Трудный хлеб войны

Михаил Корнев и председатель совета ветеранов Валентина Харламова вручают медаль Марии ­Пантелеевне Земцевой
Михаил Корнев и председатель совета ветеранов Валентина Харламова вручают медаль Марии ­Пантелеевне Земцевой

С набережной Томи их хорошо видно: огромный элеватор и рядом производственные здания разного назначения, видом своим явно из прошлого века. «Томские мельницы». Отраженные в водах реки здания не только сохранили богатейшую историю, помноженную на судьбу огромной России, но и ныне весьма успешно работают, являясь одним из флагманов пищевой промышленности Томской области.

Купеческий помол

Мельница купца второй гильдии Григория Фуксмана, открытая в 1907 году, сразу вошла в историю. Вроде ничего особенного – мало ли было мельниц. На самом деле событие это тянуло на техническую революцию в губернском городе. Но не потому, что она вырабатывала ежедневно аж 40 тонн сортового помола, а потому, что ранее господствовавшая мануфактура уступила место паровому двигателю. Прогресс, словно за­разившись азартом, стремительно шел дальше. Построенная рядом в 1913 году мельница купца Кухтерина поражала воображение не только невиданной железобетонной конструкцией пятиэтажной высоты, но и тем, что перемалывание зерна и фасовка муки в мешки происходили автоматически. Это были самые технически оснащенные предприятия Томска.

После национализации в 1920 году мельницы уже не имели того лоска и размаха, как при купцах: старое оборудование стремительно изнашивалось. В конце 1930-х все же началась частичная реконструкция и готовился к сдаче новый терминальный элеватор на 40 тыс. тонн… Но началась война.

Перемелется – мука будет

Буквально в первые дни войны все томские предприятия стали переходить на оборонную продукцию, предлагая то, что было нужно фронту, – сухари, гимнастерки, ящики для снарядов, седла, ремни, казеин… Госмельницы не фигурировали в этом списке, потому что и без того выполняли самый важный, по значению равный минам и патронам оборонный заказ – поставку муки. Только пришлось перестроить процесс – перейти с сортового на обойный помол, теперь мука выходила второго сорта и ниже, иногда производилась только овсяная. Но суточная производительность в годы войны на обеих мельницах была выше довоенной – от 237 до 261 тонны. Серьезный сбой поставки в Томске был всего один раз – 21 мая 1942 года, когда в магазины города не поступил хлеб. Но простоя мельниц не случилось: из-за неразберихи с подачей груженного мукой паузка (плоскодонного судна) с госмельниц на хлебокомбинат последний не успел испечь хлеб. После этого в городе был создан 10-дневный запас, а директора госмельниц Поликарпа Машуру, яростно отстаивавшего невиновность своего коллектива, предупредили о недопустимости конфликтов с партнерами.

«Томских мельниц» командир

Поликарп Ильич Машура, с которым коллективу несказанно повезло, был не просто руководителем, а, как говорят, «отцом солдатам». Человек высоких человеческих качеств, грамотный руководитель, рачительный хозяин, личным примером героически (сутками не уходил с мельниц, сам вставал на разгрузку барж, плотничал, заготавливал дрова и дикоросы) делал все, чтобы выполнить план. Если надо, даже шел на нарушение партийной дисциплины. Например, для скорого ввода эвакуированных предприятий от всех других организаций постоянно отрывали людей и технику. Всем не хватало рук и средств, да еще нужно делиться под страхом исключения из партии. За всю войну Машура только раз отдал двух работников для пуска ленинградского завода «Радист». Да и то по-соседски.

Хотя около 300 мужчин ушли на фронт, численность даже увеличилась: в ноябре 1941 года работало 595 человек, в основном женщины, подростки и старики, на своих плечах выносившие тяжелейшую нагрузку.

Машура П.И.Нельзя сказать, что комбинат не участвовал в общегородских делах: необходимо от мельниц построить углевозную ветку до ТЭЦ – пошли с тачками мукомолы в личное время. И не без пользы: когда всем без исключения томским предприятиям запретили пользоваться электроэнергией в часы вечернего максимума (в том числе ликероводочному заводу), оборудование мельниц работало по полной. В 1943 году директора Машуру на уровне горисполкома отчитали за недопустимо низкий коэффициент мощности (косинус фи). Но это нарушение говорило не о расточительстве электроэнергии на мельницах и бесхозяйственности, а о том, что оборудования стало больше. В ситуации нехватки всего и вся он умудрился не только завершить элеватор на 40 тыс. тонн зерна, но и построить новый причал, вместительный склад, а для механизации тяжелого процесса разгрузки-погрузки поставил четыре вакуумных насоса и новые подъемники, создал свой источник водоснабжения. Но более всего Поликарп Ильич запомнился людям отношением к работникам – помогал всем чем мог, от жилья до одежды.

Сохранить память

Но не одной мукой жили мукомолы, работая по 12 часов и получая по карточкам те же 600 граммов хлеба для работающих. Когда городу надо было построить жилье для 50 тыс. человек эвакуированных, хоть и медленно, но расписанные предприятию 1?200 кв. метров в бараках и землянках заводчане сдали (для сравнения: мясокомбинат – 240 кв. метров, дрожзавод – 200). В своей столовой кормили 1?900 горожан (ТГУ – 1?200, карандашно-фанерный комбинат – 1?500 человек), заготавливали картофель для ленинградцев, крепеж для шахт Кузбасса, копали котлован для ГРЭС-2, шефствовали над артелями «Победа» и «Профинтерн», госпиталями, заботились о стариках и женщинах, помогая топливом и обувью. Даже делали проруби во льду для водопоя лошадей и полоскания белья, благо река под боком.

Лучшим достижением заводчан стало то, что ни разу не были сорваны поставки фронту, а в Томске уже в 1942 году, по сообщению властей города, не было хлебных очередей. Это было сделано во многом благодаря легендарному директору Машуре, организовавшему бесперебойную поставку зерна разными видами транспорта. Когда в 1960 году Поликарп Ильич ушел на пенсию, ему был вручен бессрочный пропуск на предприятие как символ высочайшего признания его заслуг перед «Томскими мельницами».

Заводчане отличились не только в тылу. В музее предприятия с особой любовью рассказывают о десятках фронтовиков-орденоносцев. О Евгении Белянкиной, отважной женщине-сапере, воевавшей на Ленинградском фронте, участвовавшей в освобождении стран Прибалтики, отмеченной орденом Красной Звезды и 14 медалями. О снайпере Николае Индукаеве, попавшем на фронт в 1942 году и прошедшем путь от Москвы до Польши. «За отвагу», «За боевые заслуги», за освобождение городов и стран – эти медали украшали грудь ветеранов. Боевыми наградами Родины отмечен и Виктор Антонов, директор «Томских мельниц» в 1960–1980-е годы, служивший в бронетанковых войсках. В музее хранится архивный документ с описанием подвигов, за которые он награжден орденами Славы, Красной Звезды и двумя медалями «За отвагу».

Вечный продукт для всех поколений

Во многом благодаря патрио­тизму последующие после вой­ны десятилетия своей истории «Томские мельницы» не останавливались в развитии, а только укрепляли свой авторитет. Техническое перевооружение и реконструкция мельничных заводов с установкой высокопроизводительного оборудования, изготовленного по лицензии швейцарской фирмы «Бюлер», расширение производства, введение новых технологических линий по производству круп, пшеничного зародыша и диетических отрубей, открытие филиалов превратили старания коллектива в признание предприятия одним из лучших в своей отрасли в России.

Сегодня людей славной и грозной поры, преданно служивших делу, уже осталось немного. Если в 2006 году их было 150, то теперь на комбинате они наперечет: двое участников войны и десять тружеников тыла. Но память об ушедших свято хранится и передается.

– Мы никогда не забывали про наших заслуженных работников, – рассказывает Михаил Корнев, заместитель генерального директора ОАО «АК «Томские мельницы». – Забота о них – это не только добрая традиция, но и одно из главных направлений социальной работы. Скажу даже точнее: это стало нашей потребностью. Труженики тыла, такие как Надежда Михайловна Карликовская, Мария Пантелеевна Земцева, совсем юными внесли большой вклад в Победу. Как же не позаботиться о них? Это уже святая наша обязанность. Мне, выпускнику штаба Поста №?1?1983 года, затем офицеру, всегда с трепетом вспоминаются лица ветеранов с цветами у Вечного огня. Берегу в сердце их отношение к Родине. Потому мы постоянно с ними на связи. Часть, давно уже не работая, принимает активное участие в жизни предприятия. Вот, например, Валентина Ивановна Харламова не может быть вне коллектива: большой энергии человек, зажигает, увлекает людей на совместное дело. Благодаря ей каждый год на закрытии лыжного сезона впереди наши ветераны. Бегут на лыжах 500 метров – немного, но важен факт.

Они с нами не только в праздники, но и в будни хранят память о том, что мы все родом из великой страны. И ничего зазорного нет, если после зимы нужно привести свой дом, двор и улицу в порядок – мы все субботники проводим вместе со старшими. Совместное общение разных поколений очень важно для будущего. В этом году отремонтируем памятную стелу с именами заводчан-фронтовиков, после соберем ветеранов, привезем неходячих, возложим цветы, поплачем, поздравим, устроим традиционное чаепитие, споем и порадуемся.

Они все отдали для страны, теперь мы должны сохранить память о них.

В.И Антонов_

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.