Виталий Ли предъявил иск Минфину за десятилетнее уголовное преследование

Начальник Томского экспертно-правового центра «Регион-70» требует реабилитации

 Виталий Ли

Среднестатистический гражданин редко обращается в суд по доброй воле. Разве что все другие способы добиться справедливости уже исчерпаны. Участие в процессе – дело хлопотное, долгое и часто затратное. А если человек попал под следствие, был обвинен, судим, но в итоге судебное решение было отменено и уголовное преследование признано незаконным? Тогда он и подавно постарается держаться от системы подальше.

Дело на 10 миллионов

Иначе поступил директор Томского экспертно-правого центра «Регион-70» Виталий Ли. В 2002 году против него, тогда еще начальника Томской лаборатории судебных экспертиз, было возбуждено уголовное дело сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса. В частности, ему вменялось превышение служебных полномочий, растрата, халатность, выдача заведомо ложного экспертного заключения…

Следствие и судебное разбирательство длились 10 лет. В конце концов, дело было прекращено «за отсутствием состава преступления», за Ли было признано право на реабилитацию. И он им воспользовался: обратился в Кировский районный суд с иском к Министерству финансов РФ о возмещении морального вреда. В качестве компенсации потребовал выплатить 10 млн рублей. 30 мая состоялось первое заседание.

«Чтобы выжить…»

Не вдаваясь в перипетии эпизодов уголовного дела бывшего начальника ТЛСЭ, скажу – десятилетие 2002-2012 стало для Виталия Николаевича исключительно тяжелым. Он заболел. Перенес две операции. Сегодня уверен: если бы не нервозная обстановка, не потеря в связи с возбуждением уголовного дела работы, не подписка о невыезде на время следствия и суда  — болезнь не зашла бы так далеко. А возможно, не возникла бы вовсе. Давая пояснения в зале судебного заседания, Виталий Ли сказал:

— В январе 2002 года мне сделали операцию в Израиле. Не потому, что у меня много денег, чтобы непременно лечиться за границей. Просто тогда в Томске таких операций не делали, и это была единственная возможность выжить. А буквально через месяц после этого против меня возбудили уголовное дело. Я практически с открытым хирургическим швом (методики израильских врачей отличаются от наших) добросовестно участвовал во всех следственных действиях, пытаясь доказать свою невиновность.

 Я был отстранен от должности начальника ТЛСЭ, остался без работы, которой посвятил 22 года. Фактически, без средств к существованию, поскольку моя супруга в тот момент находилась в декретном отпуске. На иждивении – двое малолетних детей.

 На наше имущество был наложен арест, я не мог ничего продать, чтобы как-то поддержать семью. В качестве меры пресечения мне была избрана подписка о невыезде и надлежащем поведении. При этом неоднократно сообщалось, что меня ждет арест и надо собрать вещи. О том, что ходатайство о заключении под стражу не удовлетворено, меня никто не уведомлял, и я по нескольку дней ждал отправки в СИЗО.

Выдвинутые обвинения, связанные с моей профессиональной деятельностью, причинили мне огромные нравственные страдания. Под удар попало все – честь, достоинство, деловая репутация. Информацию о моей еще не доказанной виновности растиражировали СМИ. От общения со мной отказались бывшие коллеги, руководители лабораторий других регионов, друзья, я потерял доверие партнеров по работе…

О границах диагностики

Виталию Ли требовалась реабилитация и ежегодный контроль у израильских врачей. Но шло следствие и суд, подписка о невыезде действовала. Виталию Николаевичу рекомендовали наблюдаться в Томске. Но в ноябре 2009 года он все-таки вынужден был улететь в Израиль – на повторную операцию.

Допрошенный в качестве свидетеля врач пояснил: после хирургического вмешательства необходимо строгое диспансерное наблюдение.

— Но в полном объеме в Томске такую помощь оказать было невозможно, — уточнил специалист.  – Как один из методов обязательного обследования пациенту требовалось проведение МРТ. Но у него избыточный вес, а аппарат имеет технические ограничения. Только недавно в Томске появился аппарат, позволяющий обследовать людей с массой тела более120 кг.  Время диагностики имеет очень важное значение, но в Томске на тот момент врачи при всем желании не могли выполнить информативное исследование.

«Компенсировать с учетом разумности…»

Итак, де-юре эксперт Виталий Ли невиновен. Уголовное преследование, длившееся 10 лет, признано незаконным. Томское экспертное сообщество на несколько лет лишилось высококлассного специалиста. Де факто у человека рухнуло здоровье. Словом, никто не возражал против возмещения Ли морального ущерба — спор шел о сумме компенсации. Представитель Кировской прокуратуры, участвовавшая в процессе наряду с истцом и ответчиком, предложила остановится на 300 тысячах рублей. С учетом справедливости и разумности. Представитель Минфина конкретную цифру не называла, но тоже настаивала на уменьшении:

— В качестве обоснования требований истец ссылается на длительное уголовное преследование. Но как следует из материалов дела, именно по причине болезни Ли судебные заседания откладывались на срок более года. По причине неявки защитника процессы переносились более 18 раз, что привело к затягиванию разбирательства свыше 10 месяцев.  Также судебное разбирательство неоднократно откладывалось по ходатайству защитника – для предоставления новых доказательств. В совокупности, по уважительным причинам, срок рассмотрения дела увеличился почти на три года.

В итоге, Кировский суд решил: иск Виталия Ли удовлетворить частично. Министерство финансов должно выплатить ему 600 тысяч рублей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *