Деньги
02.10.2015

Россия на экономической развилке. Налево пойдешь – инфляцию найдешь, направо пойдешь – промышленность потеряешь…

Статей на сайте: 225

TNews804_22

Противоположные рецепты выхода из кризиса предложили российские экономисты 29 сентября в Москве. В Торгово-промышленной палате экономисты-государственники провели антикризисную секцию Московского экономического форума. Главным событием секции стал доклад академика РАН Сергея Глазьева.

А в это время в Центре международной торговли экономисты либерального толка критиковали идеи Глазьева и его единомышленников. Они призывали сделать экономику еще более либеральной и вернуться к сотрудничеству с Западом.

«Томские новости» попытались разобраться в сути спора, а наши эксперты оценили предложения академика по спасению российской экономики.

TNews804_22_1

Скандальный доклад

15 сентября советник президента по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев представил Совету безопасности России доклад «О неотложных мерах по укреплению экономической безопасности России». Однако за неделю до этого некоторые выдержки из доклада были опубликованы в газете «Коммерсантъ». И на еще не прочитанный и нигде не опубликованный труд академика тут же обрушилась волна критики со стороны либеральных экономистов.

23 сентября в «Российской газете» была опубликована статья премьер-министра Дмитрия Медведева «Новая реальность: Россия и глобальные вызовы». В ней глава правительства проанализировал нынешнюю социально-экономическую ситуацию и предложил варианты дальнейшего развития экономики страны. Если доклад Глазьева был очень подробным и конкретным описанием ситуации и мер по ее исправлению, то Дмитрий Медведев в самом начале статьи предупредил, что «здесь не будет развернутой программы действий или описания конкретного экономического инструментария. Для этого есть другие форматы». Действительно, и анализ ситуации, и предложения Медведева оказались довольно абстрактными, без конкретики.

Тем не менее либеральные экономисты восприняли статью Медведева как признак того, что правительство не будет воплощать в жизнь программу Глазьева и менять экономическую политику с либеральной на консервативную. Что же их так испугало?

В своем докладе Сергей Глазьев предложил, по сути, перевести экономику на мобилизационные рельсы: усилить государственное регулирование, защитить внутренние рынки от внешнего воздействия, ввести валютный контроль, стимулировать промышленный рост за счет выдачи льготных целевых кредитов по низким ставкам (не более 3–4%), провести деофшоризацию и дедолларизацию экономики, увеличить денежную массу и даже – что окончательно взбесило либералов – воссоздать элементы плановой экономики.

Национализация Центробанка

Сергей Глазьев утверждает и доказывает, что Центральный банк России «продолжает в своей политике ориентироваться на обслуживание интересов иностранного капитала». Результатом этой политики стала «глубокая внешняя зависимость российской экономики от внешнего рынка, ее сырьевая специализация, деградация инвестиционного сектора и упадок обрабатывающей промышленности, подчиненность финансовой системы интересам иностранного капитала, в пользу которого осуществляется ежегодный трансфер в размере 120–150 млрд долларов».

Чтобы понять, как это происходит на практике, достаточно представить механизм превращения российской экономики в сырьевую. Ориентация на иностранную валюту и возможность брать дешевые кредиты только на западных финансовых рынках привели к тому, что развивались те предприятия, которые производили продукцию, востребованную на внешних рынках, которую можно продать за доллары или евро. А это, в первую очередь, сырье – нефть, газ, лес, редкие металлы и так далее.

А большинство российских промышленных товаров не могут пробиться на зарубежные рынки сбыта, занятые товарами западных стран и Китая. В результате отечественные производители не имеют валютной выручки и поэтому им не выгодно брать кредиты на Западе в долларах или евро. А внутренние рублевые кредиты слишком дорогие из-за чересчур высокой ставки Центробанка. В итоге большинство российских производителей работают на грани выживания, так как ресурсов на развитие у них нет.

Поэтому Глазьев предлагает изменить закон о Центробанке РФ, подчинить его государству и заставить работать в интересах российской экономики.

В споре между либеральными и консервативными экономистами, статьей Медведева и докладом Глазьева томские эксперты склоняются в пользу государственников – сторонников Сергея Глазьева.

Нужна антикризисная программа

Владислав Голубев, президент ООО «Руслед», руководитель ГК «Свет XXI века»:

– Хорошо, что доклад Глазьева появился для публичного обсуждения. Потому что никакого внятного антикризисного плана правительства я так до сих пор и не увидел. Не вижу я его и в недавно опубликованной статье премьер-министра. Медведев этого и не скрывает, говоря, что нет никакого антикризисного плана, а есть текущая работа правительства.

Но во время кризиса обязательно нужен именно антикризисный план, а не разговоры по его преодолению. Минэкономразвития, например, опубликовало прогноз – ноль роста ВВП в следующем году и 15% инфляция. И где тут антикризисные меры?

А доклад Сергея Юрьевича основан на очень серьезной теоретической и практической базе. Он отражает точку зрения многих здравомыслящих экономистов консервативного толка, таких, например, как Валентин Катасонов (председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО) и других участников Московского экономического форума. По сути, это хорошо систематизированная и здравая позиция всего консервативного крыла.

Россия вошла в локальный кризис, который является последствием конфронтации с Западом. Эта конфронтация, по-видимому, будет длиться достаточно долго, поэтому нужны ответные антикризисные меры, и они содержатся в докладе Глазьева. Например, в докладе есть очень правильное предложение заменить внешние источники финансирования на внутренние. Это полное и кардинальное изменение политики Центробанка, который сегодня не дает экономике денег. Он взвинчивает ставки и снижает доступность денег. Из-за этого у нас имеется дефицит денег, которые из средства обеспечения экономики превратились в товар.

В результате этого недофинансирования наша экономика падает. У нас, например, сейчас сплошные кассовые разрывы по предприятиям. А инфляция при этом разгоняется. Представляете, какой парадокс: денег мало, а инфляция раскручивается! Получается, что российский Центробанк способствует не росту, а падению российской экономики. И при этом руководитель ЦБ РФ Эльвира Набиуллина, проводящая такую разрушительную политику, признается западными экспертами лучшим в мире главой Центробанка!

Помимо изменений политики Центробанка, Глазьев предлагает создать специальные инструменты для обеспечения финансовых вливаний в экономику. С помощью этих инструментов появится возможность финансировать отечественные предприятия, а не тащить эти деньги на биржу для спекуляций.

Другая часть предложений Глазьева, еще более серьезная, направлена на то, чтобы пресечь вывоз капиталов из России. И если не реализовать большую часть мер, которые изложены в докладе, то экономика начнет свертываться. Потому что надеяться на некие иностранные инвестиции, о которых говорит правительство, сейчас бесполезно. В нынешней ситуации частные инвесторы не вкладывают свои средства в российскую экономику, потому что они не дураки, а выводят деньги из страны. Что касается попыток правительства переложить бремя спасения экономики на население, увеличивая пенсионный возраст и снижая социальные выплаты, то это желание олигархии переложить свои потери на народ ведет лишь к росту недовольных.

Идеи Глазьева становятся практикой

Николай Бадулин, венчурный капиталист, генеральный директор ОАО «Инвестиционно-финансовая компания «Самотлор-Инвест», председатель совета директоров компании «ФиБр»:

– С одной стороны, идеи Глазьева пока теоретичны, они еще не опробованы в реальной жизни. А Медведев все-таки практик. С другой стороны, подход Глазьева мне нравится больше, чем медведевские шараханья. Медведев думает, что система экономической жизни у нас до сих пор не поменялась. Он почему-то надеется, что у нас произойдут быстрые изменения… Он живет в мире иллюзий, и в этом смысле Глазьев гораздо реалистичней.

И хоть нигде об этом громко не говорится, идеи Глазьева уже становятся практикой. Глазьевский подход де-факто сейчас реализуется, несмотря на то что Медведев пока остается главой правительства.

Почему нельзя сменить Медведева и прямо осуществлять программу Глазьева? Потому что по своей сути экономика инерционна, ее невозможно быстро развернуть в совершенно другое русло развития. Где наши олигархи хранят свои капиталы? Где они купили собственность? На Западе. И они понимают, что если их поведение будет противоречить интересам Запада, то вся их собственность за границей будет тут же заблокирована, как это произошло после революции в Иране.

У нас ведь только около 40% экономики является государственной, а 60% находится в частных руках. Российские предприниматели, которые работают на внешние рынки, а это основа нашей экономики, проповедуют либерализм не потому, что они либералы, а потому, что понимают опасность блокирования их счетов на Западе. Китай они в упор не видят, с ним работают от силы 1–2% наших коммерсантов.

Для наших олигархов реформа экономики по Глазьеву – дополнительная проблема. Они ведь уже к пенсии готовились, все свои средства, собственность и прочие активы к этому подготовили. И что, теперь менять всю стратегию, все делать заново?

Здравый смысл против либерального заговора

Татьяна Ильина, доцент кафедры финансов и учета ТГУ:

– По большинству пунктов я с докладом Глазьева согласна. Там есть разумный анализ и обоснованные реальными фактами и цифрами предложения. Эта программа представляет собой более-менее прилично проработанный план по выводу экономики из кризиса. В том числе и по сравнению с тем, что предложило в начале этого года наше правительство.

Основная суть плана состоит в том, что ресурсы в первую очередь надо направлять на развитие реального сектора экономики. Финансовые рынки развивать, конечно, нужно, но только в соответствии с программой, направленной на развитие реального сектора. Потому что финансовый сектор по отношению к реальному вторичен, он должен способствовать распределению и перераспределению денежных ресурсов для воспроизводства экономики. А монетарная политика, которую с 1990-х годов проводят правительство и ЦБ, направлена в большей степени на развитие финансового сектора.

Большой раздел посвящен финансовой безопасности российской экономики. Считаю, что обозначенные в докладе угрозы со стороны западных стран достаточно реальны. Например, наши западные «партнеры» уже пытались отключить российские банки от платежных систем Visa и MasterCard, а также угрожали нам отключением от международной системы межбанковских расчетов SWIFT. Мы бездумно интегрировались в мировую экономику, не предусмотрев варианты конкурентного воздействия на нас.

Поэтому необходимо предусмотреть какие-то способы защиты нашей финансовой системы, которая в результате либерализации и отмены всех ограничений стала слишком открытой и зависимой от внешних воздействий. Такие меры, как восстановление валютного контроля, действительно давно назрели.

Довольно логично выглядит и предложение по воссозданию отдельных элементов плановой экономики. Перед переходом к рыночной модели у нас была своя уникальная модель плановой экономики. Нигде в мире не было такого планового хозяйства, которое позволяло достаточно быстро и эффективно решать многие задачи развития. Вспомните, как много достиг с помощью плановой экономики СССР, несмотря даже на то, что пришлось восстанавливать разрушенное хозяйство после двух мировых войн.

Но мы, как всегда, бездумно разрушили все до основания, хотя исторический опыт гласит, что этого делать нельзя. И сейчас вновь речь идет о том, что надо взять все лучшее от традиционной для нас плановой экономики и соединить с лучшими элементами рыночной экономики с учетом современных реалий.

Кстати, сейчас многие иностранные экономисты приезжают в Россию только для того, чтобы изучить уникальный опыт плановой экономики советского периода.

Принять программу Глазьева руководству страны будет очень сложно, так как за четверть века в России очень укрепились позиции сторонников неолиберальной модели экономики. И произошло это не само по себе, а благодаря целенаправленному воздействию. Например, грантовая поддержка в первую очередь оказывалась неолиберальным экономистам, что позволяло им быстрее и успешнее строить свою карьеру, занимая ключевые места в науке, образовании и государственных органах власти. Кроме того, тотальная поддержка нео-либеральных взглядов на экономику привела к их глобальному доминированию. В обществе создается впечатление, что если так много экономистов, тем более известных, придерживаются этих взглядов, то они и есть самые правильные.

Все забыли про Китай

Владимир Цитленок, профессор кафедры мировой экономики и налогообложения ТГУ:

– Нужно отметить, что помимо самого Сергея Глазьева над докладом работали еще полтора десятка человек. То есть это коллективный труд целой группы серьезных экономистов. Кроме того, существует еще немало известных экономистов, которые разделяют подход Глазьева.

Но непонятно, кто все это будет реализовывать?

Отмечу три важных момента. Во-первых, доклад комплексно рассматривает состояние нашей экономики и предлагает столь же комплексный подход для решения ее проблем. Причем с учетом такого серьезного фактора, как доминирование США и их влияния на нашу экономику.

Во-вторых, Глазьев не говорит о полной замкнутости, о том, что наша экономика должна перейти на принцип самодостаточности, хотя не говорит о значении для России стратегического партнерства с Китаем.

И, в-третьих, в докладе хорошо показано, что монетарная система во главе с Центробанком ориентирована не на интересы развития крупного и среднего бизнеса, а на следование рекомендациям специалистов Международного валютного фонда по сжатию денежной массы в обращении. «Снижение уровня монетизации в прошлом году на 10%, в этом году – на 15–20% повлечет соответствующее падение инвестиций и производства, дальнейшее ухудшение финансового положения и массовые банкротства предприятий реального сектора… Своей политикой Банк России стимулирует валютные спекуляции в ущерб реальному сектору». Следовательно, без изменения политики Центробанка мы не сможем изменить ситуацию в нашей экономике в лучшую сторону.

Более того, необходимо снять с Центробанка статус автономной организации и подчинить его Государственной думе. Он должен быть общенациональным банком, а не структурой национального капитала.

Глазьев также прав, предлагая переход к политике внутринационального кредитования. «Необходимы незамедлительные меры по замещению внешних займов государственных корпораций и банков целевыми кредитами, предоставляемыми Банком России на аналогичных условиях через один из институтов развития или непосредственно под обязательства заемщиков». Идея введения валютного регулирования правильна, так как Россия находится в неравных финансовых условиях с Западом и защитить себя мы можем только с помощью неэкономических рычагов воздействия. Поэтому нам нужно установить контроль над трансграничным перемещением валюты. Иначе возникнет парадокс: мы экономим валюту за счет снижения импорта, а она тут же утекает за рубеж. То есть мы не получаем валютного эффекта от развития импортозамещения.

Помимо открытых границ утечке капиталов способствуют офшорные схемы ухода от налогов, которые так популярны у российского бизнеса. У Глазьева описаны совершенно конкретные механизмы возвращения российских капиталов из офшоров.

В докладе предлагается использовать такой эффективный способ финансирования отечественной экономики, как льготные целевые кредиты. Благодаря этому финансовые ресурсы не попадут в руки биржевых спекулянтов, а будут использованы действительно для развития оте-чественного производства.

Однако у Глазьева нет концептуальной схемы перестройки финансово-кредитного механизма для формирования и развития наукоемкого производства в условиях ограниченного иностранного кредитования.

Еще одно его упущение состоит в том, что ничего не говорится об отечественных транснациональных компаниях, которые тоже не ориентированы на развитие национального производства. У них есть большие финансовые ресурсы, но они задействованы не внутри нашей экономики, а на внешних товарных и финансовых рынках.

Наконец, Сергей Глазьев ничего не говорит о том, что в условиях санкций со стороны ЕС и США мы не сможем модернизировать нашу экономику в одиночку, без Китая, который обладает нужными нам технологиями и большим валютным потенциалом. Надо честно признать, что сейчас у России нет собственных внутренних сил для экономического рывка, и Китай – единственная страна, которая может нам в этом помочь. Бояться возникновения некоей «зависимости от Китая» бессмысленно, потому что альтернатива этому стратегическому союзу – быть постоянным цивилизационно-экономическим придатком стран Североатлантического союза.

Полагаю, основная идея, которой руководствовался автор доклада, – создание в среднесрочном периоде независимой международно значимой высокотехнологичной экономики России.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

61 − = 52