Глава администрации Калтайского сельского поселения о зонировании Кандинки

Зонирование территорий — это разбивка муниципальных образований на части, в которых определяются виды их градостроительного использования

Заложники законопослушания

– Идрис Юнусович, судя по репортажу «Буря на озере» (в публикации «ТН» № 19 от 16 мая 2013 года рассказывалось о собрании в Кандинке, участники которого приняли решение изменить имеющуюся схему зонирования своего населенного пункта и провести референдум о недоверии  администрации. – Прим. ред.), часть жителей Кандинки фактически бросили вам вызов. В чем, по-вашему, причина противостояния?
– На мой взгляд, позиция сторон в публикации представлена однобоко: администрация плохая, думает только о себе, а инициативная группа хорошая, потому что беспокоится о сохранении природы и о благе всего населения.  Да, я тоже не считаю имеющуюся схему зонирования Кандинки идеальной, в ней есть свои огрехи. Но давайте вспомним, в каких условиях и для чего она принималась.  30 декабря 2012 года вступил в силу ФЗ, который определил, что любое разрешение на строительство в сельском поселении выдается только при наличии правил землепользования и застройки  территории. А 13 января 2013-го  вышла поправка о том, что срок действия данного требования переносится до 1 июля 2014 года. То есть еще полтора года мы могли действовать без проекта зонирования. Но  мы же не могли знать об этом и как законопослушные граждане утвердили проект, пройдя все необходимые процедуры: опубликовали в информбюллетене, на сайте, обсудили с населением,  получили одобрение депутатов, кстати, на обсуждении присутствовала и часть из инициативной группы. Никаких возражений против проекта не было, и он стал официальным документом. Зачем была нужна  спешка? Затем, что проект зонирования, рассчитанного минимум на 20 лет, является основой для разработки генерального плана развития территории. Нам удалось попасть в федеральную программу  по разработке таких планов,  95% расходов берет на себя Федерация,  5%  оплачиваем  мы. При нашем скудном бюджете это очень выгодно. К концу года проект генерального плана, над которым работает Институт урбанистики (Санкт-Петербург), будет представлен на всеобщее обсуждение. А пока генерального плана нет, земля является государственной собственностью, и распоряжается ею муниципальный район. И вынести разрешение на выделение участка может только глава района. Это одно. Второе: внести изменения в схему зонирования можно, но для этого надо четко обосновать каждый пункт, подготовить документы, опубликовать их и провести публичные слушания, то есть пройти все ступени согласований, а не действовать с наскока, как это предлагают участники собрания.

Взять и отменить

– Тем не менее вы как глава администрации обязаны опираться на мнение населения. Каким образом будете учитывать решение собрания?
– Я оказался в сложной ситуации. С одной стороны, да, я должен учитывать мнение жителей. С другой – обязан проверить, насколько предложения согласуются с законодательством. Инициативная группа во главе с Игорем Муравьевым и Николаем Травкиным заявила, что не согласна с  имеющейся схемой зонирования и провела собрание. Решили: такие-то участки перевести в зону резервных территорий, а такие-то под малоэтажное строительство… Одним словом, перекроили схему зонирования как хотели. А в завершение записали: «Отменить итоги слушаний, проведенных 25.12.2012, о принятии правил землепользования и застройки д. Кандинки и карты зонирования».  Как можно отменить итоги? Они есть, отрицательные или положительные, но они есть. Как их можно отменить?! И как прикажете мне, главе администрации, свести воедино личные и общие интересы жителей, индивидуальные претензии и существующие  законы? Вот, скажем, один из центральных участков поселка планировался под строительство детского сада и клуба. Однако участники  собрания предложили исключить его из зоны застройки, так как там находится лес. Но, во-первых, строительство можно провести бережно по отношению к лесу. А во-вторых,  в Кандинке просто нет площадки в 50 соток, свободной от леса. Значит, нужно искать компромисс. Или вот решили объявить территорию на нескольких участках особо охраняемой, не поинтересовавшись при этом, что дает такой статус. А вдруг запрет на посещение? Надо же сначала изучить документы, подсчитать, в какие деньги  это выльется, а потом принимать решение. Если, как утверждает инициативная группа, охрана территории не потребует финансовых затрат, то что ей мешает уже сегодня заниматься этим? Смотреть, чтобы костры не разводили, мусор не выбрасывали, деревья не рубили?

Шрам на сердце

– Одно из обвинений в ваш адрес касалось якобы незаконного сноса деревьев. Такое действительно происходило?
– Это некомпетентное заявление, потому что право на снос деревьев на своем участке имеет только собственник земли. При этом он должен обосновать необходимость сноса и оплатить его стоимость. Что касается вырубки в Калтае, то там ситуация другая. Прокуратура требует, чтобы между населенным пунктом и лесным массивом была противопожарная полоса шириной 5–6 метров. У меня есть решение суда: сделать такие полосы. Мы начали в Калтае прокладывать, шесть деревьев снесли, четыре уже были спилены жителями. Муравьев вызвал телевидение, экологов, и природоохранный прокурор приостановил прокладку полосы и снос деревьев. Он нашел нарушение, заключающееся в превышении полномочий с моей стороны. Пока нет генерального плана,  решение о сносе деревьев в черте населенного пункта должен  принимать глава района. Сейчас мы занимаемся узакониванием этой полосы. Делаем топографическую съемку, потом поставим на кадастровый учет, на регистрацию, проведем экологическую экспертизу и только после этого сделаем полосу.

Ножницы   между правами   и обязанностями

– Со стороны ваша должность кажется привлекательной: перспективная территория с кедрачами и лечебными водоемами, хорошей транспортной доступностью, рядом с Томском. Может быть,  кому-то хочется занять ваше место?
– Я допускаю такую версию. Кто-то из оппонентов не прошел в депутаты, кого-то не выбрали  главой поселения. Прикрываясь заботой об охране природы, они активно занимаются саморекламой, выискивают ошибки, а их нет только у того, кто ничего не делает. Возможно,  моя должность кажется им привлекательной, но на самом деле наш уровень власти является, извините, прокладкой между населением и государственными органами. Полномочий более ста, а денег хватает примерно на пятую часть от необходимого. Однако для прокуратуры и суда отсутствие денег не служит уважительной причиной неисполнения решений. Глава поселения не распоряжается ни землей, ни лесом. Но к нему всегда можно придраться: где-то проблемы с водопроводом, где-то не ремонтируются дороги. Митинговать всегда легче, чем работать. Причем оппоненты не гнушаются передергиванием фактов, высказыванием оскорбительных подозрений. У меня, я считаю,  есть основания для обращения с иском в суд о защите чести и достоинства. Я приехал на собрание в Кандинку и услышал: вы здесь не проживаете, вы у нас как гость. Ну, гость так гость. Только ведь не сам я себя назначил главой, а выбрало все население, которое хорошо меня знает.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.