Отравить жизнь

Юридическая защита после неудачного похода в кафетерий

По статистике отдела по надзору за организацией питания населения, производства и оборота пищевых продуктов Управления Роспотребнадзора, за 2008 год от граждан поступила 231 жалоба. Из них 40 – на предприятия общепита. (Остальные претензии делят между собой торговые точки и рынки.) За первый квартал 2009 года специалисты приняли три жалобы на качество кулинарной продукции предприятий общепита. Одной жалобы в этом списке не хватает – с ней обратились не в Роспотребнадзор, а в «ТН»…

«С тех пор лечимся»

29 марта, в последний день весенних каникул, 9-летняя Марина упросила маму отвести ее в кафе. Отправились семьей: мама, папа, дочь и маленькая внучка. Было здорово, съели много вкусного, вечером поиграли на улице. А ночью…

– Неожиданно у ребенка открылась сильнейшая рвота со всеми признаками пищевого отравления, – рассказывает Татьяна Ивановна, мама Марины. – Я фармацевт по образованию, сделала необходимое: промыла желудок, дала смекту, активированный уголь. Всю ночь девочка не спала, температура 39,5. Утром, чувствуя, что уже ничего не могу сделать, вызвала «скорую». Днем пришел участковый педиатр. Врачи подробно записали, где и что дочь кушала… Некоторое время спустя я и внучка перенесли аналогичные симптомы – было тяжело, но все-таки легче, чем дочери. С тех пор мы лечимся: Марина только неделю ходила в школу – болезнь разрослась как снежный ком. Отравление – удар по печени, печень задействовала поджелудочную железу – пострадали желчевыводящие пути…

Собственное расследование

– Я пыталась встретиться с владельцем кафе – ожидала извинений, компенсации средств, затраченных на лечение Марины, – продолжает Татьяна Ивановна. – Но три моих визита не дали никаких результатов. В четвертый раз мне передали отписку: вы-де сами где-то ребенка отравили или руки не помыли. Но Марина сдала все необходимые анализы, и из причин были исключены ротавирусная инфекция (передается воздушно-капельным путем), дизентерия, сальмонеллез («болезни немытых рук»). Остается пищевое отравление.

Мама Марины написала жалобу в прокуратуру, а теперь намерена обратиться в суд:

– Не хотят по-хорошему – будет по-плохому. Да, доказать отравление сложно. Но есть еще Верховный суд, есть Страcбургский.

А в начале июня Татьяна Ивановна предприняла собственное «эпидемиологическое расследование». Явившись в кафе, заказала те самые блюда, которые выбирала с дочерью. Попросила упаковать в одноразовую посуду.

– Все упаковали, сложили в пакет, красиво обслужили. Я рассчиталась на кассе и обратилась к администратору: «Вы видели, что я не прикасалась к продуктам?» — «Да». — «Опломбируйте пакет, это в ваших интересах. Ровно через полчаса он будет на столе независимой экспертизы».

Вскоре она была в Центре гигиены Северска и выгружала контейнеры с едой. Специалисты только головами качали: какие бы результаты ни дало исследование, оно не будет иметь юридической силы. Следовало вызвать в кафе специалистов со своей стерильной посудой. А так что? Пластмасса не стерильна. Просто деньги выбросите. Купите лучше ребенку велосипед или коньки…

Но Татьяна Ивановна стояла на своем:

– Заключила с центром договор, пусть исследуют на условно-патогенную микрофлору. Не сомневаюсь, что найдут. Надо же как-то добывать правду.

Чище чистого

У владельца кафе совсем иное объяснение произошедшему:

– Человек элементарно хочет денег. Я проанализировал со своими специалистами факты и документы, которыми она располагает, – ничего реального против нас нет. В 2008 году у нас прошло четыре проверки – одна плановая и три внеплановых. Да, имелись замечания, были вынесены предписания. Мы все устранили, и теперь вряд ли в городе есть общепитовское заведение чище нашего. Почему женщина не написала заявление санитарным врачам? Я готов встретиться с ней в суде.

Правильное расследование

В конфликтной ситуации, ведущей к судебному разбирательству, последнее слово остается, как правило, за экспертом. «ТН» обратились за комментарием к начальнику отдела эпиднадзора Управления Роспотребнадзора Светлане Алексеевой.

– Когда человеку ставится диагноз «инфекционное заболевание» или есть хотя бы подозрение на острую кишечную патологию инфекционного характера, врач обязан подать экстренное извещение в эпидбюро г. Томска (ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Томской области» (ЦГиЭ)). В дальнейшем необходимость проведения эпидемиологического расследования регламентируется санитарными правилами «Профилактика острых кишечных инфекций».

В нашей же ситуации ребенку 9 лет был поставлен первичный диагноз «гастроэнтероколит», – продолжает Светлана Алексеева. – Этот случай не подлежал передаче из ЦГиЭ в Управление Роспотребнадзора. Эпидемиологическое расследование было бы проведено при диагнозе «пищевое отравление». Но он не был выставлен ни врачами скорой помощи, ни в поликлинике, хотя экстренное сообщение подавалось. Так что основания для внеочередной проверки кафе у нас не было.

Итак, врачи выставили диагноз, эпидемиологи отреагировали согласно правилам. Но как быть человеку, если он не согласен с решением специалистов?

– Если гражданин недоволен качеством блюд, он имеет право самостоятельно обратиться к нам с жалобой, – пояснила «ТН» главный специалист-эксперт Управления Роспотребнадзора Елена Кимстач. – Согласно ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» мы эту жалобу вместе с нашим заявлением отправляем в прокуратуру. Прокурор рассматривает документы и решает, выйти или нет на объект.

Кафе, о котором идет речь, мы действительно проверяли в 2008 году: в марте комиссия обнаружила нарушения санитарно-эпидемиологических требований. Были вынесены предписания об их устранении, и при повторном визите мы увидели, что все сделано. Теперь согласно законодательству мы три года не имеем права выходить в это учреждение с проверкой. Исключение – если поступит заявление или жалоба от граждан.

P.S. Имена героев материала изменены.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *