«Почему мы жить в снегу?»

Почему мы жить в снегу? — с трудом пытается объяснить ситуацию Дацин. — Нет денег на билеты до Китая. Регистрация и разрешения на работу закончились. Мы теперь нелегалы. Строение сколочено из досок, между которыми зияют приличного размера щели. Сверху (местами) пленка. Вместо пола — промерзшая земля. Внутри, несмотря на две печки, можно находиться только в верхней одежде. В этой сторожке, подальше от людей (2 км от села Батурино), живут семеро китайцев — пять мужчин, две женщины. А тем временем на томском рынке иностранной рабочей силы новое явление – на стройки города ведется прием крупных китайских бригад. Одна из них прибудет в наш город уже 1 марта, вторая – чуть позже (сейчас она возводит Олимпийскую деревню в Пекине). «ТН» начинают цикл публикаций о гастарбайтерах, работающих в Томске. Сюжетов много, герои разные, но сквозная тема одна: Томску не хватает своих рабочих рук и профессиональных мастеров.

Ежедневный рацион рабочих из Поднебесной - замерзшая капуста, мука и немного комбикорма (основа для лепешек). В чашке немного мяса, не похожего ни на говядину, ни на свинину.
- Что это? – спрашиваю у зимовщиков, но ответа так и не получаю.

На томском рынке иностранной рабочей силы новое явление – на стройки города ведется прием крупных китайских бригад. Одна из них прибудет в наш город уже 1 марта, вторая – чуть позже (сейчас она возводит Олимпийскую деревню в Пекине).

С этой информации «ТН» начинают цикл публикаций о том, какие томские организации и зачем нанимают на работу гастарбайтеров. Откуда в Томск в поисках заработка едут зарубежные рабочие и специалисты, в каких условиях живут и сколько получают за свой труд. Сюжетов много, герои разные, но сквозная тема одна: Томску не хватает своих рабочих рук и профессиональных мастеров.

— А теперь два километра по «козьей» тропе, — показывает едва заметную тропинку в заснеженном поле специалист миграционного контроля Управления федеральной миграционной службы (УФМС) по Томской области Владимир Песковой. — Сначала на горизонте вы увидите остовы огромных теплиц, а за ними — сколоченный из досок барак…

В нашей команде (трое сотрудников УФМС, журналист и фотокор «ТН») Песковой — проводник-первопроходец. Он предусмотрительно обулся в чуни и теперь натаптывает тропу — дорожка почти нехоженая, чуть шаг в сторону — и вязнешь на метр в сугробе…

— О китайцах нам сообщила жительница села Батурина, сочувствующая иностранцам, ведь жить в таких условиях крайне сложно, — поясняет на ходу Песковой.

Спустя 35 минут в «прелестях» китайского бытия в зимней Сибири журналисты «ТН» убедились сами.

НУ И НУ!

Мест нет

Китайских граждан у с. Батурино сотрудники УФМС обнаружили 7 февраля и привезли их в управление. Вечером того же дня суд вынес решение о выдворении иностранцев из России.

— Согласно закону мы обязаны передать китайцев в спецприемник УВД – это подразделение должно покупать билеты и выдворять нелегалов. Но 7 февраля в приемнике не нашлось мест! – рассказывает Владимир Песковой. — Так что в ночь на 8 февраля китайские граждане легли спать на скамейках в коридорах УФМС, а мы остались их охранять. На следующий день спецприемник так и не освободился, и мы отвезли китайцев обратно в Батурино, оставив у себя их паспорта. В итоге в приемник китайцы попали только 14 и 15 февраля.

Поясняем: в Томске только один спецприемник, рассчитанный всего на 19 человек. И с января он буквально забит водителями, которых суды приговорили к административному аресту…

     
— Почему мы жить в снегу? — с трудом пытается объяснить ситуацию Дацин (он единственный из семерых немного владеет русским языком). — Нет денег на билеты до Китая. Регистрация и разрешения на работу закончились. Мы теперь нелегалы.
Со слов Дацина, китайским труженикам задолжал какой-то томский работо- датель. Летом они выращивали в сельских теплицах овощи. За работу получали по 100 долларов в месяц. Один из приемщиков продукции выплатил иностранцам лишь аванс. Эти деньги рабочие отправили родным в Китай — рассчитывали, что билеты домой купят на оставшийся заработок. Но прошло уже полгода, а денег нет…
— Что мы кушать? Мы много курить, — показывает дешевые сигареты Дацин.
  Опасаясь совсем остаться без пищи, иностранцы собрали куски старого полиэтилена, с горем пополам затянули одну из теплиц, поставили в нее печь и пытаются вырастить на перо оставшийся в ней с лета лук. Зелень разнообразила меню гостей из Поднебесной и стала заначкой на черный день – лук они планировали продавать горожанам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *