Как Николай Борзов получил подарок от английской королевы

Борзов Николай

Спонсор проекта «Вечные ценности» — ООО «Стройгаз», генеральный директор Александр Ким

В 2014 году ветеран Великой Отечественной войны Николай Борзов отметил свой 90-летний юбилей. Здоровье, конечно, уже не то: ноги побаливают, со зрением проблемы. Но при этом Николай Александрович сохраняет какую-то невероятную для его лет ясность ума: он не только здраво размышляет о современности, но и до мельчайших деталей помнит события, которые происходили более 70 лет назад.

Николай Борзов, один из немногих обладателей звания «Почетный житель города Асина», живет в небольшой однокомнатной квартире вместе со своей парализованной женой, Ниной Михайловной. Николай Александрович родился в Минусинске, детство и первые послевоенные годы провел в Каргасокском районе. Там он до войны учился в школе, а параллельно подрабатывал в колхозе, пас телят, помогал кузнецу. После возвращения с фронта доучился в средней школе, окончил Колпашевский учительский институт, а затем – Томский государственный университет. И в 1957 году приехал в Асино.

2,5 года по-пластунски

– Меня призвали в армию в августе 1942-го. Причем записали механизатором. В Омске мы прошли шестимесячную программу подготовки, меня определили в группу артиллеристов. А потом я попал под Ржев – в 16-ю армию Рокоссовского. Поначалу я был полковым разведчиком, но потом меня перевели в батарею тяжелых минометов командиром в группу управления. Так я 2,5 года по-пластунски разведчиком и прослужил.

***

В Асине Борзов сначала два года работал учителем истории во второй школе, затем 15 лет – директором школы №5. В 1971 году его перевели на должность директора профтех­училища, которое через пару лет закрылось. Тогда Николай Александрович стал преподавать историю и обществоведение в асиновском филиале Томского лесопромышленного техникума и в школе №1. В 1984 году ушел на пенсию, однако после этого еще 12 лет возглавлял на трактороремонтном заводе добровольную народную дружину.

Борзов Николай3

Вагоны денег

– Самое крупное сражение, конечно, Курская битва. Нас из-подо Ржева вывели в резерв главного командования. Мы стояли на левом крыле западного фронта. Битва началась 5 июля, нас ввели в бой через шесть дней. А еще через день началась атака. Наша 84-я гвардейская дивизия прорвала фронт и заняла позиции северо-западнее Орла. Затем мы вышли на Брянск, Оршу, форсировали Десну. Там был такой момент… Мы обнаружили два немецких эшелона около мелкой речушки. Выстрелили пару раз из противотанковой пушки, и фриц разбежался. Подходим: два вагона советских денег, офицерские пакеты, продовольствие, боеприпасы. Мы все карманы набили деньгами, поели, уснули. Вдруг просыпаюсь и вижу: три пацана мой рюкзак опустошили и деньги за пазуху набивают. Увидели меня – разбежались, но почти все с собой унесли.

***

Николай Александрович, как и большинство историков, считает битву на Курской дуге одним из ключевых сражений Второй мировой войны. Там было самое крупное танковое сражение в истории. В нем приняли участие около 2 млн человек, 6 тыс. танков, 4 тыс. самолетов. После завершения битвы белгородско-харьковская группировка немцев прекратила свое существование, а стратегическая инициатива окончательно перешла на сторону Красной армии. Однако до завершения войны было еще далеко.

Борзов Николай2

Сходили за ягодкой

– Уже осень была, нас вывели под Невель, в район Полоцка, – постепенно отбивали у немцев позиции. И так получилось, что мы стояли на одной стороне болота, а немцы – на другой. Несколько раз пытались взять языка, но не получалось. А мы ж сибиряки, таежники. Присмотрелись, понаблюдали. Обнаружили на болоте чернику и голубику, сделали из прутьев лыжи-мокроступы. Слазили туда, вечером пили чай с ягодой. Заходит начальник артиллерии: «Что-то у вас хорошо пахнет…» Мы все рассказали. Ночью начальник артиллерии пришел с начальником полковой разведки и командиром полка. Попросили показать то место, где мы по болоту лазили. Немцы там были совсем близко, однако они думали, что со стороны болота к ним не подобраться. Мы попробовали…

Пришли 16 разведчиков полковых, нас троих взяли с собой – радиста, нашего разведчика и меня. Пробираться было тяжело: метров 800 нужно было плыть по болоту, остановишься – начнешь проваливаться. Доплыли до траншеи – тишина. А потом увидели здоровенного фрица. Заткнули рот, на шею петлю. Дотащили до болота, а у него уже язык на бок. Я его оживил – стукнул, выбил зубы, дал ему шнапса из его фляжки, а он как заорет! Немцы услышали, начали светить… Если бы не болото, нас бы точно всех взорвали. А так – снаряды падают, и нас только обливает. Минут 40 его тащили. Все-таки одного нашего убили и четырех ранили – из пулемета строчили. Но немец полезный оказался – капитан с папкой штабных документов…

***

У Николая и Нины Борзовых две дочери – Ирина и Татьяна. Ирина живет в Иркутской области и выбирается к родителям примерно раз в месяц. Татьяна поближе – в Кемеровской. Поэтому приезжает каждую неделю, не только навещая родителей, но и предоставляя выходной соцработнику, который ухаживает за парализованной Ниной Михайловной.

Храброму офицеру

– …Через какое-то время звонок. Из политотдела. Мне наш начальник говорит: «Борзов, что ты опять натворил? Туда же только по двум причинам вызывают: либо что-то натворил, либо наградить…» Я отвечаю: «Да вот, наверное, фрицу зубы выбил, а он пожаловался». Меня увезли в штаб дивизии и наградили орденом Красной Звезды. А потом вручили подарок от будущей королевы Великобритании Елизаветы Второй. На вензеле было написано: «Прошу вручить молодому, удачливому и храброму офицеру Красной Армии ценный подарок – костюм из чистого английского сукна и мелочи солдатского быта». Я этот костюм потом еще долго-долго после войны носил. Генерал-майор Петерс улыбается: «Ты подходишь под это описание?» Я отвечаю: «Ну, молодой – вроде, да, удачливый – тоже. А вот храбрый – не знаю». А он: «Ладно. Сойдешь за храброго. Воюй, сибиряк, доживешь до победы, и будет тебе забота государства, почет и уважение».

***

Николай Александрович часто вспоминает эту цитату – про заботу государства, почет и уважение. А вслед за ней еще одну, правда куда более свежую, одного из членов комиссии, оценивавшей состояние квартиры ветерана. Он измерил температуру у пола, у потолка и сказал: «Внизу – 10 градусов, вверху – 22. Если сложить и разделить пополам – ничего, жить можно».

В эту квартиру семья Борзовых переехала совсем недавно. С 1957 по 1959 год Николай Александрович и Нина Михайловна жили в комнатушке 2,5 на 3 метра, затем им выделили временный домик площадью 24 кв. м. А в 1976 году площадь жилища за счет пристройки увеличили до 36 кв. м и… убрали Борзовых из очереди на жилье. Поэтому полноценную квартиру семья получила лишь несколько лет назад. Да и та оказалась далеко не новой (перешедшей, так сказать, по наследству после смерти другого ветерана ВОВ) и, мягко говоря, не в самом лучшем состоянии: дыра на балконе, промерзающая стена, холодный пол… В позапрошлом году, после визита спикера областной Думы Оксаны Козловской накануне Дня Победы, в квартире сделали ремонт: убрали дыру на балконе, заштукатурили стену. Однако пол как был холодным, так и остался.

Ты что делаешь, Шахалеев?

– Я сидел в карауле, немного подремывал. И вдруг забегает бывший летчик, который после ранения с нами служил. И ка-а-а-а-к пальнет в воздух из автомата! Я ему: «Ты что делаешь, Шахалеев?!» А он: «Вой­на кончилась!» Такой тогда букет стрельбы был… Даже из минометов и пушек стреляли.

Николай Борзов познакомился со своей будущей женой в Колпашеве в 1954 году. Через два года переписки Нина Михайловна переехала в Асино. С тех пор они и живут вместе

Николай Борзов награжден двумя орденами Славы, двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны I степени, двумя медалями «За отвагу», медалью «За штурм города-крепости Кенигсберга», медалью «За победу над Германией»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × 2 =