За русский язык поборется рубль

Штрафом от 2 до 50 тыс. рублей будут наказываться граждане и организации за неоправданное использование иностранных слов. Об этом говорится в законопроекте, который 18 июня одобрил комитет Госдумы по культуре. Таким способом авторы законопроекта (группа депутатов от ЛДПР) надеются сохранить чистоту русского языка и защитить его от засилья иностранных слов. При этом заместитель председателя комитета по культуре режиссер Владимир Бортко указал на положительный опыт Франции, где уже действует законодательное ограничение на употребление заимствований во французском языке.

Нужно ли защищать русский язык от заимствований? Можно ли это сделать запретительными мерами? На эти вопросы отвечают эксперты «ТН».

 Русский язык пора спасать!

ТереховЛеонид Терехов, депутат Законодательной думы Томской области от ЛДПР

– Русский язык действительно надо спасать от иностранных за­имствований, особенно от анг­лицизмов, которые заполонили его за последние 20 лет. Зачем употреблять иностранные слова, если вместо них можно использовать русские?

Во Франции, например, власть давно озаботилась засорением французского языка англицизмами и защитила свой язык законодательно. У нас совершенно такая же ситуация, поэтому нам нужно использовать этот положительный французский опыт.

Обращаю внимание, что речь ведь не идет об абсолютном запрещении заимствований. Ограничение коснется лишь публичной сферы высказываний, то есть журналистов, политиков, чиновников, руководителей органов власти. И только в тех случаях, когда вместо иностранного слова можно использовать русское.

Что касается эффективности запретительных мер, то все законы в той или иной степени вводят какие-то ограничения. Суммы штрафов еще не установлены окончательно, этот вопрос еще будет обсуждаться. Сначала на пленарном заседании, потом в процессе принятия законопроекта в трех чтениях. Наша партия только обозначала эту проблему и указала пути ее решения.

Так что я полностью поддерживаю законодательную инициативу своих однопартийцев, только считаю, что мы запоздали, это нужно было сделать уже давно.

пицца Make love, not war

Наталья Комарова, заместитель директора компании Make Love Pizza

Про свое отношение к закону я лучше промолчу – вместо этого расскажу о том, почему мы дали нашей компании по доставке пиццы название на английском. Над ним мы думали долго, пока готовили открытие. Посылы были понятны: позитив, молодость, фан, близость к клиентам. Оставалось придумать концепцию, которая бы их объединила. И вот нам показали логотип в виде пацифика, победивший на дизайнерском конкурсе «Идея!» в Новосибирске в 2008 году. Название, придуманное томскими дизайнерами, базировалось на известной фразе из песни Джона Леннона: «Make love, not war» («Занимайтесь любовью, а не войной»). Мы сразу решили: оно! Нам была близка пацифистская философия, музыка, которой мы вдохновлялись, тоже была не на русском языке. Но если бы мы назвались «Делай Любовь Пицца», это звучало бы глупо…

На основе идеи Make Love сделали весь стиль компании: в коробки с пиццей клали не «диролы», а жвачки «Love is…», не стандартные белые салфетки, а разноцветные, жизнерадостно-хипповские. Стиль общения с клиентами у нас тоже открытый, доброжелательный, дружеский. Нашими первыми (и постоянными) клиентами стали люди, которым мы были близки по духу, которые слушали ту же музыку и придерживались тех же взглядов на жизнь. Их было не один-два, а тысяча. То есть брендирование оказалось очень удачным, попало в свою аудиторию.

Иногда, конечно, бывает, что люди спрашивают: «А почему у вас название нерусское?» Все же языковой барьер у многих присутствует. Кого-то настораживает название «Кеннеди» (одна из наших пицц). Но в целом использование английских слов и англоязычных понятий народ не раздражает и тем более не заставляет отвернуться от компании. У нас делают заказы люди в возрасте за 70 лет, и ничего, не возмущаются «иностранщиной». Потому что им нравится наше качество и наш сервис.

Язык сам себя спасет

Юлия ЭмерЮлия Эмер, профессор кафедры общего, славяно-русского языкознания и классической филологии

– Спасать русский язык от засилья иностранных слов бессмысленно. Потому что язык – это умная самоорганизующаяся система, которая сама себя регулирует. Почти все языки примерно на 70% состоят из заимствованной лексики. Эти заимствования отражают историю и культуру народа. В русском языке было много периодов таких заимствований – из тюркских языков, французского, английского. Это совершенно естественный процесс.

Заимствования происходят по нескольким причинам. Назову две самые распространенные. Во-первых, приходят новые реалии, и вместе с ними приходит их номинация, то есть слова, которые их описывают. Например, так произошло со словом «Интернет». Точно так же во многие иностранные языки вошли русские слова «ракета», «спутник» и другие, связанные с освоением космоса, где Россия была первой.

Вторая причина – отсутствие закрепленной за словом коннотации, то есть связанных с ним оценочных смыслов и устойчивых ассоциаций. И его может заменить иностранное слово, которое приносит с собой новый взгляд на ту же реальность. Например, вместо «контора» стали говорить «офис», вместо «представление» – «шоу».

Если слово не приживается или необходимость в нем отпадает, то оно уходит из языка, переходит в пассивный словарный запас. Например, так произошло со словом «ваучер». А если слово приживается, то со временем начинает восприниматься как родное. Например, слова «тетрадь» и «кукла» тоже когда-то были заимствованы из других языков.

Так что запретительными мерами эту ситуацию изменить невозможно. Вспомним, как Даль, Шишков и Карамзин говорили о том, зачем нам чужое слово «галоши», если их можно называть «мокроступами». Но это ни к чему не привело. Тот же Карамзин потом оказался проводником многих заимствованных слов.

С другой стороны, я понимаю озабоченность людей, которые вдруг обратили внимание на собственный язык. В одной из своих работ Иосиф Стернин поставил вопрос о том, почему мы нанимаем репетиторов по иностранным языкам и не задумываемся о репетиторе по русскому языку (мы сейчас не о ЕГЭ). Потому что у нас есть установка, что свой родной язык мы и так знаем с рождения, и знаем хорошо. Поэтому хорошее владение русским языком не считается престижным, ведь это вроде бы обыденность.

В данном случае нужно говорить о культуре речи. Помочь тут могут не законодательно-запретительные меры, а воспитательные. Это значит, что людям надо показывать лучшие образцы русского языка.

Раньше мы слышали нормативную речь, потому что рабочий, доярка читали отредактированный текст. Как только ушла цензура, людям разрешили говорить так, как они делают это в бытовом общении. И мы слышим с экранов телевидения, в том числе из уст журналистов, обычную разговорную речь с обилием жаргонизмов, что отражает процессы демократизации языка.

В диалектологических экспедициях мы много раз наблюдали, как 90-летняя бабушка с четырьмя классами образования изъясняется на прекрасном литературном языке. Спрашиваем «как?». Она говорит, что все книжки перечитала и слушала постановки спектаклей по радио. Неудивительно, что у нее блестящий русский язык. Так что воспитание с помощью лучших образцов русского языка – самый действенный способ повысить культуру речи.

 Смесь французского с нижегородским

Андрей Олеар, поэт, издатель и переводчик
Андрей Олеар, поэт, издатель и переводчик

Андрей Олеар, поэт, издатель, переводчик

Инициатива депутатов выглядит, с одной стороны, мягко говоря, странно, ведь если бренд Coca-Cola во всем мире пишется как Coca-Cola, бессмысленно переводить его на русский. То же самое касается и других известных европейских и мировых брендов. Считать, что все можно перевести на родной язык, глупо.

С другой стороны, я согласен с тем, что «знатокам» английской лексики, которые демонстрируют свои «глубокие» познания на вывесках, очень часто изменяет чувство меры и вкуса (а порой подводит и само знание языка). В случае немотивированного, неоправданного использования английских названий получается, как говорил классик, смесь французского с нижегородским. Возможно, в этой ситуации кому-то и стоит вмешаться, но не сочинять же для этого специальный запретительный закон! Ведь есть и обратные случаи, когда иностранные слова к месту. Это примерно как с матерными словами: блестящий русский язык писателя Юза Алешковского оправдывает употребление обсценной лексики в любом контексте. Госдума же требует категорически изъять эту лексику из художественных текстов. Как сказал однажды Эльдар Рязанов на тему всяких подрезок и поправок к фильмам: «Мужчине надо отрезать совсем немного, чтобы он перестал быть мужиком»…

Я бы лучше посоветовал обратить внимание на другую проблему, связанную с вывесками и наружной рекламой. Недавно в Томск – после 30-летнего перерыва – приезжал мой друг, писатель и фотограф из Словакии Мариан Монцпан. Он много путешествует, несколько лет жил в Китае. Так вот, он сказал, что Томск (как и вся Россия) по внешнему виду отстал от Европы лет на 25: улицы Сибирских Афин выглядят так, как сейчас выглядит Китай. Все аляповатое, разноцветное, разновкусное, разностильное. Никто этим не занимается и не контролирует. Так что первое, чем надо заняться властям, это привести в порядок наружную рекламу. И это вовсе не зависит от тех языков, на которых вывески написаны.

городецкий_иллюстрация

«Повсюду великий и могучий», – подписал свое фото в соцсети Instagram Артем Городецкий, основатель портала Gorod.tomsk.ru, постоянно живущий в Нью-Йорке. На днях он навестил Томск и повеселился над фасадом ТЦ «ПочтальON»

Одна мысль про “За русский язык поборется рубль”

  1. Совсем не давно ( с десяток лет) прозвучало предложение в России перестать измерять экономические показатели, зар.плату и пр. долларами.
    Сколько было крику, возражений, да разве это возможно, все в России погрязнет в разрухе. Наш рубль ведь «деревянный».
    Однако все устаканилось, Россия развивается поступательно. Вот и Китай готов считать на рубли, и не Только Китай.

    Теперь сколько возражений против русского языка!
    Попытаюсь высказать некоторые соображения по поводу сказанного, так сказать заметки на полях.
    1. Наталья Комарова, заместитель директора компании Make Love Pizza.
    Уважаемая продает пицу в России, в Томске(предположительно итальянский продукт, название английское).
    Как выбирали название, про что при этом вспомнили?
    песни Джона Леннона.
    Не широк выбор. А почему не песни Пугачевой? Почему не Пушкина, Достоевского, Лермонтова, Крылова, Тютчева, Ахмадулину…? Продолжать можно до бесконечности. Русский язык столь богат.
    Однако этого всего уважаемой Наталье и не надо. Ей главное выделиться, выделиться как РУССКИЙ человек это не модно. Надо обязательно что нибуть эдакое, хоть кольцо в нос, хоть в пирсинг, главное чтобы звучало на англицкий манер.
    Впрочем её дело торговое, главное пицу продавать.
    2.Юлия Эмер, профессор кафедры общего, славяно-русского языкознания и классической филологии.
    С уважаемым профессором вступать в заочную полемику сложно, мне не с руки.
    Замечу только одно, по поводу вот этого , на этом базируется все остальное изложенное профессором
    «…Потому что язык – это умная самоорганизующаяся система, которая сама себя регулирует…»
    С само регулирующим рынком , думается уже все в России наелись. Без регулирования Государством получается БАЗАР. Да и на базаре без регулирования ни как…
    3.Андрей Олеар, поэт, издатель, переводчик.
    Он устранился от оценки законодательной инициатимы ЛДПР.
    Мне понравилось приведенное высказывание:
    «Как сказал однажды Эльдар Рязанов на тему всяких подрезок и поправок к фильмам: «Мужчине надо отрезать совсем немного, чтобы он перестал быть мужиком»…»

    Действительно у русских уже не одно десятиление пытаются отнять самое важное, то чем однозначно отличается русский «от всяких прочих шведов» отнять его право говорить на русском языке. И не важно как это делается, исподволь не нароком в СМИ навязывается иностранщина.

    Я голосую «ЗА» инициативу ЛДПР.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *