Вся Канатчикова дача…

И даже на ней обитают избиратели

Круглый стол «Итоги мониторинга соблюдения прав пациентов в психиатрических учреждениях Сибирского федерального округа», прошедший в Томске, вызвал большой интерес гражданского общества.

Мониторинг проводился в рамках грантового проекта, организованного по инициативе Томского регионального отделения ООО «Совет ОНК». По итогам заседания участниками мероприятия обобщены проблемные вопросы соблюдения прав пациентов в психиатрических учреждениях СФО, принято решение подготовить соответствующие рекомендации для правозащитных и медицинских организаций. Но был принят еще один документ, значение которого далеко выходит за рамки проблем с психиатрической помощью. Непосредственно в ходе работы круглого стола было подписано соглашение между Общественной палатой Томской области и Общественной наблюдательной комиссией Томской области.

Впереди Сибири всей

Событие стало в определенном смысле эпохальным – впервые в новейшей, а пожалуй, и вообще в сибирской истории общественники совместно с профессионалами обсуждали соблюдение прав пациентов в психиатрических стационарах СФО. Круглый стол был посвящен итогам мониторинга (также беспрецедентного), проводившегося в рамках грантового проекта, организованного по инициативе Томского регионального отделения ООО «Совет ОНК».

В работе круглого стола очно и в дистанционном формате участвовали омбудсмены и представители аппаратов уполномоченных по правам человека Сибирского федерального округа, прокуратуры Ленинского района города Томска, Томского областного суда, общественных наблюдательных комиссий Новосибирской, Омской, Томской, Волгоградской областей и Алтайского края, главный врач Томской клинической психиатрической больницы Сергей Андреев, главный врач ФКУ «Волгоградская психиатрическая больница специализированного типа с интенсивным наблюдением» Татьяна Кузнецова, представители общероссийской общественной организации «Независимая психиатрическая ассоциация России», Адвокатской палаты Томской области, Томского института повышения квалификации работников ФСИН России и другие официальные лица и общественники. С приветственным словом к участникам мероприятия обратились председатель Общественной палаты Томской области, заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор Владимир Уткин и уполномоченный по правам человека в Томской области Елена Карташова.

Каждый правый имеет право…

Энное количество лет назад тогда еще начинающий омбудсмен Елена Карташова с немалым удивлением узнала, что в любую исправительную колонию попасть куда проще, чем в психиатрическую больницу. Даже ей – уполномоченному по правам человека!

Не то чтобы с тех пор изменилось все, но томский омбудсмен отмечает позицию нынешнего главного врача Томской клинической психиатрической больницы Сергея Андреева как безусловно конструктивную. Вопросов с организацией посещений правозащитниками психиатрического стационара сегодня не возникает. Говоря о проблемах, особо Елена Карташова выделила обеспечение прав дееспособных психически больных людей, находящихся на длительном стационарном лечении. В больнице просто некому думать, например, об организации процедуры их голосования, вникать в нюансы гражданско-правовых отношений пациентов с родственниками.

Среди вопросов, которые на круглом столе звучали особенно остро, были проблемы ресоциализации психически больных граждан после прекращения стационарного принудительного лечения (что уже неоднократно озвучивала Елена Карташова). Как правило, сроки принудительного лечения в стационаре исчисляются годами, за это время пациенты нередко утрачивают социальные связи и навыки. После выхода из больницы людям приходится заново учиться жить в обществе, но самостоятельно решить проблемы жизнеустройства бывает очень сложно. Три соцработника на всю больницу – явно не тот состав, который как-то может повлиять на ситуацию. Реально изменить нынешнее аховое, в общем-то, положение могут только волонтеры – в самом широком и хорошем смысле этого слова.

И все же лед тронулся. Как рассказывают председатель ОНК Томской области Иван Шевелев и член совета Общественной наблюдательной комиссии Геннадий Постников, в рамках мониторинга (а он продолжался ровно год) правозащитники посетили медицинские учреждения 23 раза. Всего их семь – по одной клинической больнице в Омске, Барнауле, Томске плюс небольшой стационар в Северске и три учреждения в Новосибирске: больницы № 3, 6 и психиатрическая больница специализированного типа с интенсивным наблюдением (ПБСТИН) (одна из восьми имеющихся в России психиатрических больниц федерального подчинения, предназначенных для лечения и реабилитации психически больных лиц, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости и освобожденных от уголовной ответственности по решению суда. – Прим. ред.).

Главная проблема, с которой все вынуждены мириться и как-то бороться, – это скученность и отсутствие площадей. Больницы, кроме ПБСТИН, расположенной в новом здании, ютятся в постройках дореволюционного (!) периода. Отсюда проблемы с соблюдением права на частную жизнь. Специальных помещений для свиданий нет. Встречи с родными и друзьями проходят в коридорах, столовых и других неприспособленных помещениях. Какая уж тут конфиденциальность! Тесно и в палатах: кровати часто сдвоенные или в лучшем случае упираются головками. Столовые и игровые тесные, чаще всего совмещены, а на Алтае больные вообще едят в коридорах. Возможности попить чаю вне официального приема пищи у пациентов нет: чайники запрещены, о кулерах никто не слыхивал…

– Заметьте, в таких условиях люди находятся не недели и не месяцы, а годы, – говорит Геннадий Постников.

– Они так живут, – уточняет Иван Шевелев. – Даже прогулки часто недоступны: то дождь, то снег, то персоналу недосуг.

Парадоксально, но в самой выигрышной ситуации находятся пациенты ПБСТИН. У них и здания новые, и кружковая деятельность, и воспитатели, и есть кому подумать об организации того же голосования. А обычным шизофреникам и параноикам остается, как у Высоцкого, писать нолики. И да, конечно, телевизор! Один на отделение… «Во субботу, чуть не плача, вся Канатчикова дача…» Ну и далее по тексту.

Не хочется завершать текст на грустной ноте. Тем более что наши герои – организаторы и участники круглого стола и самого мониторинга – настроены, скорее, оптимистично. Общество, хотя и медленно, поворачивается в сторону тех, от кого вчера еще огораживалось решетками и смирительными рубашками. Они, кстати, сейчас запрещены. Уже то, сколько разного народа участвовало в работе круглого стола, говорит о переменах и о том, что люди с несимпатичными для общества диагнозами станут действительно полноправными членами этого общества.

 

Владимир Уткин, председатель Общественной палаты Томской области, директор Юридического института НИ ТГУ

– Важность и актуальность диалога по обсуждаемой сегодня теме для государственных структур и общества трудно переоценить. Сегодня, к сожалению, граждане, находящиеся на принудительном лечении по решению суда, живут как бы на ничейной полосе. Это не традиционные осужденные и не обычные больные. Даже юристы не очень определились, какая отрасль права распространяется на жизнь этих людей. Пациенты закрытых медицинских учреждений оказались в серой зоне правового регулирования.

Это я говорю как профессионал, много лет отдавший изучению уголовно-исполнительного права. А как председатель Общественной палаты скажу, что по отношению к ним как нельзя более актуальна пословица «С глаз долой – из сердца вон». Закрыть человека, отделить его от общества и таким образом решить проблему? Получается так. К нему нет доступа ни у волонтеров, ни у представителей общественных организаций, даже для ОНК и уполномоченного по правам человека попасть в закрытые отделения психиатрических больниц было намного сложнее, чем в учреждения системы УФСИН. Между тем там находятся наши граждане, многие из них даже не поражены в правах, они дееспособны, они имеют полное право воспользоваться конституционным правом и принять участие в выборах.

При этом общество ничего о них не знает да, пожалуй, порой и не хочет знать. Только недавно ситуация стала меняться. Но и сейчас мы наблюдаем очень большой территориальный разброс – в зависимости от того, насколько активны в разных городах и регионах общественные организации. Именно поэтому я говорю об огромной важности работы, проделанной в рамках мониторинга соблюдения прав пациентов в психиатрических стационарах. Она имеет не только общественную значимость, но и политическую, организационную и научную.

Автор: Марина Грек

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *