Юристы: каждый договор купли-продажи автомобиля — рулетка

 

Александр Пенязь: «Я работал в банке и знаю, что кредитование невозможно без предоставления оригинала ПТС и участия владельца авто. В данном случае человек получил кредит под залог чужого автомобиля. Есть предположение, что сотрудники банка заинтересованы а таких сделках. Кстати, в тот день, когда было вынесено решение по моей машине, по стране было вынесено 69 аналогичных решений (истец — тот же банк)».

Томич Александр Пенязь продал машину и оказался должен покупателю 400 тысяч рублей

Автоистория Александра Пенязя начиналась, как миллионы других: владелец «Мицубиси» в июле 2009 года дал объявление о продаже своей иномарки. Через 3 года в суде томич вынужден доказывать: он не обманывал банк и покупательницу его машины. Напротив, он — пострадавший, оставшийся без автомобиля и с почти полумиллионной задолженностью.

Несостоявшийся покупатель

— На мое объявление сразу откликнулся покупатель, — вспоминает Александр Пенязь. – Парень мельком осмотрел машину, сказал, что часть денег у него будет заемных. Кредитоваться собирался в банке, где одним из условий был такой момент: деньги банк перечисляет не продавцу, а через посредника (автоклуб). В связи с этим еще до перечисления денег в банке подготовили документы на нового собственника автомобиля. Выходит, по бумагам у моей машины уже был другой хозяин. Меня это смущало, но успокаивала формулировка из договора: «вступает в свои права после полной оплаты».

27 июля сделка состоялась (был заключен договор купли-продажи). 29 июля на банковскую карту Александра Пенязя поступили деньги. Продавец и покупатель встретились в тот же день, чтобы поехать в ГИБДД — снять и поставить машину на учет.

— При встрече покупатель извинился, сказал, что внезапные семейные обстоятельства заставляют его отказаться от сделки. Просил все вернуть на круги своя: он остается при своих деньгах, я при своей машине. Как мог, я постарался подстраховаться: прежде чем отдавать деньги, попросил покупателя написать расписку, где он отметил, что отказывается от приобретения машины, средства обратно получил.

Как выяснилось позже, этой «страховки» оказалось недостаточно.

Звонок из прошлого

Осенью 2009 года Пенязь продал машину. В середине 2012 года раздался звонок. Новая владелица «Мицубиси» ошарашила — иномарка на момент продажи являлась залоговым имуществом банка. И по решению Мещанского суда г. Москвы, приставы его забрали. Машину выставили на торги, и банк свои кровные вернул. Рикошет истории — судебный процесс, где встретились Александр Пенязь и покупательница его «Мицубиси».

— Оказывается, тот первый, несостоявшийся, покупатель умудрился за один день, не имея оригинала ПТС, заложить мой автомобиль в банк, — продолжает Пенязь. — Я сам бывший сотрудник банка и не понимаю, как это возможно: внутренние документы запрещают брать во внимание копии ПТС, для кредитования нужны только оригиналы.

Томичка, подав на Александра в суд, выиграла процесс, Пенязь должен вернуть ей 400 тыс. руб.

— По-человечески могу женщину понять, но кто поймет меня: я остался и без машины и без денег!

Александр надеется обжаловать это решение. Готов дойти до Верховного, Конституционного и Европейского судов.

— Случай, с которым столкнулся Александр, — риск для каждого, кто с рук или в автосалоне покупает автомобиль, — комментирует юрист Алексей Воронков.- До 1995 года в ГИБДД была база, где фиксировались сведения о залоговом автотранспорте. Теперь у россиян такой базы нет, в результате каждый договор купли-продажи — рулетка, а для жуликов — поле для деятельности. И подстраховаться невозможно.

До суда вышестоящей инстанции томич намерен дойти для того, чтобы попытаться добиться изменений в федеральном законодательстве. В частности, в Законе о залоге, чтобы (как в случаях с недвижимым имуществом) была возможность еще на пороге сделки проверить автомобиль на предмет юридической чистоты.

2 мысли о “Юристы: каждый договор купли-продажи автомобиля — рулетка”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.