В поиске «Фальшивой ноты»

В Томске с аншлагом прошел спектакль театра имени Ленсовета из Санкт-Петербурга

За кулисами едва слышна «Маленькая ночная серенада». Именно эта мелодия Моцарта будет время от времени звучать в спектакле «Фальшивая нота», который на прошлой неделе показал в томской драме Санкт-Петербургский театр им. Ленсовета в рамках сотрудничества с ПАО «Газпром». На сцене блистали народные артисты России Семён Стругачёв и Артур Ваха.

Гастрольный тур

В течение 2020–2021 годов прославленная труппа с берегов Невы представила свои лучшие постановки в 16 российских городах, где расположены предприятия группы «Газпром».

Перед началом спектакля нам удалось пообщаться с актерами. На вопрос о том, как они относятся к таким погружениям в глубинку, Семён Стругачёв – исполнитель роли Левы Соловейчика из «Особенностей национальной охоты», мгновенно парирует:

– Во-первых, это наша профессия, а во‑вторых, какая же это глубинка, Томск? Замечательный город, я здесь не был лет тридцать, но помню, что сразу же попал под его очарование: красивый, молодежный, зеленый… Это сейчас мороз под тридцать, а в прошлый раз мы приезжали летом.

Благодаря сотрудничеству театра имени Ленсовета и ПАО «Газпром» со спектаклем французского драматурга Дидье Карона «Фальшивая нота» уже познакомились зрители Поволжья, Дальнего Востока, Югры. В рамках гастрольного тура актеры общаются с местными жителями, изучают города и богатую природу своей страны.

– Там, где работает «Газпром», это сразу видно: территория более благоустроенная, – делится наблюдениями Семён Стругачёв.

Без срока давности

«Фальшивая нота» – это музыкально-психологическая драма с элементами детектива.

Начинается спектакль как легкая комедия, но потом неожиданный разворот на 180 градусов, и вот – на сцене глубокая драма, основанная на реальной истории гибели еврейского музыканта в Освенциме во время Второй мировой войны. Его сын нашел через много лет убийцу своего отца благодаря случайной фотографии. Тот оказался известным музыкантом, скрывавшимся под чужим именем.

Время действия пьесы – 80-е годы прошлого столетия: в гримерку Женевского концертного зала после неудачного выступления врывается раздосадованный дирижер (Артур Ваха). Он никого не хочет видеть, все его раздражает. Радует только скорый отъезд – его пригласили возглавить знаменитую Берлинскую филармонию.

Вдруг появляется странный человек по фамилии Динкель, якобы поклонник (Семён Стругачёв). Он смешно расшаркивается и заискивает перед известным дирижером, просит то автограф, то фото на память, подобострастно выговаривая «пжалста!» и «спсибо!». Дирижер поначалу терпит его, а сумасшедший поклонник все возвращается и возвращается в гримерку, каждый раз под надуманным предлогом и под заразительный смех зала.

В конце концов музыкант просит оставить его в покое, но не тут-то было. Динкель уже обманул жену, секретаря и охрану дирижера, оборвал для верности телефонный провод. В здании они остаются вдвоем.

Напряжение на сцене нарастает, постепенно становясь практически осязаемым. Поначалу Динкель кажется сумасшедшим: требуя оценить его музыкальный талант, он угрожает дирижеру пистолетом. Тот теряется в догадках, чем он заслужил такое обращение, пока не находит спрятанную Динкелем фотографию: на черно-белом снимке солдат нацистской армии и мертвый пленник лагеря в тюремной робе. Это – ключ к скрытой правде о настоящей жизни дирижера. Путем запугиваний лжепоклонник заставляет его признаться в том, что во времена фашистского рейха он служил на стороне Германии. В том числе в Освенциме, где и убил пленного отца Динкеля, когда тот играл на скрипке Моцарта. Причина – фальшивая нота.

В знак мести Динкель принуждает музыканта сыграть ту же мелодию. Так же на холоде, открыв окно, и под дулом пистолета. Дирижер сбивается, но Динкель щадит его. И делает это еще раз, когда он, доведенный до попытки самоубийства страхом перед обнародованием правды, выясняет, что пистолет не заряжен. Но Динкель никому ничего не расскажет…

На поиск истины у героев ушло целых сорок лет. Для одного это внушительный срок, полный страха, а для другого – торжество мести и милосердия одновременно.

19 вариантов финала

В спектакле мало действий, он практически полностью состоит из долгого и тяжелого разговора. Но благодаря мастерской актерской игре пьеса смотрится на одном дыхании и проникает в душу.

– Наш спектакль – это перевертыш: мы из комедии сделали трагедию. Сначала все смешно, а потом идет постепенный переход к ужасам войны и тому, что пережили наши герои в то время. Зритель находится в постоянном напряжении, – отмечает Семён Стругачёв.

По словам актера, в последние годы он много играет в драматических постановках, давно отойдя от амплуа комедийного актера, которое и принесло ему известность.

Артуру Вахе в работе над ролью помогли накопленные за годы карьеры знания и опыт.

– Особых сложностей не было, это не психология Достоевского, – говорит Артур Викторович. – Мы ставили пьесу точно так, как написал ее автор. И это оказалось самым верным шагом. Дидье Карон сочинял ее два месяца, а финал – целый год, сделав 19 вариантов. Мы играем последний.

– Это хоть и разговорная пьеса, но она психологически правильно выстроена, – дополняет Семён Стругачёв. – Мне кажется, спектакль обязателен к просмотру подросткам от 16 до 18 лет – в период активного гражданского становления.

– Наш спектакль ориентирован на аудиторию самого разного возраста, но, конечно же, хотелось бы видеть больше молодежи, чтобы они хоть что-то прочувствовали и поняли, – добавляет Артур Ваха.

СПРАВКА «ТН»

Театр имени Ленсовета – один из ведущих драматических театров культурной столицы России. ПАО «Газпром» выступает генеральным спонсором учреждения. Газовики оказывают помощь для осуществления повседневной творческой деятельности, организуют участие артистов труппы теат­ра в работе фан-променада перед домашними матчами ФК «Зенит», проводят совместные благотворительные акции для детей из социально незащищенных слоев.

 

В абсолютной тишине

Спектакль «Фальшивая нота» шел в Томске, как и в других городах, в абсолютной тишине. Если не считать фрагментов «Маленькой ночной серенады». Оба актера отмечают очень точное название пьесы. Именно фальшивая нота стоила жизни еврейскому скрипачу.

– Автор просто попал в десятку, – считает Семён Стругачёв. – Мы благодарны ему за то, что он приехал на премьеру нашего спектакля и дал нам энергетический толчок.

Дидье Карон признал постановку театра имени Ленсовета лучшей версией своей пьесы и пригласил актеров выступить на парижской сцене. Из-за пандемии это предложение пока не реализовано.

В чем секрет успеха? И в режиссуре, и, конечно, в уровне исполнителей ролей. Актеры давно знакомы, поэтому во время репетиций особо притираться друг к другу им не пришлось.

– Сцена сближает, а Артур – просто замечательный партнер, – говорит о коллеге Семён Михайлович. – Нас всего двое на сцене, поэтому спрятаться не за кого. Если ты вдруг что-то забыл – парт­нер выручает. Пьеса ведь очень словесная, с большим количеством монологов.

– Сейчас играть стало проще, – подхватывает Артур Викторович. – Все-таки много раз уже демонстрировали постановку, погрузились в материал. Правда, пандемия создает новую проблему: из-за масок не видно реакции зрителей.

Но это во время спектакля. А после него потрясенная публика стоя приветствовала мастеров сцены. Когда аплодисменты смолкли и зрительный зал опустел, актеры выжатыми возвращаются за кулисы. Петербургская театральная школа вновь показала высочайшее мастерство. Многие томичи еще не забыли выступление Александринки этим летом, и вот – новая встреча с высоким искусством из культурной столицы России. В компании «Газпром трансгаз Томск» уже прорабатывается вариант организации нового гастрольного тура театра имени Ленсовета по городам Якутии и Амурской области, где пролегает газопровод «Сила Сибири». А Семён Стругачёв считает, что к 80-летию Великой Победы по этой пьесе нужно снимать фильм.

Автор: Татьяна Абрамова
Фото: Александр Семёнов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *