Обустройство жизни

Борис Мальцев: Для кандидатов в депутаты конкурс будет колоссальный

 Отношения дольщиков и строителей, стандарты образования и уровень зарплаты, цена молока во Франции и России, выборы в областную Думу и властные амбиции – в гостях у «ТН» спикер Законодательной думы Томской области Борис Мальцев.

Квадратная доля

– Борис Алексеевич, с принятием областного закона о дольщиках насколько реально повысится защищенность граждан?

– Сегодняшним дольщикам этот закон большой радости не принесет. Для них в законе, по сути, одно: мы разрешаем муниципалитетам использовать бюджетные деньги на достройку инженерных коммуникаций к проблемным объектам. Но если у кого-то есть надежды, что за бюджетные средства все достроим, то этого не будет. Деньги нужны слишком большие – по оценкам 2–4 млрд рублей.

– И как достраивать?

– Проблему можно решить только в том случае, если строительные организации не будут признаны банкротами. Дольщикам не надо слушать «спасителей» от юриспруденции, которые говорят: «Давайте обанкротим застройщика, и вы будете богаты». Ведь что происходит? Соберет «спаситель» 10 человек и подаст заявление от их имени в суд. А тот, по сути, подвешивает застройщика на крючок, и после этого ни один банк строителю денег не дает. А в случае банкротства дольщики ничего не получат – они же кредиторы второй очереди. Нужна взаимная работа.

Недавно была у меня на приеме женщина. Строительная организация у них, с моей точки зрения, мерзкая, но они с ней работают. И поэтому они, дольщики, смогли найти инвестора, который готов достроить дом. Мэрия Томска начала активно заниматься дольщиками, думаю, город из этой пучины выберется.

– А будущим дольщикам что закон даст?

– Будет четкий учет – земельных участков, договоров, поступления денег. Деньги, собранные на строительство конкретного дома, не могут быть использованы на строительство другого. До сих пор же все на самотек было пущено.

Зарплатная доля

– Ваше отношение к реформе образования? К пресловутым стандартам, которые вызвали столько критики?

– Реформа нужна: советская система сломана, а новая не создана. И качество образования, на мой взгляд, хуже прежнего. Для меня одним из показателей является то, что мужчин в школе нет совсем. А до революции в томской гимназии все преподаватели были мужчины. Почему не идут? Зарплата низкая, заформализован процесс обучения. Наконец, это такая общественная зашоренность. Стандарты? Хорошо, что в обсуждении реформы участвует общественность, ученые. В итоге уже поправили стандарты, добавив к обязательным дисциплинам русский язык, математику. Но первое все-таки зарплата. В 1905 году зарплата директора гимназии, если пересчитать по покупательской способности, была на уровне сегодняшней зарплаты начальника областного департамента.

Вообще, мы в стране занимаемся зарплатой очень плохо. Я сторонник того, чтобы было министерство труда, и противник того, чтобы в нефтегазодобывающих компаниях уборщица получала больше, чем получает хирург. Зарплата должна быть стимулом, а если хирург знает, что он больше 12 тыс. все равно не заработает, с каким настроением он в операционную идет? Во всем цивилизованном мире с рубля продукции 60% – на зарплату, а у нас – 27. И не надо утверждать, что у нас низкая производительность труда, как считают некоторые экономисты, она не ниже, чем в Америке.

Спортивная доля

– Областная власть участвует в строительстве больших сооружений – манежа, бассейна. А спортсмены потом жалуются на недоступность.

– Считаю, что для массовой физкультуры особые условия не нужны – было бы желание. А вот тех, кто занимается спортом, изначально не надо обманывать в том, что все будет бесплатно. И при строительстве любого объекта заранее надо считать, сколько его эксплуатация будет стоить для бюджета. А то построим, а мэрия потом говорит, что у нее в бюджете денег нет…

– Программа по дворовым тренерам как исполняется?

– В прошлом году – 443 тренера, в этом – 426.

– Реально работают или на бумаге?

– Сокращение произошло как раз за счет нереальных. Конечно, есть всякие хитрости. К примеру, тренера ДЮСШ приписывают к кварталу, и он получает доплату, работая на прежнем месте – мол, пусть ребятишки приходят к нему тренироваться. С этим боремся. Потому что это программа не подготовки спортсменов, а чтобы во дворах атмосфера была лучше, чтобы отрывать детей от всяких глупостей.

– Тренеры есть, а инвентарь?

– Родительский. Бюджет не может 100 тыс. детей на 100% обеспечить инвентарем. А наши томские родители в прошлом году нашли 865 млн рублей на табак и 8,4 млрд на алкоголь. Пусть найдут хотя бы немного на инвентарь – кроссовки, майки, трусы и прочие мелочи – для игр во дворе.

Сельская доля

– Вы недавно по сельским районам ездили. Что происходит? Какие цены на продукты село обещает на осень?

– Ниже не станут. Вообще, сельское хозяйство всех нас уже 20 лет дотирует – продавали продукцию значительно дешевле, чем она стоит. Поэтому все из хозяйств и разбежались. За исключением, пожалуй, Кожевниковского района. Там по сравнению с советским временем поднялись – надой на корову, например, 7,4 тыс. литров в год. В советское время самое большое – 5 тыс., и то редко где.

Но в целом на селе ситуация странная – есть деревни, где вообще одна корова. В деревне Первомайского района сидят и ждут, когда привезут молоко из Новосибирска. Так что кормить нас некому. А у нас на селе 300 тыс. человек живут.

– Экономика не срастается?

– Ну, по цене на мясо мы Европу уже догнали, а по цене на молоко догоняем. Я был во французской деревне – в переводе на наши деньги фермер сдает молоко по 15 рублей за литр, а наши хозяйства сегодня – уже по 14,5. И картошку мы сегодня уже возим из Польши и Израиля.

Да, конечно, в советское время так называемые колхозные пенсии крохотными были, и это заставляло заниматься подсобным хозяйством. А сегодня пенсии в среднем 8 тыс. – зачем мучиться с коровой? Но ведь на селе не одни же пенсионеры. Я не говорю, что все должны пахать-доить, но самозанятость же должна быть – каждый человек должен свою жизнь обустраивать.

В той же французской деревне один фермер. 100 коров. Надой на корову – 12 тыс. литров в год. Работают он, жена и отец жены. Этот фермер и еще один предприниматель обеспечивают фактически весь бюджет деревни – церковь, фельдшерский пункт, благоустройство. И дают возможность заработать всем – остальные фактически на самозанятости. Так что странная ситуация на селе имеет не только и не столько экономические, сколько социальные причины. И как изменить положение, пока не понятно. Хотя, надеюсь, что картошки в этом году больше посадят, думаю, многие захотят продать ее по нынешней цене.

Научная доля

– Ваши предложения по развитию технополиса «Томск Атомполис» в Северске и «Томск Медиполис» на базе СибГМУ получили какое-то продолжение? И что это за проекты?

– Предложения услышаны. По «Атомполису» губернатор подключился. Руководители медучреждений поддержали предложение по «Медиполису». А технополис – это, образно говоря, фабрика по производству новых фабрик на основе изобретений. Это практически бизнес-инкубатор для взрослых по строго определенной тематике. Северск может успешно атомной тематикой заниматься: филиал университета, мощнейшая лаборатория, и при этом много специалистов-атомщиков без работы остались.

– Что делать-то будут?

– В атомной отрасли колоссальное количество потребностей. Допустим, в спецодежде. Другой пример – сейчас много исследований по лечению изотопами. Такие вещи не требуют гигантских вложений. Поэтому муниципалитету достаточно оборудовать офис в 200 комнат и какое-то время оплачивать за арендаторов три четверти содержания помещения. То же самое по «Томск Медиполис» – уже за счет областного бюджета. И тогда мы получили бы три уровня превращения идей в производство. Пять направлений ТВЗ, где расходы финансирует Федерация, областной «Медиполис» и муниципальный «Атомполис». Три фабрики по производству новых фабрик.

Властная доля

– Как изменения сроков и правил выборов депутатов областной Думы повлияют на характер кампании и ее результаты?

– Теперь на каждом округе избиратели будут знать своего депутата, избранного ими по списку той или иной партии. Должен сказать: из-за того, что нынешние депутаты, избранные по партийным спискам, не были закреплены за округами, Дума серьезно потеряла в авторитете. То есть и Дума, и избиратели выиграют. А для кандидатов в депутаты конкурс будет колоссальный, ведь система распределения мандатов теперь будет такова, что победа на округе не означает получение депутатского значка автоматом. Для этого нужно набрать результат лучший, нежели получили кандидаты от той же партии на других округах. Например, думаю, что от «Единой России» по партсписку пройдут 5–6 человек из

21 округа. То есть конкурс четыре человека на место. А для других партий – еще выше.

– В случае успеха на выборах на должность спикера будете претендовать?

– Нет. Человек не должен в одном месте пересиживать. Я 10 лет был начальником одного из лучших строительных главков СССР, но понял, что это слишком долго уже – написал заявление и ушел.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *