Собачья доля

Налево от храма

Антон Хороших владел крупнейшей в Сибири сетью зоомагазинов. Большая доля от объема продаж приходилась на корма для животных.

Теперь предприниматель со своим отцом и братом достраивают потихоньку с божьей и людской помощью небольшой уютный храм в Калтае.

Пути российского бизнесмена неисповедимы. Сегодня у тебя торговля с многомиллионными оборотами, а завтра – духовные практики в храме. Похоже, не избежал крутых поворотов судьбы и сам Антон. У него и внешность такая, будто собранная из разных времен и культур: усы гусарские, борода православного батюшки, на ремне рокерская бляха, а пуховик – хипстерский. Впрочем, сам Антон никаких поворотов судьбы не боится. Говорит, характер такой по наследству достался от дедушки с бабушкой, которые в 1978 году организовали в обычной томской школе первый «компьютерный класс», за что получили золотую медаль ВДНХ.

– Всегда хотелось что-то делать руками, производить, творить, строить, – говорит Антон. – Это непередаваемое чувство, когда везешь по дороге церковные ­купола…

Но наша дорога в Калтай была все-таки не к храму.

Если повернете от строящейся церкви налево, а потом на перекрестке еще раз налево – упретесь в бывшую автобазу совхоза. Три года назад среди зияющих ангаров Антон начал строительство завода по производству кормов для домашних животных. «Холка». Название придумал сам. Русское, рост животного измеряют как раз в холке, первый слог от слова «хороший» – все ассоциации положительные. Оставалось добиться только самого сложного: чтобы собакам и кошкам корм нравился.

– В выборе кормов для животных всегда есть дуализм, – рассуждает Антон. – Упаковка должна нравиться человеку, а содержимое – животному. Хозяину главное, чтобы счастливый питомец был на пакетике, а вот как найти путь к сердцу животного через желудок? Это задачка со многими неизвестными.

Марс, шпиц и другие

Крупнейшая в мире американская корпорация по производству кормов для домашних животных Mars (люди едят ее шоколадные батончики) содержит научно-исследовательские институты, сотрудники которых работают над разными продуктовыми линейками для кошек и собак. Характеристик у кормов уйма. Сбалансированность, питательность, усваиваемость…

Но в России, где больше половины владельцев кормят своих собак и кошек готовыми кормами, до сих пор невозможно получить профессию собачьего-кошачьего пищевика-технолога. Практически не производятся готовые технологические цепочки оборудования для выработки кормов. И это при гигантских, постоянно растущих объемах потребления. Наши собаки и кошки в год съедают больше 600 тыс. тонн корма стоимостью свыше 3 млрд долларов. Россияне еще продолжают кормить любимцев со своего стола, но таких уже меньше половины. Все остальные хотят исключительно здорового, честного, вкусного и желательно недорогого питания для своих животных.

– Когда методом проб и ошибок мы работали над первой рецептурой, опытные партии раздавали бесплатно: в питомники, приюты, центры передержек, знакомым… И собирали обратную связь: как собаки едят, как себя чувствуют, – продолжает Антон. – Знаете, что у нас владельцы животных спрашивали? Что такое, говорят, у вас в корме изменилось, если у животного какашки другого цвета и консистенции стали? Понимаете? Люди следят за собачьими какашками так, как, наверное, за собой не следят!

Заходим в основной цех, экипированные в белые халаты и резиновые тапочки. Протискиваемся через технологические завесы из полос толстого, прозрачного ПВХ. Нюхали же открытый пакет с кормом? Запах, конечно, не ахти, но собакам и кошкам, похоже, именно такой и нравится. Впрочем, мы-то ожидали увидеть развалы мясной некондиции с томских свинокомплексов и птицефабрик, которая пропускается через экструдер, спекается в специальных печах, формуется…

Антон ведет нас на склад сырья и показывает на огромные мешки по тысяче килограммов.

– Вот наше сырье, – говорит Хороших. – Никакой свинины или курятины в наших кормах нет. Есть только гипоаллергенная индейка, высококачественный рис, витамины, очищенная вода.

– Я был на трех десятках заводов по производству кормов для животных по всему миру. Никто вам не скажет точно состав, тонкости технологии. Все приходится нарабатывать на своем опыте. Главное, получить качественный, полнорационный, сбалансированный корм.

Возвращаемся в цех, где трудятся всего несколько человек. Хороших берет пригоршню сухих гранул прямо с производственной линии.

– Попробуйте!

Я сначала опешил. Как бы не мой рацион. Но Антон смело закидывает себе в рот пару гранул. Разжевываю и я.

– Пока настраивали оборудование, собирали свою уникальную технологическую цепочку, произвели тонны экспериментального корма, который раздали в собачьи клубы, приюты в качестве гуманитарной помощи. Надо было добиться, чтобы корм был однородным по цвету, форме, не крошился, не ломался, прежде чем попадет в упаковку. Хорошему корму мороз и жара не помеха.

Разновесные мешки тут же складируются на паллеты.

– Уже появились крупные заказчики, в том числе не томские, – говорит Антон Хороших. – Продаем через сеть известных томских зоомагазинов. В планах выйти сначала на сибирский, а потом и российский рынок.

Стоим уже на территории завода. Обозреваем бывшую территорию автобазы, пустующие огромные ангары со снятыми воротами и выбитыми стеклами.

– Есть куда развиваться – приспособим помещения, – говорит о планах на будущее Антон. – Пока хватило сил только на один цех.

– А собаки вокруг такого вкусного производства не бегают?

– Бродячих не прикармливаем, да их почти и нет в Калтае, – улыбается Антон. – В общем, как заведете собаку, приезжайте. Сделаю скидку.

Хороший продавец бывшим не бывает.

Автор: Андрей Остров
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *