Театр дышит! Театр жив!

Томский ТЮЗ завершил 43-й сезон в новом пространстве и с надеждой на ремонт

Накануне закрытия творческого сезона в томском ТЮЗе его директор, заслуженный артист России Андрей Сидоров, поднялся на крышу. На этот раз не для инспекции ее аварийного состояния, а для того, чтобы отрепетировать одну из ударных сцен церемонии закрытия – водружение флага с логотипом театра.
Развевающийся красный стяг в его руках символизировал покорение театром новых вершин и стратегическую победу в борьбе с проблемами. Правда, на самой церемонии восхождение на крышу он заменил другой сценой, зато для журналистов устроил пресс-квест и подвел итоги «полуподпольной» жизни театра.

Коротенько о главном

Насчет «полуподпольной» – анекдот из жизни. «Вас же закрыли после пожара?!» – с недоумением встретили директора ТЮЗа в администрации области, когда он пришел доложить об итогах сезона.
Видимо, для того, чтобы все знали, что театр жив, и был поднят флаг, который в следующем сезоне будет развеваться над ТЮЗом.
А пока коротко об итогах минувшего сезона. Они удивительные. Семь премьер, причем все семь – аншлаговые, 367 сыгранных спектаклей, участие в ноябре в международном фестивале «Хаос» в Новосибирске и приглашение на «Арт-миграцию» в Екатеринбург и на Большой детский фестиваль в Москву в предстоящем октябре, восстановление своего фестиваля «Театр в кармане», проведение Арт-лаборатории актуального детского театра, обновленный фирменный стиль – совсем неплохой результат для театра, который с января 2021 года работает без большого зрительного зала, а значит, и без нормальных условий для производства и проката спектаклей.
– Не было бы счастья, да несчастье помогло, – комментирует итоги сезона Андрей Сидоров. – Не будет проблем – не будет движения. Проблемы наваливаются, наваливаются, а мы не сидим в унынии, а действуем…

Сделаем красиво!

Монолог директора заслуженный артист России Сидоров начал в фойе первого этажа. С некоторой горячностью и изрядной долей юмора говорил о проблемах, скрытых от посторонних глаз. Например, об «оригинальной» геометрии инженерных коммуникаций (канализации, водоотведения), которая, как оказалось, связана с количеством посетителей. Причем эта зависимость прямая: чем больше народу ходит в ТЮЗ, тем лучше работает канализация и тем меньше угроз затопления здания.
Какой напрашивается вывод? Правильно, сделать театр привлекательным для зрителя, чтобы он ходил и ходил, ходил и… подталкивал руководство на креативные решения.
Какие-то проблемы театр в силах решить самостоятельно:
– Зуб даю, навесной потолок в зоне гардероба уберем – сделаем красиво к началу сезона.
А какие-то надо решать сообща. «Сделать красиво» перед входом в историческое столетнее здание, то есть убрать автостоянку, одному ТЮЗу не под силу. Это городская территория.
– Я наивно полагал, что парковку перед детским театром уберем на раз! Не тут-то было! Куда только письма не писали – в Комитет защиты детей, в мэрию, в областную администрацию, в законодательное собрание… И все: «Да, да, да». Но решения до сих пор нет. Видимо, ждут, когда что-нибудь случится.
Хотя жареный петух уже клевал. Из-за стоявших авто пожарные машины зимой 2021 года не могли проехать к зданию театра.

Вспоминая «исходное событие»

Слово «пожар» в ТЮЗе предпочитают не произносить, употребляют театральный термин «исходное событие». Так что продолжение монолога директора журналисты слушали в месте «исходного события», то есть в большом зрительном зале, где вместо трех красивых люстр и красивых кресел – чернота сверху и пустота внизу.
– Мы готовились к премьере, и, чтобы три люстры светили одним светом, одним тоном, купили 350 лампочек. Спустили люстры, помыли, заменили, стали поднимать. Но что-то пошло не так. Закоротило. Больший вред нанес не столько сам пожар, сколько его тушение. Вода испортила внешний вид зала, – директор в двух словах напомнил предысторию ЧП и его последствия.
– Власти быстро отреагировали – выделили деньги на проектно-сметную документацию, – продолжил Андрей Александрович. – Тендер на составление ПСД выиграл Барнаул. 8 августа должны закончиться все процедуры, связанные с проектной документацией. Сегодня, в день закрытия сезона, проектировщики сдали документы на экспертизу, которая проходит в Томске. Как только последняя закорючка будет поставлена, нам власти выделят 40 миллионов рублей, чтобы отремонтировать зал – потолок, паркет и главное – крышу.
Энергично жестикулируя и интонацией выделяя ударные смыслы в своей речи оптимиста, руководитель томского ТЮЗа быстро нарисовал картинку, если события будут развиваться по негативному сценарию.
– Если мы с этой дыркой пойдем в зиму, нас можно будет закрывать. И забудьте, что есть театр юного зрителя. Я не пугаю, но хочу понять, как дальше нам жить и в какие ворота стучаться.

Выручила божественная сценография

Пожар внес существенные коррективы в эксплуатацию спектаклей – из 15 играются только семь. Ушли практически все постановки на большой сцене. Их просто негде играть. Причина в высокой технологичности постановок. На сегодня она в ТЮЗе самая лучшая среди томских театров. Даже сцена театра драмы проигрывает по оснащенности звуком, светом и прочей техникой. Ни «Чайка», ни «Портрет», ни «Маугли» там не встают.
Поэтому перенести на другие площадки удалось лишь те спектакли, которые всегда востребованы и делают хорошую кассу. «Укрощение строптивой» и «Не от мира сего» играли в театре драмы, «Эх, судьба, судьба косая» – на площадке облсовпрофа, от сцены «Авангарда», где проходила премьера «Не от мира сего», пришлось отказаться из-за неудобной логистики и высоких транспортных расходов.
Жить только малой сценой невозможно, там всего 60 мест. К тому же эта сцена экспериментальная. Для таких проектов, как «Дальше» или «Лучший спектакль малой формы».
И тогда директор принял волевое решение – играть на сцене большого зала! Хотя еще год назад сцена была завалена мусором. Формат планшета предполагает размещение зрителей прямо на сцене. Поэтому сварили станки, поставили кресла, и образовалось 90 мест. Точнее, образовалось новое игровое пространство. Как оказалось, очень творчески благоприятное.
Докупив на средства федеральной программы (20 с лишним миллионов рублей) световой аппаратуры, экран-сетку, большие проекторы, которые обеспечивают высокое качество мультимедиа, стали готовиться к первой премьере 43-го сезона – «Оркестр «Титаник» Христо Бойчева в постановке омского режиссера Евгения Рогулькина. Собственно, именно «божественная сценография», как называет Андрей Сидоров аварийный зал, предопределила выбор пьесы.
В тот момент, когда сквозь экран-сетку, на котором иллюзорный «Титаник» шел ко дну, а перед зрителями «всплывал» реальный зрительный зал с «пробоинами» в корпусе и в луче света на балконе скрипач и композитор Степан Пономарев играл щемящую сердце мелодию, хотелось плакать. И одновременно восхищаться художественным решением! Такой ход напрямую включал томский ТЮЗ в список действующих лиц абсурдистской пьесы Христо Бойчева. Те, кто ходил на «Титаник», согласятся, что спектакль получился не про фатальную неизбежность, а про Театр, который непотопляем.

Посторонним вход разрешается!

Весь 43-й сезон ТЮЗ жил под знаком «Титаника». Заряженный успехом первой премьеры, театр восстановил на большой сцене спектакль для детей «Тисту – мальчик с зелеными пальцами», провел фестиваль «Театр в кармане» и «Арт-лабораторию» Международного фестиваля-школы современного искусства. В новом пространстве родились замечательные спектакли, которые стали фаворитами сезона: «Книга всех вещей» и «Зверский детектив», где, кстати, тоже используется «божественная сценография».
Купить билеты на эти спектакли практически невозможно. Они разлетаются вмиг, как только открываются продажи.
– Возникло новое пространство, и оно стало интересным и зрителям, и режиссерам. К нам стали приезжать молодые и талантливые. А в итоге «Книгу всех вещей» мы в октябре сначала показываем в Екатеринбурге на фестивале и почти сразу везем в Москву.
Размышления о перспективах нового пространства директор вел уже на служебном входе, куда посторонним вход строго воспрещен. Но с введением в строй сцены большого зала закулисье превратилось в зрительскую зону – публика проходит на свои места через актерский выход на сцену.
В то же время зрительское фойе в минувшем сезоне во время зимних каникул работало как сцена. Там соорудили огромный дом, от пола до потолка, с красивой люстрой, на пол постелили толстый белый ковер, и в этом пространстве две с половиной тысячи маленьких зрителей смотрели «Волшебную ночь, или Когда оживают игрушки».
Еще одна зрительская локация трансформировалась в игровую зону – на втором этаже стоят несколько рядов кресел-трансформеров, это зона актерских самостоятельных работ «Про-зрение», а целевая аудитория представлений – школьники.
– В Томске появился новый театр, который стал интересен зрителю, с которым артисты могут существовать в диалоге. Как артист заявляю: сегодня классно быть актером в театре, где всего 90 человек на спектакле. Почему? Потому что они слушают артиста. Для нашего театра, который работает на юного зрителя, это отличная цифра, – Андрей Сидоров озвучивает мнение всех сотрудников ТЮЗа.

Веди себя в театр

«Останется ли эта сцена и что будет со спектаклями, сделанными под это пространство, когда будет отремонтирован зал на 340 посадочных мест»? Ответом на этот вопрос не столько журналиста, сколько зрителя был тяжелый вздох директора.
Капитальный ремонт здания, как и организация пространства с видеопроекциями в фойе, чтобы погрузить зрителя в атмо­сферу предстоящего спектакля, – все это вопросы ближайшего будущего. Но пока оно без ясных очертаний.
Заглядывать в будущее в ТЮЗе начали еще в 2019 году, когда поставили перед собой цель сформулировать миссию театра и поменять фирменный стиль.
– Театр давно не начинается с вешалки, – резонно заметил Виталий Серяков, заместитель директора ТЮЗа по развитию. – Он начинается с афиши, причем электронной. В афише важны не только буквы, но и цвет. Он создает настроение и побуждает покупать билеты.
Сегодня в активе ТЮЗа 18 фирменных цветовых сочетаний, отражающих разное настроение. Цвета и шрифт важны для коммуникации со зрителем. Ведь продажи начинаются, когда даже режиссер не знает, каким будет спектакль. Но цвет афиши уже дает сигнал, на что настраиваться. И хотя у всех ТЮЗов страны невероятно широкая аудитория – от самого младшего до старшего поколения, у томского ТЮЗа есть своя аудитория, и он намерен ее сберечь. И эта аудитория преимущественно молодая. На нее и был сориентирован и фирменный стиль, и миссия.
Слоган «Пушкинской карты» «Веди себя в театр» команда ТЮЗа понимает по-своему.
– Это означает, что не к нам обязан кто-то прийти, а мы сами должны делать первый шаг к зрителю, – заметил Виталий Серяков.
Он пообещал, что уже в новом сезоне у театра появится новый сайт, фирменный стиль, фирменный мерч. Новая миссия театра выражена цитатой: «Мы живой актуальный театр, который стремится быть понятным».

Дыши свободно. Даже под дождем

Актерским проектом «Дыши свободно» уже несколько лет подряд принято в ТЮЗе завершать сезон. Не изменили традиции и на этот раз. Сразу после показа «Книги всех вещей» на площади перед входом в театр артисты устроили концерт «Дышим».
Коммуницировали весь вечер, пока не полил дождь. Публика подпевала артистам, артисты ностальгировали, рассказывали байки о том, как слушают дыхание театра. На баннере, где вся труппа была изображена в ролях из премьерных спектаклей 43-го сезона, зрители оставляли свои пожелания, замечания и напутствия.
Самые активные получили подарки от любимого театра: Маргарита Третьякова – за покупку первого билета по «Пушкинской карте», она дала старт большой федеральной программе в Томской области; Кристина Ламакина и Ольга Молокова – за разработку концепции редизайна ТЮЗа; Наталья Цедрик – за активное участие в розыгрышах.
Зрители ответили симметрично. Лучшим актером признали дебютанта Тимофея Абаскалова за роль Томаса в «Книге всех вещей». Лучшая женская роль – у Ольги Ульяновской, сыгравшей Маму Томаса. Логично, что и лучшим спектаклем назвали спектакль Артема Устинова «Книга всех вещей».
– Да, у нас проблемы. Но крышу мы починим. Главное – у нашего театра есть душа. Театр дышит! – заметила актриса томского ТЮЗа и режиссер-постановщик детских спектаклей Екатерина Костина.

Татьяна Веснина
Фото из архива театра

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.