«Я хотела победить!..»

Арина Андреева о самом важном в профессии
Студентка третьего курса Томского государственного педагогического университета Арина Андреева, несмотря на ее внешнюю хрупкость, производит впечатление человека твердого, уверенного, вполне состоявшегося и четко представляющего, чем она будет заниматься в будущем. Собственно, это подтверждает и ее победа во всероссийском профессиональном конкурсе «Флагманы образования. Студенты».

Мама одобрила

– Арина, вы будущий логопед, учитесь на факультете психологии специального образования ТГПУ. Кто повлиял на выбор профессии? Родители, близкие родственники?
– Нет, мой папа – машинист электровоза, мама – замечательная портниха, но после рождения детей занималась нами. Братья имеют технические специальности. А потянуло меня в педагогическую сторону, наверное, потому, что я очень активный человек, вела общественную работу в школе, и, когда мне предложили поработать летом в детском лагере, я с удовольствием согласилась. Мне там понравилось. Затем я ездила вожатой в лагеря несколько раз. Там и поняла, что мне интересно работать с детьми, я нахожу с ними общий язык. А дети ведь разные…Видно было, что кому-то нужна коррекция. И когда подошло время поступать, я посоветовалась с мамой. «Логопед? Хорошая специальность, – сказала она. – Почему бы и нет?» А мама плохого не посоветует.
Документы сдала в три вуза – в Санкт-Петербурге, Новосибирске и Томске. Выбрала Томск, потому что и поближе к дому, и репутация у Томского педагогического университета хорошая. У меня было 252 балла, так что по поводу прохождения по конкурсу я особо не переживала.

Учиться и развиваться

– Что у нас с логопедией? Насколько она востребована? В обывательском представлении – это когда ребенок не выговаривает какие-то буквы, и ему требуется специалист.
– Конечно, это упрощенное понимание. Как правило, проблема состоит в том, что ребенок не просто не произносит какие-то звуки, а у него возникло полиморфное нарушение. Чаще всего произносительная часть речи страдает из-за повреждений в головном мозге – травм, инфекций, негативного воздействия на плод. Ребенку трудно сложить предложение, выразить словами то, что он хочет. Расстройство произносительной стороны речи нередко связана с детским церебральным параличом, нарушением двигательной функции. То есть речь идет о задержке психического развития, нарушении общей и мелкой моторики, речевого аппарата. И, прежде чем начать работать с таким ребенком, надо установить причину. А это делают специалисты.
Логопед диагноз не ставит, это делают медики, причем, как правило, на стыке дисциплин – психолог, невролог, педиатр, поскольку ребенку требуется комплексное лечение. Но заключение о том, нужна ли ребенку логопедическая помощь, делает учитель-логопед. Он, разумеется, должен обладать специальными знаниями, поэтому у нас в университете большое внимание уделяется изучению основ анатомии, психологии. К тому же надо иметь в виду, что логопед требуется ребенку не только с задержкой речи, но и с такими особенностями, как аутизм, олигофрения. На кафедре готовят выпускников с такой специализацией. Я, например, в будущем хочу работать с лицами, имеющими особые образовательные потребности, например с детьми с расстройствами аутистического спектра. Но для этого требуются углубленные знания, поэтому я нацеливаюсь в будущем на магистратуру, чтобы получить профессию дефектолога.
– Есть ощущение, что вы уже поработали в этой профессии.
– На практике. У нас такая группа, что мы все время просим: дайте нам больше пообщаться с детьми! И я очень благодарна руководству нашей кафедры, которое предоставляет такую возможность. В общей сложности мы проходили ее на базе двух детских садов в течение четырех месяцев. Я, например, получила там бесценный опыт. И вообще считаю, что именно на практике можно познать профессию, причем чем раньше, тем лучше.
– А творчество в вашей профессии присутствует?
– А как же! С этого все начинается – как сделать занятие с детьми интересным и полезным. Например, ребенку любопытней общаться с бабочкой, нежели, если я приду и скажу: «Здравствуйте! Меня зовут Арина Андреевна, и мы будем с вами работать». У детей все время надо поддерживать интерес, думать над тем, чем их увлечь. Провел одно занятие, а второе такое для них уже скучно. Надо включать работу с песком, рисованием, лепкой, музыкой. А это увлекательный процесс…
Тут многое зависит от того, чего ты сам хочешь. Я предпочитаю строить отношения с детьми с прицелом на профессиональные навыки. Причем держать дистанцию. Чтобы они воспринимали меня прежде всего как педагога, а потом уже как подружку, близкого человека.

Приоритеты

– Что на первом месте – любовь к ребенку или профессионализм?
– Профессионализм.
– Думала, скажете обратное.
– Объясню. Детей мы любим все. Априори. Вот я шла к вам на встречу и вела по телефону деловой разговор, довольно жесткий. А увидела рядом малыша, который перебегал дорогу, и сразу ласково заговорила: «Ой, солнышко, пропусти меня, пожалуйста…» Сразу изменился и голос, и интонация, и улыбка на лице появилась. Но одно дело, когда ты просто общаешься с ребенком, другое – когда от тебя ждут помощи. Поиграть и добиться результата в его развитии – две большие разницы. А для этого нужны в первую очередь квалификация, профессионализм.
– На ваш взгляд, что-то меняется в обществе в отношении к логопедам? Нередко это считалось просто глупостью, блажью – подумаешь, ребенок букву не выговаривает, подрастет, заговорит правильно.
– Думаю, что меняется. Сейчас поколение родителей продвинуто в поиске информации. Зашел в интернет и получил первое представление о какой-то проблеме, которая тревожит. Отсюда и более осознанное отношение к ней – если ребенок долгое время не говорит, то наверняка тут комплекс причин, и нужна помощь специалиста. Ну и надо иметь в виду, что число детей с нарушениями растет. А это еще один повод быть настороже.

И тут называют победителя

– Поговорим о конкурсе. Как вы стали его участником?
– Случайно. Специально конкурсы не отслеживаю. Я председатель профбюро на факультете, дел всегда много – помощь ребятам в учебе, получении стипендий, мест в общежитии. К тому же сама участвую в различных мероприятиях. А тут подходит председатель первичной профсоюзной организации студентов университета и говорит, что надо заполнить анкету и зарегистрироваться на сайте конкурса. Времени, как всегда, в обрез. Я это сделала без всякой уверенности, что будет какое-то продолжение. Тест был сложный, не все было понятно. Но вскоре пришло сообщение, что я попала в полуфинал, который состоится у нас в Томске на базе ТГУ. От нашего университета в нем участвовало 20 человек. После отбора осталось шесть человек. И всем нам было предложено побороться в финале, который проходил в Санкт-Петербурге.
Первый день был ознакомительным. Состоялся круглый стол «Навстречу Году педагога и наставника», где участвовали ведущие эксперты в области педагогики, представители профессионального сообщества и органов власти. Обсуждали перспективные цели отечественного образования.
Во второй нам предложили деловую игру-конференцию «Школа будущего». Нужно было выбрать одну из педагогических теорий – Жан-Жака Руссо – и трансформировать ее в школу будущего. Придумать подачу, подобрать аргументы, и представить их экспертной комиссии.
Самым трудным был третий день. Перед финалистами стояла задача разработать и провести воспитательное мероприятие для детей из летних городских лагерей Санкт-Петербурга. У каждой группы была своя тема, и условия нам никто не озвучивал. Оценивалась и командная работа. Скажу сразу – у меня возникали конфликтные ситуации в группе. Поскольку я только неделю назад завершила практику в детском саду, у меня было представление, как сформировать концепцию такого занятия с точки зрения практикующего логопеда. Сверстницы подходили к ней с позиций учителя-предметника. Нам трудно было договориться, с чего начинать и что надо делать.
Разным был и подход к работе. Мне, например, нужно время для обдумывания. Но, когда я просила помолчать две минуты, чтобы найти решение, мне доказывали, что решение лучше находить в процессе обсуждения.
Не понимали меня и тогда, когда я предлагала упростить процесс работы и использовать современные технологии, не затрачивая дорогое время на изготовление пособия, способного обогатить процесс обсуждения.
Психологически действовало и то, что за каждым из нас наблюдали члены комиссии и делали пометки. А когда нам предложили оценить нашу работу, то некоторые члены группы выставили оценки по максимуму – 9 и 10 баллов. Я же сказала, что задания были однотипными и цель не была достигнута. Эксперты отметили, что оценки внутри группы были завышенными. Ни на какую победу я, разумеется, не рассчитывала, так как в конкурсе участвовали уже люди со стажем, магистранты, старшекурсники. Я же была всего на втором курсе.
– А потом награждение…
– Да, когда озвучили имя победителя: «Арина Андреева», сначала не поверила. Таких распространенных имен и фамилий много. И только когда был назван Томский государственный педагогический университет, я поверила, что это мне надо выходить на сцену за дипломом. Конечно, я хотела победить, не буду скрывать.
– А теперь лето, отдых?
– Меня ждет детский лагерь…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.