эвенки, на четвертом – чулымцы, обосновавшиеся главным образом в Верхнекетском районе. Также периодически регистрируются кеты.

Лидеры, шаг вперед!

– Интерес к жизни малочисленных народов, который наметился в обществе в последнее время, это мода или потребность узнать о них больше, поддержать?

– И то, и другое. С одной стороны, эта тема в определенном смысле стала попсовой. Есть люди, которые пытаются на ней заработать. Появилось много проектов, основанных на шаманских обрядах, псевдотрадициях. Но они не имеют никакого отношения к реальной жизни коренных народов Севера, представители которых обитают в трудных климатических условиях, в самых отдаленных регионах России. В то же время они хотят сохранить свою культуру, язык. Вот им и нужна поддержка государства.

– Почему надо поддерживать именно молодежные организации из числа коренных малочисленных народов?

– Молодежь должна знать, какие у нее есть права на традиционную хозяйственную деятельность – рыбалку, охоту, какие льготы и меры поддержки существуют. Это не просто прихоть, а жизненная необходимость. Возвращение молодежи в их родовые угодья, в северные, арк­тические территории, их закрепление там очень актуально для страны. И нужны такие форматы общения с молодежью, которые бы выявляли лидеров, заинтересованных в сохранении ремесел, традиций, культуры.

Важны не только форумы, но и системная работа, нужен институт наставничества, кураторства, чтобы ребята не терялись, росли, реализовывали все более масштабные инициативы. Ведь, по сути, какова глобальная цель всех этих мероприятий? Нам нужно вырастить молодежных организаторов, готовых развивать свои территории, создавать межрегиональные проекты, особенно важно для многих ребят сохранить традиционный образ жизни и уникальную самобытную культуру своих предков.

Про балалайку и медведей

– Вы возглавляете региональное отделение Молодежной ассамблеи народов России в Томской области. Как определяете свою миссию? Чем конкретно молодежное крыло занимается?

– Молодежное крыло существует два года, и за это время выполнен большой объем работы. Сначала мы нашли самых активных ребят, готовых включиться в дело с точки зрения представления своей культуры, умения написать проекты, выступить перед аудиторией. Поскольку я сам университетский преподаватель и мне хорошо знакома эта среда, мы выстроили тесные контакты с вузами Томска. Оказываем методическую, административную помощь, связанную с национальной тематикой и проведением национальных мероприятий. У нас много интересных проектов, реализуемых при поддержке администрации Томской области. Губернатор региона Сергей Жвачкин активно поддерживает молодежь.

Первым крупным проектом стал фестиваль «ВотЭтноДа», собравший на своей площадке свыше тысячи гостей и представителей 20 национально-культурных организаций. Он прошел при поддержке областного департамента по молодежной политике, культуре и спорту в 2019 году, еще до начала пандемии, и был представлен различными творческими коллективами. На один день площадка фестиваля стала домом для молодых людей разных национальностей, в том числе и иностранных студентов, которые много узнали о ремеслах, традициях, культуре народов, проживающих на территории Томской области. А потом у нас появилась целая серия этнопроектов, которые мы продолжаем реализовывать.

Например, у нас есть проект, направленный на интеграцию и адаптацию иностранных студентов. Как известно, Томск является третьим городом в стране по числу учащихся вузов из других стран. Когда они приезжают в Россию, то слабо понимают, куда они попали, многие иностранные студенты мыслят стереотипами про балалайки и медведей, и для них становится открытием, когда мы рассказываем им о народах, проживающих на территории России, знакомим с традициями селькупов, хантов, эвенков.

– В чем особенность этого проекта?

– Это такой мультимедийный проект, который касается не только тех молодых людей, которые обучаются у нас, но и кому вообще интересна наша культура. Для иностранных студентов, активистов и сотрудников университетов был организован этно­лагерь «Волонтеры дружбы», где они обсуждали проблемы социально-культурной адаптации и знакомились с традициями народов России.

У нас на YouTube есть свой канал, где иностранные студенты делятся контентом. Там уже свыше ста тысяч подписчиков со всего мира. Где-то в далекой Замбии знают, что в сибирском городе Томске живут гостеприимные люди, которые соблюдают традиции, уважают чужие порядки. И это не только русские, но и представители разных национальностей. Им здесь всем комфортно. Это тот город, куда можно приезжать и спокойно учиться.

– Проявляет ли ваша организация интерес к сотрудничеству со школьниками, студентами колледжей?

– Этой части молодежи посвящен наш второй крупный проект, значимость которого определяется тем, что он поддержан президентским грантом.

Мы стараемся говорить с ними, используя их активность в соцсетях, о толерантности, ксенофобии, проблемах, связанных с межнациональными конфликтами. Напоминаем им о том, что надо быть очень аккуратными в своих суждениях и высказываниях на эту тему, в то же время дружить, понимать, что наше общество многообразно и каждый имеет право на проявление своих нацио­нальных чувств. На это направлена наша молодежно-образовательная программа «ProЭтно 2.0», где мы рассказываем о культуре народов, населяющих Томскую область.

Помимо чисто познавательного блока есть интерактивный. Мы придумали медиашколу, где обучаем ребят эффективно использовать медиапространство для социальных роликов. Учим создавать эти ролики, объясняя технологию их изготовления – как снимать, монтировать, где с большей пользой разместить. То есть мы говорим о традициях, но через призму инновационных практик. Все наши треки по большому счету о том, как можно разработать креативный интересный проект, используя современные методики. В итоге практически по каждому району есть такие ролики, где ребята рассказывают о том, что их волнует, на что они хотели бы обратить внимание.

– Программа «ProЭтно 2.0» завершена?

– В 2021 году совместно с областным департаментом по молодежной политике, физкультуре и спорту мы выполнили пилотный проект. В нем приняли участие 250 человек из 10 муниципалитетов области. Он удачно завершился онлайн-мероприятием. Участники из разных районов Томской области встретились со спикерами в Zoom. Они познакомились с наиболее удачными медиапроектами, поучаствовали в мастер-классах. Эксперты высоко оценили этот проект, и благодаря президентскому гранту мы его продолжим. Расширим и географию, и тематику проекта.

Меньше 15 кетов зарегистрировано сегодня на территории Томской области.

Близки по крови

– Чем обоснован ваш личный интерес к национальной теме и жизни малых сибирских народов?

– Сам я наполовину хант по отцовской линии – он из васюганских хантов. Сейчас у нас практически никто не знает родной язык, хотя, правда, моя бабушка хорошо говорила на нем. Есть и чисто профессиональный интерес как преподавателя кафедры российской истории Томского государственного университета. Так сложилось, что у меня две сферы научных интересов. Кандидатскую диссертацию я защитил по вопросам сибирского образования второй половины XIX века, а в магистратуре специализировался на этнографии, в частности изучал культуру и традиции обских угров.

Раньше я много ездил в экспедиции, побывал в Нижневартовском районе Югры, в селах Корлики и Ларьяки. Эти территории считаются довольно удаленными, там сохранился национальный язык народов ханты, а именно ваховский диалект, очень близкий к васюганскому. В перспективе я собираюсь опубликовать исследование, посвященное этнографии хантов. В планах поехать в экспедицию в удаленные деревни Томской области, изучить степень сохранности эвенкийского языка, также хочу провести исследование чулымских традиций. Меня очень радует, что не только молодежь из числа коренных народов хочет больше узнать о своей культуре, традициях, что интерес к национальным истокам в обществе очень вырос.

Автор: Нина Губская