Группе несовершеннолетних скинхедов вынесен приговор

Это уголовное дело – прецедент для Томска. Впервые вынесен обвинительный приговор томичам, которых суд признал виновными в совершении убийства, причинении тяжкого вреда здоровью, хулиганстве, умышленном повреждении имущества исключительно по мотивам расовой и национальной ненависти и вражды. Жутко вдвойне от того, что преступления совершали подростки: на момент деяний школьникам было от 15 до 17 лет.

– Удовлетворения, что дело закончено, нет, потому что эта история – социальное зеркало общества (и страны, и Томска), атмосферы, в которой мы живем и в которой растут наши дети, – сказал «ТН» Тимур Тян, начальник подразделения УМВД по ТО. – Оснований думать именно так достаточно. По делу допрошено порядка 20 свидетелей из числа тех, кто знал, какую идеологию воплощают в жизнь малолетки, был в курсе жестоких избиений и даже убийства. Информацией располагали учащиеся школы № 53, подростки-соседи, но никто из них не сообщил о преступлениях, не рассказал родителям, и с их стороны это – молчаливое согласие. Одним было интересно участвовать, другим посмотреть, третьим – послушать, но для каждого из активных и пассивных участников событий это казалось нормой…

Оказавшись на скамье подсудимых, подростки не признали, что совершили что-то ужасное, не раскаялись: в суде до последнего демонстративно хохотали, оскорбляли участников процесса, подчеркивая свое пренебрежение к собравшимся

 

Стая

Как установлено оперативным путем и подтверждено в ходе следствия и суда, в январе 2010 года шесть подростков (четверо проживали в районе «Ласточки», один на «спичке», один на Каштаке) договорились о совершении преступлений в отношении лиц неславянской внешности.

Большинство единомышленников – ученики школы № 53. Собирались на хоккейной площадке школы, где и обсуждали криминальные замыслы. На дело малолетки шли вооруженными: брали биту (в чехле от теннисной ракетки), металлическую трубу (залитую свинцом, с железным наконечником с надписью «камикадзе»), арматуру и пневматический пистолет. Сами себя называли скинхедами. Ответственности не боялись, считали, что как несовершеннолетним им «ничего не будет».

Запах крови

15 января 2010 года группа целенаправленно направилась к киоску «Ремонт обуви» (ул. Лазо, 32), где работал мужчина неславянской внешности. Школьники хотели избить его, но мужчине повезло: брызгая в агрессивно настроенных парней обувным клеем, он отвоевал считаные минуты, закрылся в киоске и этим спас себе жизнь.

Неудовлетворенные результатом подростки двинулись дальше – жертву с «неправильным» разрезом глаз настигли у остановки «Авангард». Здесь было многолюдно. Но это озверевших малолеток не остановило, а лишь раззадорило. В ходе расследования они подчеркивали: действовали демонстративно, желая противопоставить себя окружающим. Пятеро участников группы, даже не расчехляя биту (позже пояснили: было некогда), начали избивать человека. Один из участников оторвался от процесса лишь для того, чтобы позвонить знакомому: «Ты же хотел посмотреть, как убивают человека, приходи». И школьник пришел. На его глазах звонивший 15 раз выстрелил из пневматического пистолета в потерпевшего (оружие парень без спроса взял у отца).

Продолжая разгуливать по улицам, размахивая окровавленным чехлом биты (позже выбросили на территории детского сада, где вещдок и был обнаружен), трое молодых людей из указанной группы в районе МСЧ № 2 присмотрели следующую жертву. Парню удалось вырваться. Убегая, он наткнулся на предыдущую жертву малолетних преступников (лежащий на остановке мужчина истекал кровью, но был жив) и вызвал милицию и скорую.

До точки

7 марта 2010 года один из участников группы совместно с приятелем, не входившим в группировку, заманили парня-азиата в гаражный массив в районе ул. Угрюмова (позвали выпить пива). Молодого человека избили, нанося удары деревянной битой, руками и ногами. Спустя некоторое время один из избивавших вернулся на место преступления и, увидев, что потерпевший жив, вновь нанес ему многочисленные удары, к тому же исполосовав тело отбитым горлышком стеклянной бутылки – «розочкой».

Преступник пытался вырезать свастику, но не сумел. Тогда, чтобы хвастать трофеем, отрезал жертве ухо (позже выбросил на улице, в ходе следственных действий вещдок был обнаружен). От полученных повреждений (их перечисление в деле заняло страницу печатного текста) потерпевший скончался на месте преступления.

 

Эти фотографии подростки размещали в социальных сетях. Психолого-психиатрическая экспертиза признала всех семерых обвиняемых вменяемыми. На момент вынесения приговора пятеро из них находились под стражей, двое – под подпиской о невыезде. Трое полностью признали себя виновными и пояснили, что придерживаются национал-социалистической идеологии и причисляют себя к скинхедам, двое вину признали частично, еще двое виновными себя не признали. Никто не раскаялся и не принес извинений

 

Дело было возбуждено после совершения убийства, о других преступлениях группы оперативники узнали позже, когда начали отрабатывать связи одного из участников убийства. Следствие длилось так долго еще и потому, что специалисты предполагали наличие взрослого идеолога.

 

Юлия Рогович, следователь СКР по Томской области:

– Следствие по делу длилось 14 месяцев, оперативное сопровождение осуществляли оперуполномоченные центра по противодействию экстремизму УВД по ТО. По окончании следствия объем уголовного дела составил 15 томов. В ходе расследования было назначено и проведено около двух десятков судебных экспертиз, допрошено 56 участников уголовного процесса – свидетелей, потерпевших, экспертов, обвиняемых и их законных представителей.

 

КОММЕНТАРИЙ

«Атмосфера, в которой растут наши дети»

Тимур Тян, начальник подразделения УМВД по Томской области:

– Удовлетворения, что дело закончено, нет, потому что эта история – социальное зеркало общества (и страны, и Томска), атмосферы, в которой мы живем и в которой растут наши дети. Оснований думать именно так достаточно. По делу допрошено порядка 20 свидетелей из числа тех, кто знал, какую идеологию воплощают в жизнь малолетки, был в курсе жестоких избиений и даже убийства. Информацией располагали учащиеся школы № 53, подростки-соседи, но никто из них не сообщил о преступлениях, не рассказал родителям, и с их стороны это – молчаливое согласие. Одним было интересно участвовать, другим – посмотреть, третьим – послушать, но для каждого из активных и пассивных участников событий это казалось нормой.

Избиения в районе МСЧ № 2 и «Авангарда» происходили в районе 19 часов, в людных местах. Потерпевшие взывали о помощи. Никто не заступился, более того, даже отойдя на безопасное расстояние, никто не позвонил в милицию или скорую.

О своих «подвигах» «русские богатыри» (так называли себя преступники) рассказывали в Интернете на одном из подростковых сайтов, который посещают тысячи томских школьников; убийство сняли на видео и показывали как доказательство своего всемогущества…

И как жирная точка: оказавшись на скамье подсудимых, подростки не признали, что совершили что-то ужасное, не раскаялись, в суде до последнего демонстративно хохотали, оскорбляли участников процесса, подчеркивая свое пренебрежение к собравшимся.

И, к сожалению, нет предпосылок к тому, что в ближайшее время эта ситуация изменится: стабильно отмечается рост преступлений экстремистского характера, рост молодежных групп, придерживающихся радикальной идеологии. И если два-три года назад были и позитивные моменты в этих объединениях (молодежь культивировала отказ от курения, алкоголя, наркотиков), то сейчас цель одна – нападения. Разнятся только «объекты» – лица нетрадиционной сексуальной ориентации, бомжи или национальные меньшинства…

 

НА СКАМЬЕ ПОДСУДИМЫХ

Имена участников изменены по этическим соображениям.

Дмитрий, 1992 г. р. (убийца).

Семья неблагополучная: отец пьет, мать одна воспитывает двоих детей, Дмитрий – старший. Недавно у них сгорел дом, ютились на съемной квартире. Мать работает медсестрой. Дмитрий в 13 лет участвовал в убийстве бомжа, но как несовершеннолетний наказания не понес.

Приговор – 9,5 года лишения свободы.

Николай, 1992 г. р.

Мать – инвалид детства, пьет, с бывшим мужем конфликтные отношения. Николая и его сестру воспитывала бабушка. Учился в вечерней школе.

Приговорен к 8,5 года лишения свободы.

Андрей, 1993 г. р.

Семья благополучная, полная. На следствии рассуждал о несбалансированной миграционной политике в стране.

Приговор – 4 года условно.

Петр, 1994 г. р.

Семья благополучная, полная, национальный вопрос никогда не обсуждался. Не знали, что у сына такое окружение.

Приговор – 3 года условно.

Антон, 1994 г.р.

Воспитывался без отца. Мать сконцентрирована на работе и личной жизни, сыну внимания почти не уделяла. Подросток состоял на учете в милиции.

Приговор – 8,5 года лишения свободы.

Семен, 1992 г. р.

Воспитывала бабушка. Мать – медик. На учете в милиции не состоял, но его поведение рассматривалось. Приговорен к 8,5 года лишения свободы.

Владимир, 1994 г. р.

Благополучная семья, состоявшиеся в профессии родители – мать в медицине, отец в нефтегазовой сфере. О том, что Владимир придерживается националистических взглядов, знали, пытались переубедить, но не думали, что ребенок зашел так далеко. При обыске у парня нашли листовки, ролики, он называл себя «олдовым скинхедом» (авторитетом).

Приговор – 8 лет колонии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *