Время выходить на мировой рынок

В Томске подвели итоги трехлетнего этапа реализации межведомственной программы «Разработка и реализация модели инновационного развития на примере Томской области» за 2006–2008 годы. Чего удалось добиться за это время? С какими результатами томская наука и образование вошли в кризис? Как повела себя в новых реалиях инновационная часть томской экономики? Какие прогнозы строит власть относительно дальнейшего развития этого сектора? Об этом заместитель губернатора по научно-технической и инновационной политике и образованию Владислав Зинченко рассказал «ТН».

Наука

– Итоги трехлетнего развития по-настоящему радуют. Мы перевыполнили собственные планы по всем показателям, которые закладывались в программу изначально. За три года финансирование науки и образования увеличено не в 1,5 раза, как планировалось, а более чем вдвое. Объем финансирования образовательной деятельности достиг 10 млрд рублей, науки – почти 7,6 млрд рублей. Рост расходов на научные исследования в 2008 году составил 27%.

Но дело не в абсолютных цифрах, а в соотношении государственной и частной долей научного бюджета. Известно, что главная беда российской науки в том, что до сих пор львиная доля ее финансирования – 85% – приходится на госбюджет, и лишь оставшиеся 15% вкладывает бизнес (в мире – только 35% государственное содержание, а 65% инвестируют частники). Нам удалось достичь удельного веса внебюджетных средств в финансировании томской науки на уровне этих самых мировых стандартов: 35% государственных средств, 65% – бизнеса.

Образование

– Какие наиболее яркие события произошли в томском образовании за последние три года?

– Три наших университета выиграли конкурс на звание инновационных в рамках нацпроекта «Образование». Это позволило им получить 2,5 млрд рублей и переоснастить исследовательскую и методическую базу. 20 созданных центров коллективного пользования будут работать над выполнением исследований, решением образовательных задач и выполнением контрактов. Это оборудование сделало нас очень интересными для партнеров со стороны промышленности, бизнеса и науки.

В среднем и начальном профессиональном образовании были созданы восемь ресурсных центров.

– Как меняется структура финансирования образования?

– В этой сфере два основных источника внебюджетных доходов – контрактное обучение и вузовская наука. Основным показателем благополучия, на мой взгляд, должен быть рост средств на НИОКР. ТУСУР и ТПУ, к примеру, уже вышли за 20%-ю «научную долю» в консолидированном бюджете. Перед ведущими российскими вузами Министерством образования и науки поставлена задача: за 4–5 лет довести долю НИОКР до 25%. Понятно, что томские университеты преодолеют этот рубеж гораздо раньше.

– В томских вузах, особенно в ТУСУРе, активно готовят бизнес-команды…

– Инновационная инфраструктура, которую мы создали, позволяет перелопачивать в год по 300–400 разработок молодых ученых, отбирать из них 10–15% и доводить до уровня стартовых компаний. Это очень хорошие мировые показатели. Мы активно работаем с фондом Бортника, являемся лидерами в стране по программе «У.М.Н.И.К.».

– А что делается на региональном уровне?

– За три года 237 проектов были поддержаны из областной инновационной программы.

Инновации

– В 2006–2008 годах в регионе объемы инновационной продукции выросли в 3,3 раза, они достигли почти 9 млрд рублей, а объем наукоемкой продукции – 27 млрд рублей. Мы планировали создать 100 инновационных предприятий, создали 126. Рассчитывали на 3 тыс. новых рабочих мест в инновационном секторе экономики, а получили 4 800. Это особенно важное достижение в условиях кризиса.

– Какая часть томских предприятий включилась в инновационный процесс?

– В обрабатывающем секторе 27% средних и крупных предприятий реализуют технологические инновации. В среднем по России этот показатель достигает 10%, в странах-лидерах – на уровне 60–70%. Мы понимаем, что это ключевой индикатор, и ставим задачу дорасти до 50–60%.

– Как ведет себя этот инновационный сектор в кризис?

– Мы проанализировали деятельность 200 крупных и средних томских компаний в обрабатывающей промышленности и обнаружили: те, которые не занимались инновационной деятельностью, упали в своих показателях на 25%, инновационные оказались более устойчивыми и довольно быстро вышли на свой докризисный уровень.

Инновационным предприятиям партнеры должны больше, чем они сами кредитуются в банках, а не инновационные находятся в более сложном финансовом положении. Среднемесячная зарплата в первой группе предприятий на 5 тыс. рублей выше, чем во второй (21 тыс. против 16 тыс. рублей), выходит, за безынициативность и несовременность менеджмента рассчитываются сотрудники…

– Какие новые задачи стоят перед инновационной экономикой Томской области?

– Мы практически завершили создание инфраструктуры инновационной деятельности. Теперь наступает время эффективной работы этой инфраструктуры и создание системы вывода нашей наукоемкой продукции на мировой рынок.

 Рост

– Как себя чувствует сегодня малый инновационный бизнес?

– В год у нас создается около 50 стартовых предприятий. С принятием нового закона об университетском бизнесе это число несколько возрастет. Существенная деталь: прирост объемов производства в сотне томских малых и средних фирм с признаками инновационной активности достигают 40-50% (для сравнения: в среднем по промышленности рост 1%, в средних и крупных инновационных компаниях 5-6%). Это уровень, которым отличаются развитые мировые экономики. Кстати, в 2008 году малые инновационные предприятия области произвели экспортных работ и услуг на 100 млн рублей. Для малого бизнеса это неплохой показатель.

Возможно, в 2009 году этот показатель несколько снизится, но наши инновационно-активные малые предприятия рассчитывают, как минимум, на 30% роста.

– Как эти интенсивно растущие малые предприятия превратить в средние и крупные?

– Мотивацию для этого мы создали, приняв областной закон. Малые инновационно-активные компании, работающие в объеме от 20 до 150 млн рублей, с приростом отгруженных товаров не менее 25%, долей инновационного продукта не менее 30%, затрат на инновации не менее 10% и имеющие интеллектуальную собственность, освобождаются от региональных налогов на прибыль и имущество. Из 300 компаний томского инновационного пояса 10% близко подошли к вышеперечисленным барьерам, шесть предприятий преодолели их. По льготам эти шесть фирм приблизились к резидентам ТВЗ.

Это и есть реальный механизм доращивания малых предприятий до более крупных форм. О нем, а также о созданной у нас стратегии инновационного развития, о некоторых наших интересных системных решениях мы расскажем гостям XII Международного инновационного форума.

Проекты

– Какие наиболее заметные крупные проекты успешно реализуются?

– За 2006–2008 годы мы начали и завершаем реализацию пяти крупных проектов, которые будут иметь серьезные результаты в виде создания перспективных производств. Это высокоэффективные фильтры для воды «Аква-Валлис» (стоимость проекта 180 млн рублей), биодобавки компании «Биолит» (около 220 млн), проект ИФПМ по получению медицинских имплантатов из титана (26 млн), создание опытно-промышленной установки для получения глиоксаля (ТГУ, 86 млн), проект «Микрана» по созданию элементной базы для СВЧ-электроники (примерно 2 млрд). Потенциал Томской области позволяет инициировать и реализовывать по 4–5 проектов подобного уровня ежегодно.

ТВЗ

– Как продвигаются дела в ТВЗ?

– В сентябре исполнится год, как мы открыли первый корпус на южной площадке ТВЗ… За это время в зоне создано 500 рабочих мест. Решен главный вопрос – уже десяток компаний проектируют строительство собственных корпусов и производств, сюда заходят инвесторы. Проблема: соотношение крупных и мелких стартовых компаний у нас сильно сдвинуто в сторону молодого бизнеса, слишком мало якорных резидентов.

– Но они есть?

– Через два месяца откроется такое предприятие на северной площадке. Якорным инвестором стала известная Тайваньская компания, разрабатывающая перспективное направление по созданию новых фторидных технологий для солнечной энергетики. Уже в этом году линия должна выдать первую тонну продукции. Использование этих принципиально новых технологий может изменить судьбу всей солнечной энергетики. Кроме тайваньцев на северную площадку зашли еще три компании-резидента с проектами фторидных технологий.

Что дальше?

– Главный заказчик инноваций – промышленность. Можно ли рассчитывать на дальнейший рост объемов наукоемкой продукции, когда промышленность переживает не лучшие времена?

– Мы шли с хорошим темпом роста, но ясно, что 2010 год будет сложным. При этом ясно и другое: поиск новых решений и технологий теперь пойдет еще интенсивнее.

В регионе отмечено некоторое уменьшение объемов научных заказов со стороны бизнеса, но оно не критично. Средняя зарплата в науке и научном обслуживании в Томской области достигла 28 тыс рублей – и это тоже очень хороший показатель. В стратегии развития научно-образовательного комплекса Томской области до 2015 года выстроены две кривые – прогнозная и реальная. До сих пор мы шли с опережением своих же прогнозов на 15%. Даже с учетом внешних неблагоприятных факторов, думаю, мы не опустимся ниже прогнозных 15%. Инновационная часть экономики оказалась куда устойчивее в кризисный период, и это тоже дает повод для оптимизма.

Думаю, через несколько лет после кризиса мир сильно изменится, и впервые не за счет войн, а за счет нового технологического уклада. Потенциал наций и держав сегодня измеряется не сырьем, площадями или населением, а научно-технологическими, образовательными и инновационными возможностями. Я считаю, те заделы, которые существуют в Томской области, позволяют региону увереннее смотреть в будущее.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *