Деньги не щепки, счетом крепки

Почему буксуют «лесные» инвест-проекты Томской области

Монтаж технологического оборудования, успешно начатый в начале лета на ЛПК «Партнер-Томск», должен был завершиться к ноябрю. Однако выпуск первой плиты МДФ на заводе пока откладывается на I квартал 2010 года (конец февраля – начало марта). Соответственно, выход предприятия на полную мощность отдаляется и вовсе до июня следующего года.

– Причин несколько, но основная – задержка поставок несущих металлоконструкций по вине предприятий, занимающихся их производством, – поясняет директор по развитию ЗАО «ЛПК «Партнер- Томск» Даниил Рябченко. – Само оборудование у нас немецкое – фирмы «Диффенбахер», но к нему необходимы нестандартные конструкции, которые изготавливаются на российских предприятиях по немецким чертежам – возить их из Германии неэкономично. Предприятия нарушают сроки изготовления, поставляют брак… По этой причине начало производства откладывается на несколько месяцев.

– Это очень большой проект для нашего региона. И надо объективно сказать, что мы просто отвыкли строить такие большие предприятия, как когда-то «Нефтехим», ТЭЦ-3… – рассуждает начальник областного департамента по развитию предпринимательства и реального сектора экономики Андрей Трубицын. – Важно, что процесс на ЛПК «Партнер-Томск» не останавливается. А запускать такой объект в авральном режиме нет смысла – впереди сложное производство непрерывного цикла.

«Тапочки жмут»

Еще два года назад проект Российско-Казахской лесопромышленной компании, которая начала работать в Первомайском районе в 2006 году, многие тоже называли удачным. Его акционеры ООО «Русско-Казахская лесопромышленная компания» («дочка» госкомпании «Инвестиционный фонд Казахстана») и два частных инвестора из Казахстана выкупили бывшее предприятие в Улу-Юле. К концу 2007 года на предприятии планировалось довести объемы заготовки леса до 300 тыс. кубометров в год и запустить лесопильный завод мощностью 100 тыс. тонн в год.

– К сожалению, за эти три года, кроме планов, закапывания денег по причине отсутствия какого-либо проектирования и экспертизы, ничего по большому счету они не сделали, – констатирует Андрей Трубицын. – Отремонтировали тупик, навели порядок на складе и занимались лесозаготовкой, но не в тех объемах, которые позволяли бы им существовать.

В мае 2009 года судебные приставы наложили арест на лес, и на предприятии была введена процедура наблюдения. Сегодня генеральный директор от руководства отстранен, назначен временный управляющий. Летом руководство компании объясняло проблемы влиянием экономического кризиса, коснувшегося и стран СНГ, где находятся основные потребители их продукции – Узбекистан, Туркмения, Таджикистан. В областной администрации придерживаются другого мнения.

— Я отвечу русской пословицей: «Плохому танцору и тапочки жмут», – считает Андрей Трубицын. – Чтобы реализовать инвестиционный проект, нужно действовать совершенно понятно: писать концепцию, бизнес-план…

И в России, и в мире есть определенные технологии, – продолжает Трубицын. – Если люди собираются вкладывать деньги в лесной сектор, они должны понимать, что за один год инвестиции не окупятся. А все наши «умные» бизнесмены, китайские, казахские, зачастую идут по другому пути. «Вы нам разрешите сначала построить, потом мы будем думать, как это узаконить». Как результат – технологические ошибки, воровство, нарушение технологий и отсутствие возможности сдать эти объекты…

Перспективы

Кроме Российско-Казахской ЛПК еще несколько лесопромышленных объектов в области так и не были реализованы. Например, в июле 2004 года соглашение о сотрудничестве подписала Томская лесопромышленная компания с китайцами (последние изъявляли желание вложить деньги в развитие лесозаготовок и древесно-плитное производство), в том же году немецкий концерн Binos заключил соглашение с Верхнекетским ЛПК об инвестировании 50 млн долларов в строительство на базе ЛПК завода по выпуску МДФ-плит мощностью 250 тыс. кубометров в год. Оба проекта до сих пор не заработали. И совсем непонятная ситуация с Инвестиционной лесопромышленной компанией, которая громко заявляла о запуске завода по производству ДСП, первая очередь которого должна была начать работу еще в октябре 2008 года. А воз и ныне там.

Так что на сегодняшний день в обладминистрации только ЛПК «Партнер-Томск» называют единственным предприятием в области, которое может дать реальные результаты.

– Проект делается должным образом: у них есть и проектная документация, и специалисты. Я бываю на предприятии раз в 10 дней, там идет живой процесс… – заключает Андрей Трубицын.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *