Правильные жизненные ценности

Александр Карелин: «Нужно взвалить на себя как можно больше»

 

С 8 по 10 октября в Томске пройдет XIX Приз Карелина – международный юношеский турнир, ежегодно собирающий от 200 до 400 участников.

– Хотим продвигать правильные жизненные ценности, – говорит о задачах турнира Александр Карелин, трехкратный олимпийский победитель, девятикратный чемпион мира, Герой России.

О победах и поражениях, стереотипах и мужском характере он рассказал журналистам «ТН».

Пришел, увидел, победил

– Наш турнир не зря устраивается в больших залах (в Томске – во Дворце зрелищ и спорта), ведь он не только для узкого круга специалистов и борцов, но и для зрителей. Хотим, чтобы ребята увидели на ковре своих сверстников, которые борются, побеждают. Для спортсменов эти соревнования тоже многое значат. Меня регулярно спрашивают: «Почему вы проводите свой Приз только в Сибири, не расширяете географию?» Я же, наоборот, считаю достижением то, что большое количество сибирских парней могут побороться на турнире, близком по уровню к чемпионату мира. Например, томские соревнования будут судить два олимпийских арбитра. Участвовать, помимо сильнейших российских юношей, – сильнейшие команды из-за рубежа: Сербии, Болгарии, Израиля, Украины, Армении, Узбекистана, Казахстана.

– Много звезд уже вырастили?

– Например, именно на томском турнире в 2004 году начинал свое триумфальное шествие новосибирец Роман Власов, который нынче стал победителем первенства мира по греко-римской борьбе среди юниоров. А две недели назад Руслан Аджигов – прошлогодний призер Приза Карелина завоевал золото на Первых юношеских Олимпийских играх в Сингапуре.

– Если говорить о спорте в целом, то результаты давно не радуют болельщиков. Почему так происходит? Ведь вкладываются серьезные деньги…

– Не все проблемы решаются с помощью денег. Например, одна из них в том, что из спорта выпало целое поколение: в 1990-х молодежь не ходила в спортзалы. Кроме того, в обществе до сих пор преобладает базаровщина: мол, зачем мне напрягаться, за меня все сделают. А спорт как губка, он впитывает эти настроения…

– Как же привлекать молодежь?

– Мое убеждение – этим должны заниматься общественные организации, спортивные федерации. Ведь нельзя прописать в законе или в медицинских стандартах требование быть атлетически крепким. Я не питаю иллюзий, что можно словами убедить молодежь в том, что, например, борьба – это модно. Но показать это посредством нашего турнира – совсем другая история. Пришел один, увидел это великолепное действо – и начнет работать сарафанное радио, самая лучшая реклама.

В здоровом теле

– Вы 19 лет делаете турнир своего имени, после завершения спортивной карьеры практически беспрерывно работаете «лицом» спорта: ездите, встречаетесь, агитируете… Не устали быть, извините, такой «обезьянкой»?

– Ага, как в известной басне: «По улицам слона водили, как видно, напоказ…». Запомнился в этой связи один случай. В 1995-м, побывав на соревнованиях моего имени, моя мама улыбнулась: «Ну чистый культ личности!» Я ведь уже был двукратным олимпийским победителем, в зените славы, все хотели со мной сфотографироваться, уши оттянули! Честно говоря, устал тогда от внимания… На что мама мне сказала фразу, врезавшуюся в память: «Саша, ты когда выигрывал свои титулы, ты думал о последствиях? Нахапал себе работы, вот теперь с этим грузом и живи». Что ж, если надо для общего дела побыть «слоном» – я готов. У нас очень деятельная команда, которая в рамках «Карелин-фонда» много делает для популяризации и развития спорта, и в этой работе я вижу большой смысл.

– Когда вы выступали, цели были более-менее понятны: разряды, места, медали… Какие цели сейчас?

– Если коротко – попытаться быть полезным. Знаете, у Вавилова есть замечательная фраза: «Нужно взвалить на себя как можно больше – это лучший способ как можно больше сделать».

– Как сейчас поддерживаете спортивную форму?

– Приходится ограничивать себя в еде, так как я, надо признать, большой любитель вкусно и много поесть. Тренируюсь минимум два-три раза в неделю, а вчера (в «ТН» Александр Карелин был в понедельник, на следующий день после мастер-класса с юношеской сборной Томской области. – Прим. ред.) совместил приятное с полезным: и ребятам хорошие упражнения показал, и сам потренировался – заработал, что называется, ужин. Делаю зарядку, регулярно играю с друзьями в «борцовский» баскетбол, по утрам люблю бегать – в Новосибирске делаю это постоянно, а на недавнем отдыхе в Крыму бегал по тропе Голицына. Правда, в Москве, где я провожу много времени, обхожусь тренажерным залом: чего людей на улице своим видом пугать!

Быть лучшим

– Когда вы пришли в Госдуму РФ, на вас, поди, смотрели косо: вы были чуть ли не первым спортсменом-депутатом…

– Стереотипы!.. Вот сегодня во время эфира на радио звонит женщина и спрашивает: «А вы кроме физкультуры в школе что-нибудь учили?» – с таким подтекстом: ты читать-то умеешь? Честно сказать, я никогда не пытался производить впечатление и всем нравиться – с моими габаритами вообще трудно оставаться ровненьким, подстриженным, как тот газон. Надо просто делать свое дело, и все.

– Кстати, что ответили женщине?

— Физкультура не входила в число моих любимых школьных предметов. Более того, я был в подготовительной группе по здоровью: акселерация, быстрый рост, большие габариты… Подтянуться не мог! Математика, литература, история – вот предметы, которые мне удавались.

– А вы правда читали Достоевского перед решающей схваткой на своих третьих Олимпийских играх?

– Опять предрассудки! А почему бы и нет? Достоевский – один из моих любимых писателей, к тому же его произведения вне времени: они как будто рассказывают о том, что происходит сейчас, только через «милостивый государь»…

– Александр Александрович, а что мотивировало вас на участие аж в четырех Олимпиадах? Сейчас многие спортсмены уходят из спорта, едва став даже не победителем, а призером Игр…

– Быть лучшим столько лет чертовски приятно! Надо признать, после первой Олимпиады голова у меня закружилась, даже заявил своему тренеру Виктору Кузнецову: «Все, я уже олимпийский чемпион, надо завязывать». На что Виктор Михайлович ответил: «Как ты считаешь, о чем думал Александр Васильевич Медведь (легендарный борец вольного стиля. – Прим. ред.), когда выигрывал три Олимпиады?» Тогда я понял одну простую вещь: быть просто борцом и общаться в нашей планетарной семье я, конечно, смогу – у меня уже есть пропуск. Но возможность стать легендой, почти два десятилетия находиться в лучшей команде мира и быть ее капитаном уникальна…

Личный пример

– По ощущением Олимпиады отличались?

– Конечно. Первая, в Сеуле в 1988-м, – сумасшедшая в моральном отношении. У меня не было набора «утяжелителей»: до этого выиграл только чемпионат Европы, был известен узкому кругу специалистов, при этом мне доверили быть знаменосцем на открытии Игр, и я не имел права проиграть… Четыре года спустя в Барселоне я уже был абсолютным чемпионом мира, поэтому боролся не я, а моя репутация. На все схватки потратил шесть минут, даже силы оставались, и я дал американскому ТВ интервью на английском, которого никогда хорошо не знал… Третья Олимпиада в Атланте далась тяжело физически: был вроде бы силен, опытен, но за несколько месяцев до соревнований случилась тяжелейшая травма руки. Соперники попытались сразу на этом «выспаться», и я разозлился… Наконец, на Олимпиаде в Сиднее в 2000-м относительно меня было множество ожиданий: от моих родителей, от растущей семьи, но не хватило эмоциональной свежести. В итоге я проиграл финальную схватку и, к сожалению, остался трехкратным олимпийским победителем.

– Вам удалось много сделать и вне борцовского ковра…

– У нас с тренером никогда не было постулата «Борись, и у тебя все будет». По этой причине я решил поступать в автотранспортный техникум (у меня отец был шофером, и я тоже мечтал об этой профессии). Да, учился со свободным графиком, но учился, и вынес полезные знания, какой-то кирпичик уверенности. Просто не хотел, чтобы мне однажды сказали что-то типа того, что услышал в свое время Юрий Никулин: «Ну ладно, клоун ты хороший, а когда дурака не валяешь, кем работаешь?» По этой же причине поступил в Омский институт физической культуры, а потом взялся писать кандидатскую и позже – докторскую в Санкт-Петербургской академии физической культуры имени Лесгафта.

– А как вы воспитываете своих детей?

– Заочно – у нас, так сказать, удаленный доступ. Я живу в Новосибирске, но летаю по всей стране. Например, на прошлой неделе работал на оргкомитете чемпионата мира по греко-римской борьбе в Москве, утром в субботу прилетел домой, повоспитывал детей личным примером, а в воскресенье поехал на встречу с Виктором Крессом, который возглавляет оргкомитет Приза Карелина. Моя дочка занимается художественной гимнастикой, ей 10 лет. Оба сына с ранних лет на борцовском ковре, правда, титулованными борцами не стали. Хотя у младшего еще есть перспектива. Ему 16-й год, он весит 110 кг и активно готовится к турниру в Томске.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *