Кружева на куски?

Общественность гадает, что последует за отставкой директора «Томска исторического»

На прошлой неделе со скандалом был уволен директор МУ «Томск исторический» Николай Закотнов. Конфликт разгорелся во время губернаторского объезда: Виктор Кресс в жесткой форме высказал недовольство ходом восстановления памятников деревянной архитектуры. Увольнение Закотнова общественность восприняла неоднозначно: есть мнение, что организация будет расформирована и исчезнут последние барьеры, сдерживающие сегодня застройку исторического центра.

Вопрос в системе

Евгений Паршуто, первый заместитель мэра Томска:

– О закрытии «Томска исторического» мы не говорим, наоборот, речь идет об усилении этой структуры. Но параллельно с ней при департаменте строительства и архитектуры планируется создать отдел по сохранению исторического наследия, который системно будет заниматься этим вопросом. Изменения в первую очередь коснутся производства работ по сохранению, восстановлению и реставрации памятников деревянного зодчества. Оно будет четко регламентированным правоустанавливающими документами.

Сейчас мы видим, что самые главные проблемы – утверждение проекта зон охраны, окончательное утверждение проектов зон деревянного зодчества – в решении не продвинулись. Много моментов, где мы спотыкаемся: те же публичные слушания, вообще мнения жителей – надо расселять, не надо расселять, надо сохранять, не надо сохранять. Это все очень важные вопросы, которыми нужно заниматься не время от времени и не на общественных началах.

Новая жизнь

Наталья Лисовская, и.о. директора МУ «Томск исторический»:

– Есть объективные причины, по которым «Томск исторический» работал не так эффективно. Во-первых, на коллектив в 10 человек возложили множество функций: мы выступали заказчиками работ по восстановлению деревянной архитектуры, осуществляли технический надзор, вели экспертизу градостроительной и проектной документации по всему историческому центру города – 1030 га. Во-вторых, было недостаточно средств. Сравните: на восстановление губернаторского дома приемов (усадьбы Грицианова) выделяется столько же средств, сколько на ремонт 11 деревянных домов… Отсюда и качество. К тому же мы имеем право расходовать деньги только на деревянное зодчество, а как быть с ремонтом инженерных сетей, с проведением дренажных работ (которые тормозят нас сегодня в Татарской слободе)? Не зря Евгений Паршуто поднял на заседании городской Думы вопрос о консолидации бюджетов. Есть отдельные программы реформирования ЖКХ, ремонта многоквартирных домов и так далее, нужно объединить их усилия.

С прошлой недели у нас временно забрали функции технадзора, и мы сможем заниматься важными направлениями, на которые раньше не хватало времени. Например, инспектированием. Необходимо провести обследование тех объектов, которые сделаны. Где-то уже отодрали наличники, где-то сбили, повредили водосточные трубы. Следующий шаг – через районные администрации вызвать управляющие компании и задать им вопросы по эксплуатации отремонтированных объектов. Параллельно необходимо проводить обучение сотрудников УК по содержанию объектов культурного наследия в региональном Центре повышения квалификации реставраторов при ТГУ. Кроме того, нужно срочно выявить наиболее аварийные объекты и реставрировать их в первую очередь. По-хорошему, на каждый из домов, входящих в программу сохранения деревянного зодчества, необходимо составить проектно-сметную документацию. Денег в муниципальном бюджете на это нет. Так что одной из новых задач «Томска исторического» станет поиск инвесторов.

Благое дело

Шабан Байрамов, генеральный директор ОАО «Томлесстрой»:

— Деревянная архитектура в Томске сохранилась благодаря настойчивости губернатора Виктора Кресса. Но сегодня реставрация памятников деревянной архитектуры пока остается благотворительностью: организация, которая проводит работы, не получает никакой прибыли. Заявляю об этом ответственно, так как ОАО «Томскреставрация», являющееся подразделением нашей компании, занималось объектами на ул. Кузнецова, 17, ул. Гагарина, 35, ул. Дзержинского, 8, ул. Красноармейская, 79 и 79а, и ул. Белинского, 72 (Дом приема губернатора). К сожалению, при сложившейся системе бюджетного финансирования трудно соблюсти качество реставрационных работ. Я имею в виду даже не нехватку средств – дело в том, что рассмотрение заявок начинается тогда, когда окончательно сформирован бюджет, то есть после I квартала текущего года. В лучшем случае деньги подрядной организации поступают в июле: пока пройдет конкурс, пока будут утверждены результаты… Времени на работы остается крайне мало – дальше начинается сезон дождей. Ситуацию мог бы спасти трехлетний бюджет, но в условиях кризиса говорить о нем невозможно.

Реальный выход – передавать объекты архитектурного наследия в собственность. Так, дом на ул. Крылова, 2, на котором мы сейчас работаем, выкуплен нашей компанией через аукцион, условием было восстановление объекта за собственный счет. К сентябрю он будет сдан, мы уже нашли инвестора, которому передаем дом – таким образом, сможем оправдать наши расходы. Схема может быть иной, например, напротив офиса «Газпром трансгаз Томск» на пр. Фрунзе есть два объекта деревянного зодчества, почему бы богатой компании не выкупить их? После расселения жителей и реставрации здание можно использовать под свои нужды – открыть гостиницу, дополнительный офис и т.д. Но, для того чтобы крупный бизнес с удовольствием шел на подобные предложения, восстановление деревянной архитектуры должно стать престижным, а руководители таких предприятий – всеми уважаемыми. Для этого, скажем, вешать на дом табличку с названием компании либо именем ее владельца, на чьи средства он был восстановлен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *