Зачем дирижеру учиться?

Что ждет участников первых мастер-классов по дирижированию в Томске

С 17 по 23 декабря на базе Томской областной государственной филармонии впервые в Сибири пройдут открытые международные мастер-классы по дирижированию симфоническим оркестром. Их инициатором выступил художественный руководитель и главный дирижер Томского академического симфонического оркестра народный артист России Владимир Понькин. Его первым помощником в учебном процессе станет московский дирижер доцент Российского государственного университета имени А.Н. Косыгина Игорь Берендеев.

Какие испытания предстоят участникам, в чем уникальность мастер-классов Владимира Александровича, что ждет дирижеров в бассейне, как научиться управлять музыкальным временем и могут ли слушатели научиться дирижировать – на эти и другие вопросы отвечает Игорь Берендеев, правая рука инициатора проекта.

– Мастер-классы для дирижеров в Томске – это пока езда в незнаемое. Маяковский, правда, так сказал о поэзии. А вы, Игорь Юрьевич, и были в роли ученика, и помогали проводить и организовывать аналогичные мастер-классы в Москве. Поэтому знаете, что ждет участников и зрителей.

– Да, я сначала участвовал, а потом уже организовывал мастер-классы для дирижеров.

Мастер-классы по симфоническому дирижированию длятся шесть дней: пять дней занятий и гала-концерт.

– Мало этого или много, чтобы овладеть новыми навыками и повысить свою квалификацию?

– Этого достаточно, чтобы участник получил новую информацию и извлек пользу. Дни будут очень насыщенными: будет ежедневная работа с профессором по его уникальной методике, занятия с концертмейстерами и оркестром, подготовка произведения к гала-концерту. Сам концерт – возможность выйти к публике, заявить о себе в профессиональном сообществе и поработать на свое будущее, все это стоит того!

Возможность проявить себя

– Когда Маленький Принц просил Летчика нарисовать барашка, он имел в виду совсем не то, что думал Летчик. Герой Экзюпери не сразу нарисовал то, что хотел Принц. И все-таки я рискну и попрошу вас нарисовать «барашка», то есть коллективный портрет участников мастер-классов.

– Сейчас уже известно, что приедут дирижеры из Китая, Узбекистана, Эквадора, из разных городов Сибири. Уверен, среди участников будут и томичи. У всех есть базовое высшее музыкальное образование, но дирижерский опыт и школы – разные.

– Известно, что смелых, готовых отправиться в «езду в незнаемое», 30 человек. Именно столько подано заявок.

– До финала дойдут только восемь человек. Первый этап – отборочный. Желающие присылают видеозапись своей работы либо с оркестром, с концертмейстерами или с хором. Отбираем втроем: Владимир Понькин, Наталия Чабовская (директор Томской филармонии. – Прим. авт.) и я. Второй этап – работа с концерт-мейстерами. В Томск приедут две пианистки из Москвы, которые работают в классе Владимира Александровича уже около 10 лет и в совершенстве знают репертуар и его требования к студентам. Два дня в Органном зале участники работают одновременно с двумя концертмейстерами, то есть с ансамблем.

Третий этап – работа с оркестром и с конкретной партитурой. Но к третьему этапу будут допущены только восемь человек. А оставшиеся переходят в категорию пассивных участников. Но они могут продолжить заниматься с концертмейстерами в свободное время, чтобы закрепить полученные знания.

– Если подготовка к гала-концерту – третий этап, то сам концерт – четвертый?

– Я бы не называл гала-концерт этапом. Это, скорее, возможность проявить себя, продемонстрировать свои навыки и талант.

– Если верно утверждение, что оркестр – это дорогой инструмент, то получается, что его доверяют новому человеку, и не одному, а сразу восьми. Для непосвященных мастер-класс превращается в некое шоу. Типа «Ледникового периода».

– Мастер-классы организованы для тех, кто занимается профессией. Это повышение квалификации. Хотя для зрителей это может быть и шоу.

– Но работа с новыми дирижерами в эти шесть дней – это испытание и для «дорогого инструмента».

– Отчасти.

– И не понятно, кто кого будет бояться больше.

– Никто никого бояться не будет. Все занятия проходят под нашим присмотром. А с Владимиром Александровичем любая работа проходит очень легко. И с шутками, и со смехом.

– Неужели он не ругается?

– Ругается, не без этого. Но у всего должна быть мера. Дирижер – это же и психолог. Общение с людьми тоже искусство. И ему тоже надо учиться. Кто-то умеет, а кто-то нет. У кого-то за плечами большой дирижерский опыт, а кто-то ни разу не работал с оркестром, но это не отрицает таланта. Маэстро будет останавливать репетицию, чтобы указать на ошибки, показать штрихи, оттенки, жесты, заострять внимание на дирижерской аппликатуре, важности выбора правильного темпа, взаимодействия оркестровых групп.

– А что делают пассивные участники мастер-классов?

– Учатся. Ушами, глазами. Если постоянно быть на площадке и внимательно следить за процессом, то многое становится понятным и уже будет проще выйти к оркестру. Поверьте, такой опыт неоценим! Можно увидеть изнутри то, что обычно скрыто, чему не учат на лекциях. Как говорится, лучше учиться на чужих ошибках.

Секреты из бассейна

– А как будет организована работа активных участников с концертмейстерами и оркестром, одновременно или по очереди?

– По очереди. У каждого своя программа. Участник выходит к пульту и начинает работать. И с ним начинают работать. Владимир Александрович стоит у каждого за плечом и подсказывает: что не так, что надо исправить. Я работаю с участником мастер-класса, если тому необходимы дополнительные занятия с концерт- мейстерами. Или нужны занятия по базовым вещам: по пульсации, по «сеткам», ауфтактам…

– То есть участник попадает в ваши руки, и вы исправляете его руки…

– Это делается, чтобы на общих занятиях не тратить на это время. Но вернемся к первому этапу. В один из дней после занятий в дирижерском классе все идут в бассейн. И там занимаются по уникальной методике Владимира Александровича. Занятие в бассейне занимает примерно час. Плавать не будут: будут стоять в воде и дирижировать под водой, то есть выполнять упражнения, разработанные маэстро.

Для того чтобы сформировать правильную пульсацию, дирижеру важно ощущать сопротивление внешней среды. А вода – самый простой способ его почувствовать. Это ощущение правильной пульсации и легкого сопротивления надо запомнить и сохранять. Желательно навсегда. Есть такое понятие, как внутридолевая пульсация. Когда крупный дирижерский жест наполнен мелкой пульсацией. Представьте себе движение маятника. Есть верхний маятник – метроном, есть нижний – часы. Маятник часов – базовое движение для многих дирижерских сеток. В этом движении, допустим, четыре счета (раз-два-три-четыре), но надо держать в уме и внутридолевую пульсацию: «та-та-та-та», «та-та-та-та», «та-та-та-та»… Чтобы легче вам было представить, сравню с денежными единицами: есть рубль, есть копейка, сто копеек в рубле – это и есть внутридолевая пульсация.

Очень важно, чтобы любой жест дирижера был заполнен такой пульсацией. Если она будет неровной, то музыканты не смогут играть «по руке» дирижера: рука не будет для них ориентиром.

Дирижерская палочка не киксует

– И это главное понятие отрабатывается в бассейне, так? Какие интересные открытия! Но я не музыкант, а дирижеры, участники мастер-классов, наверняка это все знают.

– Не все.

– Как не все? У всех же есть музыкальное образование.

– Кто-то только начинает учиться. К тому же у каждого профессора своя методика. Про внутридолевую пульсацию вы не так часто можете услышать. Бытует распространенное убеждение, что любой может выйти к оркестру и начать бодро махать палочкой. Как известно, дирижерская палочка не киксует (кикс – это неудачно взятая нота у духовых инструментов. – Прим. авт.). А на самом деле дирижирование – это сложное искусство, которому надо учиться не меньше, а то и больше, чем игре на инструменте. Никто не поедет на международный конкурс скрипачей, выучившись играть на скрипке по самоучителю.

Дорогое удовольствие

– Мастер-классы в Томске для участников проходят бесплатно. Потому что они организованы Российским фондом культуры и Томской областной филармонией. Но знаю, что аналогичные мастер-классы проходят и на коммерческой основе.

– Мы очень благодарны тем, кто поддержал нас. Спасибо директору филармонии Наталии Чабовской, что согласилась на эксперимент. Конечно, это риск и довольно затратное мероприятие. Но стоит сказать, что у подобных мастер-классов большая история. В Европе и Америке люди платят достаточно серьезные деньги (в среднем около двух тысяч евро, плюс дорога, плюс проживание, плюс питание) ради того, чтобы поработать с маэстро, с оркестром, выступить на сцене. Некоторые охотятся за такими мастер-классами, как у Владимира Понькина. Они готовы и две тысячи евро выложить за учебу, только чтобы поработать с маэстро и оркестром.

– Мастер-класс для дирижеров – дорогое удовольствие. Что получат (кроме официального сертификата за подписью Владимира Понькина) участники мастер-классов?

– Бесценный опыт. Мастер-классы Владимира Понькина – это квинтэссенция дирижерского мастерства. Дирижер, как сапер, не имеет права на ошибку. Если он допустит оплошность в работе с оркестром, его в следующий раз не пригласят. А на мастер-классе ему подскажут, как лучше сделать, чтобы избежать ошибки. Эти знания можно получить либо на собственном горьком опыте, либо благодаря таким мастер-классам, которые проводит Владимир Александрович. Они большая редкость даже среди мастер-классов. И в этом их ценность.

Девять дирижеров на одной сцене

– Для участников мастер-классов предложен список из более 20 симфонических произведений. В плей-листе есть и Чайковский, и Моцарт, и Бетховен, и Мендельсон…

– Все произведения полезны и очень нужны – мы выбрали самые часто исполняемые. Но в каждом из них есть сложности, которые необходимо знать дирижеру. Формируя список, мы старались включить все музыкальные стили и разные жанры. Дирижер должен знать, как исполнять Чайковского, а как Брамса. Нельзя исполнить Рахманинова так же, как Бетховена. Чувство стиля необходимо дирижеру.

– И тут мы сталкиваемся не только с темпами музыки, но и с темпераментом дирижера. И с его интерпретацией данного сочинения. А если она, интерпретация, входит в противоречие с представлениями маэстро? Может участник мастер-класса отстаивать свою точку зрения?

– Если она имеет место быть, то да. Но надо понимать, что вы пришли на мастер-класс к определенному профессору, то есть вы приходите учиться, а не отстаивать свое убеждение. Программу гала-концерта составляет ведущий мастер-классов. То есть каждый участник готовит одно сочинение. Выбирается то, что ярче может выявить положительные качества этого дирижера. И то, что полезнее для профессионального развития этого человека. Девятым дирижером будет сам Владимир Понькин. Для каждого участника, кто встанет за дирижерский пульт, – это и радость, и решительный поворот судьбы. Фортуна может улыбнуться. А для слушателей – это открытие новых имен. И редкая возможность наблюдать парад «планет» вблизи.

Автор: Татьяна Веснина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.