Двадцать лет спустя

О том, как похожа и чем отличается политическая жизнь в 1991 году и сегодня

 

Наблюдая за информационными событиями с обвинениями сначала в адрес руководства ФК «Томь», а через две недели в адрес первого заместителя губернатора Оксаны Козловской, а также за комментариями по поводу этих событий, прочувствовал, во-первых, масштаб происходящего, а во-вторых, – ощущение дежавю.

Шрапнель достигла цели

Масштаб действительно впечатляет. Сначала выстреливает «Новая газета», известная как жестко оппозиционное издание. И после этого со скоростью, невероятной для практики наших правоохранительных органов, по материалу оппозиционной (!) газеты возбуждается уголовное дело и начинаются активные следственные действия.

Выстреливает газета по руководству «Томи», но осколки щедро летят в губернатора и областную власть в целом. Цитирую: «Клуб «Томь» – особая команда на футбольной карте России. В последние годы политическая элита Томской области вынуждена обивать пороги правительства страны в поисках финансовых лоббистов для своего футбольного народного достояния. В 2009-м, например, губернатор области Виктор Кресс официально обращался к Владимиру Путину с просьбой о спасении погрязшего в долгах клуба…»

Затем раздается выстрел с прямо противоположного «Новой» фланга – правительственной «Российской газеты» – по первому заместителю губернатора, но крупнокалиберные осколки опять же летят в Виктора Кресса. Цитирую: «Одним из эффективнейших средств против коррупции является ротация региональных руководителей. Этот способ активно применялся в советское время. В последние годы он стал популярен и в современной России. Он позволяет привлечь к руководству регионов людей, которые не обременены местными связями и способны оценивать ситуацию в перспективе общегосударственных, федеральных масштабов».

Во втором случае Оксана Козловская говорит, что главная цель статьи – накануне череды региональных и федеральных выборов «заставить оправдываться человека или команду, но… я просто не вижу предмета для оправданий». Но все равно заместитель губернатора вынуждена, по сути, политически оправдываться: «Авторитет действующего губернатора и на федеральном уровне, и на региональном очень высок, что показали прошедшие недавно праймериз по отбору кандидатов в Госдуму РФ от Томской области и социологические опросы. И уж точно – мнение губернатора будет учтено…»

А в первом случае областные власти вынуждены публично и подчеркнуто дистанцироваться от того, что они долгое время называли брендом Томской области: «администрация области не будет финансировать футбольный клуб «Томь», если полиция найдет нарушения в расходовании средств при трансфере нападающего Павла Погребняка».

Шрапнель частично достигла цели.

Делегации и претенденты

Пусть любые сравнения хромают, но Томск нечто подобное уже проходил. Как раз 20 лет назад, в июне – октябре 1991 года – перед повсеместно вспоминаемым сегодня ГКЧП и после него.

Мог бы от себя рассказать – многое на глазах происходило. Но лучше сослаться на свидетельство непосредственного участника событий. В феврале прошлого года я имел возможность обстоятельного разговора (в общей сложности более трех часов) о нашей истории с 1989 года с экс-мэром Томска Александром Макаровым. Пусть для правосудия он преступник, заслуживающий 12 лет заключения, а для меня – исторический уже персонаж. И Александр Сергеевич очень живо напомнил обстановку в области и стране в 1990–1991 годах. Цитирую: «…Думаю, наша область – один из первых регионов России, где развернулась жесткая борьба за власть… Напряжение нарастало, а в августе 1991-го – ГКЧП. И смена власти в стране стала толчком для открытой битвы за власть в Томске: целые делегации постоянно ездили в Москву. Одни – за Кушелевского, другие – против. Встречались с Ельциным, Хасбулатовым, Бурбулисом. И вот как-то Хасбулатов говорит: «Вы, томичи, уже задолбали своими делегациями». Я ему в ответ: «А кто виноват-то? Дайте нам возможность самим выбирать главу области, и мы не будем к вам ездить…»

(Для тех, кто забыл или по молодости не знает, поясняю: Олег Кушелевский был избран председателем облисполкома в

1989 году, а в октябре 1991-го в результате острой войны среди местных элит и собственных ошибок Кушелевского Борис Ельцин отстранил его от должности и назначил главой региона Виктора Кресса.)

Но суть не в давних деталях, а в поразительно одинаковом характере взаимоотношений Москвы и региональных элит. Причем этот одинаковый характер крайне выпукло подчеркивает гигантская несопоставимость сегодняшнего Виктора Кресса и тогдашнего Олега Кушелевского.

В общем, для меня весьма показательно всеобщее сожаление комментаторов и политиков о том, что на федеральном уровне «в последнее время Томск стал информационным поводом для негативных высказываний». Иными словами, избегая эвфемизмов, «Вы, томичи, уже задолбали своими делегациями» в московские кабинеты. И предполагаю, сколько еще «делегаций» прочитаем-услышим…

Впрочем, сравнения действительно хромают. Александр Макаров неспроста употребил словосочетание «открытая битва». Потому что 20 лет назад были известны и состав делегаций (по крайней мере, самим противникам, посвященным и интересующимся), и претенденты на должность. Сегодня же о составах все гадают как дилетанты на кофейной гуще, а о претендентах – как девушки на куриных перьях. Не собираюсь этому следовать. Просто констатирую один из итогов 20-летия.

 

P.S. Кстати, вопреки категорическому утверждению «Российской газеты» о предпочтительности «варягов» в качестве региональных руководителей 20 лет назад во многих регионах почему-то находились – и не по одному – местные политики, «способные оценивать ситуацию в перспективе общегосударственных, федеральных масштабов».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 − 11 =