Нужный раскаялся про всех

Следствие поясняет, почему громкое дело завершилось мягким приговором

Условный приговор, который суд Кировского района на днях вынес Михаилу Нужному, экс-главе Территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Томской области, стал одной из ключевых тем в кругах общественности. Многие граждане недоумевают: почему столь громкое дело завершилось столь скромным финалом? (Напомним, вердикт — 3 года условно.)

В сети Интернет, где ведется активное обсуждение, высказывают две версии: первая – суд подошел к персоне Михаила Нужного индивидуально; вторая – доказательств следствия хватило лишь на условный срок.

«ТН» обратились к представителям следствия с просьбой прокомментировать эти мнения и получили пояснения, которые для широкой общественности пока остались за кадром.

Развязка логична

– Считаем, что для такого решения суда оснований было достаточно, – сказал следователь по особо важным делам областного управления следственного комитета при прокуратуре РФ Олег Астафьев. – Михаил Нужный обвинялся по трем составам – взятка, злоупотребление должностными полномочиями, присвоение и растрата. Из них только по последней статье мог быть назначен серьезный срок – до 6 лет лишения свободы. Это первое. Во-вторых, подчеркну самое главное: задача следствия – не только правильная квалификация и доказательная база, но и максимальная минимизация последствия от совершенных преступлений. И по результатам следствия, благодаря содействию со стороны Нужного, полностью осознавшего свою вину, нам действительно удалось многое поправить. Давайте разберем все по пунктам.

За содействие

– Напомню, на момент возбуждения дела в отношении Михаила Борисовича следствию было известно о попытках некоторых граждан «прибрать» федеральное здание на ул. 19-й Гвардейской дивизии. Помещение находилось на балансе ТГУ. В нем обосновались различные арендаторы, в том числе и так называемое «гнездо Анатолия Рябкова» в виде Томского областного яхтклуба. Эта группа лиц предпринимала активные действия по приватизации здания по смехотворно низкой цене в 200 рублей за 1 кв. м. Работа велась через Михаила Нужного – Анатолий Рябков дал взятку Нужному именно за содействие в приватизации. В итоге эту сделку нам удалось пресечь: здание осталось федеральным, ТГУ провел свою проверку – наведен порядок с арендаторами, заключены реальные договоры.

Приватизация ЗПП

– Теперь о самой трудоемкой статье дела – о способствовании в приватизации ЗПП «Томский», в результате чего государству мог быть причинен ущерб в 42 млн рублей. Следствие располагало информацией, что на торгах акции ЗПП будут проданы по заниженной цене. И мы пытались эту ситуацию предотвратить, но тогда у нас не было результатов оценки предприятия – мы не знали, в каких объемах может быть причинен ущерб государству. Мы все же направили нашу информацию в Росимущество, однако тогда Росимущество больше поверило тем оценщикам, которые вместе с Нужным занизили стоимость акций ЗПП. У нас остался один путь – арест акций. И благо, что суд удовлетворил наши требования. (Кстати, акции ЗЗП по-прежнему арестованы и принадлежат государству – уже по иску прокуратуры.)

– Так вот, нам необходимо было оперативно собрать внушительную доказательную базу. И без содействия со стороны Михаила Нужного сделать это было крайне сложно – приватизация ЗПП началась еще в 2004 году. Многие нюансы нам стали понятны благодаря пояснениям Михаила Борисовича – он, как никто другой, знал положение изнутри. В итоге мы смогли проследить развитие процесса. И в ходе следствия выявили еще ряд нарушений: речь о недавнем предъявлении обвинения директору ЗПП Борису Мамояну – оно «выросло» из следственных материалов по делу Нужного.

Рыбалка

– И последняя статья — растрата. Сумма примерно 50 тыс. рублей. Обвиняемый в итоге признал, что под предлогом обмена опытом ездил на Камчатку на рыбалку. Бюджетные деньги добровольно возместил.

Двойная страховка

– Обвиняемым, полностью осознавшим свою вину и желающим исправить последствия, законодатель в настоящее время дает два шанса. Первый – особый порядок рассмотрения, когда обвиняемый полностью доверяет суду и обвинению и заранее согласен с вынесенным приговором, – завершает Олег Астафьев. – Михаил Нужный, конечно, понимал, что приговором может быть не только условный срок, но и имел основания надеяться на это. Второй — пока шло расследование, появилось еще одно законодательное новшество – досудебная сделка. То есть если обвиняемый дает показания, изобличающие других лиц (В нашем случае – Рябков и Мамоян. – Прим. «ТН».), ему смягчается наказание на две трети срока. Нужный использовал оба шанса.

 

– И не нужно сравнивать Михаила Нужного, взявшего взятку, с Анатолием Рябковым, который ему ее дал, – рассуждает Олег Астафьев. – Вы говорите, что томичи пишут в Интернете: «За 23 тысячи взятки человека посадили, а Нужного, который едва не причинил ущерб государству на 42 миллиона, отпустили». Судья принимает решения, опираясь в том числе и на характеристики личностей. Человек человеку – рознь.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *