DSC06583

Сердце геолога

Первооткрывателю месторождения Ивану Лугинцу было уже 52 года, когда он, отказавшись от работы в московских НИИ, отправился в командировку на север Томской области. Здоровье и возраст уже не позволяли ему работать в Арктике, месторождениям которой Иван Петрович посвятил почти всю жизнь. Геолог работал в Усть-Порте, в Нордвике, участвовал в экспедициях знаменитого полярника Ивана Папанина, который, к слову, очень ценил Лугинца.

Иван Лугинец на поисковой скважине №156
Иван Лугинец на поисковой скважине №156

Иван Петрович был за детальное изучение местности, где обнаруживалась нефть. Он доказывал своим коллегам, что сначала надо проводить тщательнейшие геофизические работы, сейсморазведку, а уже потом бурить скважины, чтоб не тратить деньги и время впустую. Поэтому, прежде чем в 1956 году в районе речки Екыльчак на границе Каргасокского и Парабельского районов были найдены нефтяные запасы, геологи прошли не один десяток километров и подорвали не один заряд (этого требует сейсморазведка). Но, прежде чем там были пробурены первые скважины, Иван Петрович и его отряды из Средне-Обской комплексной геофизической экспедиции изучили и подготовили еще девять структур глубокого бурения, то есть потенциальных месторождений. Все они стали частью Пудинской группы месторождений.

Ветеран «Томскнефти» почетный нефтяник России Михаил Худобец вспоминает, что во время экспедиции Иван Лугинец, как руководитель и наиболее опытный специалист, перемещался от партии к партии, от отряда к отряду. Это отнимало много сил у неутомимого геолога. Поэтому радость открытия внезапно омрачилась: сердце Ивана Лугинца остановилось накануне пуска нефтепромысла на Екыльчакском месторождении, которое уже через месяц после этого получило имя первооткрывателя и стало Лугинецким.

Первые объемы нефти и газа через год дала скважина под счастливым номером 152. Тогда при испытании нефтегазоносного пласта было получено 142,8 тыс. кубометров попутного газа и 27,5 тонны конденсата за сутки. По тем временам для первой скважины это колоссальные показатели.

Со временем число скважин стало расти, вокруг них начала формироваться инфраструктура. Сотрудники «Томскнефти» подвозили новые нефтяные и газовые агрегаты. В 1985 году Томский обком партии провозгласил курс на ускоренное развитие Пудинского нефтедобывающего региона. Этот год и считается датой начала разработки Лугинецкого месторождения.

Пять оттенков нефти

На столе у Сергея Акимова, начальника цеха добычи нефти и газа № 5 на Лугинецком месторождении, пять колб с нефтью. Как говорится, на любой вкус и цвет: красная, желтая, оранжевая, светло-коричневая и классическая черная.

– Эти образцы добыты в разных частях Лугинецкого и очищены от примесей в лабораториях при помощи современных технологий. Поэтому можно сказать, что у нас в каждом фонтане бьет нефть определенного цвета, – объясняет Акимов. – В каждой скважине свои условия залегания черного золота, а потому оно с разным содержанием газового конденсата и плотностью. Потому и разные цвета.

Более 50 лет назад, когда месторождение было только открыто, слова начальника цеха добычи показались бы тогдашним нефтяникам фантастикой. В 1960-е в Томской области было достижением хотя бы просто нефть получить. Чего уж говорить о том, чтобы очищать ее от конденсата и делить по качеству.

Но особенно невероятно полвека назад прозвучало бы то, что Лугинецкое будет давать около 800–900 тыс. тонн нефти в год, а по добыче газа вообще станет лидером по области (в сутки на месторождении перерабатывается 4,3 млн кубометров).

– Лугинецкое – очень сложное месторождение, – объясняет Михаил Худобец. – В 1980-е годы не было таких газовых компрессорных станций, которые могли бы справиться с нефтью на этом месторождении – настолько много в ней было газового конденсата. Поэтому добывалась она относительно небольшими объемами. Миллионная тонна нефти была получена только 1 декабря 1988 года.

Но затем процесс добычи ускорился, появились новые технологии, и тогда месторождение дало о себе знать. «Томскнефть» начала получать с него около миллиона тонн в год. К 15-летнему юбилею Лугинецкого объем добытой нефти с начала разработки составил 15 млн тонн.

В этом же, юбилейном, году месторождение получило просто фантастический подарок – газовую компрессорную станцию с современным импортным оборудованием. Вот тогда нефтяники региона заговорили о Лугинецком как о самой крупной кладовой газа. Сейчас мощности ЛГКС позволяют утилизировать до 90% попутного газа, чего не может себе позволить ни одна газовая компрессорная станция в области.

Город-сказка

Само собой, персонал объектов месторождений нужно было где-то селить. В ближайших поселках – Пудине, Львовке, Останине и других – на всех жилья бы не хватило. Да и возить на вахту нужно централизованно, а не объезжая или облетая большие и малые населенные пункты. Поэтому руководством партии и «Томскнефти» было принято решение о строительстве целого города – Кедрового.

Комсомольская стройка

Будущая база нефтяников и газовиков возводилась среди глухой тайги. Работы проводились под эгидой образованного в сентябре 1985 года нефтегазового управления (НГДУ) «Лугинецкнефть», а в выборе места под строительство участвовал Борис Мальцев, ныне президент Союза строителей Томска и Томской области.

– На стройку городка съехались специалисты со всего Союза, из разных сфер. Например, мой муж был шофером, а я работала диспетчером авиаучастка, – рассказывает старожил Татьяна Сивенкова. – Пока Кедровый строился, мы, его будущие жители, ютились в балках в ближайшем населенном пункте – Пудине. Потом, когда первые дома были сданы, переехали туда. Конечно, первое время о комфорте и речи не было, но мы бытовые трудности как-то не замечали – были молоды, полны оптимизма. В свободное время непременно ходили друг к другу в гости, пели под гитару. Я знакома со всеми первыми кедровчанами.

Так, под знакомые многим аккорды советских песен рос нефтяной городок. Со временем рядом с первыми домами, деревянными двухэтажками, появились типовые панельные многоквартирники. В Кедровом были построены поликлиника, просторные детский сад и школа, Дом культуры.

img177

Если посмотреть на карту, легко можно заметить, что от Кедрового до, например, Лугинецкого 200 км. Возникает вопрос: почему так далеко построили? Ответ такой: Кедровый построен на важном транспортном узле.

– В Кедровом был важный авиа-участок: мы отправляли вахты в Новосибирскую, Омскую области, в Киргизию и Казахстан. Одна вахта порядка 40 человек, а таких было много. Большим самолетам, Ан-24 и Ан-26, приходилось вылетать ежедневно, – вспоминает Татьяна Сивенкова. – Плюс из Томска можно добраться на автобусе или автомобиле.

Первым кедровчанам нравится их общий дом. И не потому, что они его построили, а потому, что смогли сделать его по-настоящему уютным и спокойным – в городе почти нет криминала.

img141

Ветераны «Томскнефти» и старожилы Кедрового по-прежнему ощущают заботу компании. Каждую праздничную дату они получают выплаты и подарки за многолетний труд. Сейчас у первых нефтяников и газовиков, работавших на Лугинецком, подрастают внуки и даже правнуки. На улицах Кедрового не стихает детский смех, а спортгородок в центре никогда не пустует. Из-за этого городок нефтяников такой же молодой, как и 30 лет назад.

В следующем году исполнится 50 лет со дня смерти Ивана Лугинца. Но, если бы геолог дожил до наших дней, он наверняка был бы в восторге, прогуливаясь по улочкам Кедрового или осматривая газовую компрессорную станцию либо интересуясь, как работают современные насосы, которые выкачивают нефть из недр. «Не зря жизнь прожил!» – непременно воскликнул бы Иван Петрович.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

87 + = 88