Экономическая революция — повод перестроиться

Алексей Сергеев о кризисе в строительстве и власти

Гость редакции – депутат городской Думы Томска и директор строительной компании «Континент» Алексей Сергеев.

Экономическая революция

— По вашему мнению, в России действительно кризис? Или нет? Насколько адекватны и эффективны действия власти?

— Я бы назвал это не кризисом, а экономической революцией. Насколько рынок ранее раздувался и разбалансировался, настолько теперь сужается — все приводится в соответствие с реальностью. Ни для кого не секрет, что экономика была перегрета: зарплаты не соответствуют производительности труда, предложение не соответствует спросу. Об этом говорили еще полгода назад: когда зарплата растет быстрее, чем производительность, это первый признак кризиса. Что хотели, то и получили.

У России есть подушка безопасности, соизмеримая с объемом экономики. Наверное, у нас процесс достаточно управляем. Но все прекрасно понимают, что надо максимально сокращать издержки… Попробуйте сейчас уменьшить людям зарплату – ох… Но, если зарплату оставить прежней, нужно увеличить производительность труда, а это все равно означает сокращения. Одни и те же люди должны делать больше работы за те же деньги.

— Сколько предполагаете сокращать у себя?

— Не знаю еще. Я никогда лишних людей не держал. Думаю, не больше 10-15 процентов. Причем в основном пострадают рабочие профессии, инженеры и ИТР и так на пределе.

Строительный кризис изнутри

— Компании будут консервировать стройки?

— Это называется «снижать производственную программу».

— А что будет с дольщиками?

— Брошенных дольщиков не будет, а если будут, то единицы, и их подберет власть. Времена по сравнению с 1998 годом совсем другие: скорее всего, почти все компании имеют белую бухгалтерию, прозрачный баланс, сознательность другая, требования другие. Раньше бросят дольщиков – и хоть зажалуйся. Сейчас, если что не так, сразу к тебе придет множество контрольных органов.

Естественно, застройщики внутри себя найдут какие-то решения, которые позволят либо дольщиков перекинуть с одного на другой дом, либо еще что-то сделать, и будут концентрироваться на сдаваемых объектах. Тем более что федеральная власть сказала: мы поможем достроить объекты, которые начаты.

— Что значит «поможем»?

— Один из предложенных механизмов – определенное количество квартир по минимальной цене приобретут у застройщиков для нужд очередников.

— Это какая цена?

— Пока изучают. Я слышал про 35 тысяч за «квадрат». Думаю, просчитывается цена, при которой застройщик вложит собственные последние деньги, достроит дом и отдаст дольщикам. Не думаю, что это цена себестоимости, самая «обезжиренная» цена без отделки – 35 тысяч. То есть строитель потерпит убытки, но не рухнет.

— На вашей компании как отразится кризис?

— Если я планировал на следующий год увеличение объемов производства в два раза, теперь думаю про уменьшения. Строил в среднем 10-15 тысяч квадратных метров в год, планировал в следующем году строить где-то 25 тысяч. Но сейчас определился: заканчиваю дом (он почти готов), сдаю и начинаю два новых пока за собственные средства. А дальше: этаж построил – посмотрел по сторонам – еще этаж построил. Кредитов у меня нет.

Каждый будет выкручиваться в зависимости от ситуации.

Скинуть цену по цепочке

— Достроите дома, а дальше?

— Полгода назад Федерация сказала – «квадрат» должен стоить 20 тысяч. Все ругают строителей, почему, мол, не опускают цену? Но строитель – производитель конечного продукта. Мы покупаем ГСМ, транспортные услуги, железобетон… «Железобетонщик» покупает металл и цемент, производители металла и цемента покупают уголь… Строители уже скинули цену, теперь ее должны скинуть те, кто нам материалы поставляет. В газете промелькнуло, что цены на металл упали на 30 процентов. До меня это понижение пока не дошло. Цена на цемент снизилась (а на раствор и бетон осталась прежней…), но не потому, что кризис, а потому, что открыли рынок, и пошел китайский и турецкий цемент. Должно пройти определенное количество времени: каждый предыдущий в цепочке будет скидывать цену, только когда последующий уменьшит свои объемы.

Нужна помощь

— Что может сделать власть?

— Административная поддержка – уже хорошо. Областная и городская власти разработали план, я думаю, он будет корректироваться: но это и компенсация процентной ставки, и внимательное расходование бюджета, помощь с сетями и т.д.

— Сколько составляет стоимость коммуникаций в цене квадратного метра?

— Сети к микрорайону – плюс 3 тысячи на «квадрат». 8 миллионов за гигакалорию за подключение — еще по три тысячи на квадратный метр. Плюс внутренние площадочные сети…

Хотя законом предусмотрено: купил площадку, тебе дали трубу, подключайся.

Мы будем счастливы, как дети, если нам дадут программу на 10 лет, готовые площадки и 15 процентов рентабельности. Мечта строителя!

Строительный бизнес самый рисковый. Хуже венчурного. Можно привести много примеров, когда готовые объекты замораживаются. Вот сейчас мы «съеживаемся», что делать с уже понесенными затратами на площадки?

Начинаем работать по микрорайону, дают одни технические условия. Два года прошло – другие, точка подключения поменялась. Еще через год говорят: не 3 миллиона за гигакалорию, а 8. И ничего не сделаешь.

Власть во время экономической революции

— Городской власти надо готовиться к управлению в кризисных условиях?

— Я уже говорил это разным людям в разных ситуациях. Это даже интереснее, чем строительство — там-то все понятно (смеется). Мы сейчас живем в другом мире. Но, к сожалению, этого не понимаем. Строители всегда первыми это чувствуют, потому что первыми «умирают» инвестиционные деньги.

Если мы живем с другими деньгами, должны жить по другим правилам. Думаю, простое секвестрирование «хотелок» на следующие годы – это неправильно. Необходимо менять отношение к управлению бюджетом, по-другому смотреть на структуру управления городом. Бюджет следующего года еще пройдет по инерции, потом нахлебаемся по полной программе, а на 2010 год бюджет будет формироваться совсем по-другому. Надо определить стратегическое направление: что мы будем финансировать, а что не будем и как это сделать эффективно.

— Что для нас стратегическое направление?

— Это, конечно, жизнеобеспечение города: школ, детских садов, больниц и т.д. Далее те статьи расходов, которые дают дополнительный доход сейчас или потом. А затем необходимо подумать об эффективности использования бюджета, надо заставить работать бюджетную сферу так же эффективно, как предприятия. Простой пример: ТНХК собираются переходить на аутсорсинг. В структуре останется только основное производство.

— Власть тоже должна переходить на аутсорсинг?

— Да. Власть должна заниматься властью, стратегическим планированием. А все остальное – технологии. Они эффективно работают только в предпринимательской сфере. Должны быть критерии оценки работы. Какие бы они плохие ни были, по крайней мере, мы будем к чему-то стремиться и на чем-то основываться.

Многие вещи можно вывести из бюджета. Тратим деньги на трамвайно-троллейбусное управление. Зачем? Я читал в прессе по Новосибирску, Красноярску: там ставят задачи, как заставить муниципальное предприятие работать с прибылью. У нас – как компенсировать убытки. Трамвай стоит 20 миллионов. Не может он столько стоить: это значит, что экономика разогрета — бюджеты выделяют деньги. Покупаем эти трамваи, а у нас несколько километров нормальных рельсов.

— Вы говорили о сокращении управленческих расходов…

— У нас прежний мэр командовал почти три срока, начинал практически при социалистической мэрии, заканчивал при капиталистической. А структура в основном прежняя. Шло увеличение структуры в рамках новых потребностей. Но те функции, что отмирали, убрать сложно. Самостоятельно система не будет себе хвосты резать. Надо сверху попытаться сформировать новую структуру управления. Надеюсь, что это начнется после выборов мэра.

— Итак, кризис — шанс для всех структурно перестроиться?

— Конечно. Сильные руководители всегда из минусов ищут плюсы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × три =