Уши надо мыть

«Томский водоканал» отделил от воды деньги и политику

Планы владельцев Томской энергосбытовой компании по созданию единого расчетного центра всех коммунальных услуг тают. После того как ТГК-11 отказалась продлить с ними агентский договор по продаже тепла, от компании отвернулся и последний монополист – «Томский водоканал». В конце ноября муниципальное предприятие «Томский энергокомплекс», которое эксплуатирует имущество «Водоканала», подписало агентский договор на выполнение сбытовых функций с частной независимой компанией. Правда, как теперь выясняется, эта независимость, скорее, натянута: за компанией стоят люди, которые действуют в рамках единой для города политики.

Все поставщики коммунальных услуг отмечают рост потребительских долгов. Эти долги сегодня растут абсолютно у всех. Их природа понятна – снижение уровня платежеспособности населения и экономический кризис. У ТГК-11, перепродавцов электроэнергии и поставщиков воды динамика роста задолженности потребителей примерно похожа. В какие-то моменты, правда, она может отличаться, если один из поставщиков коммунальных услуг вдруг начинает закручивать гайки, то есть щелкать рубильником или крутить задвижку.

Как известно, это самый проверенный метод в сбытовой политике любой коммунальной компании. Собственно говоря, в фискальном регламенте и заключается вся эффективность сбытовой политики монопольных поставщиков коммунальных услуг. Зачем заигрывать с потребителем, если есть рубильник?

Но, как известно, результативность у таких методов не стопроцентная. Во-первых, ограничить сразу десятки тысяч потребителей невозможно. Во-вторых, любое ограничение – это все равно убытки для поставщика услуг.

Разбавить сбытовую политику монополии другими, более изощренными методами нельзя. В свое время на старте реформ в большой энергетике глава РАО ЕЭС Анатолий Чубайс был вынужден принудительно разделить бизнес региональных энергокомпаний на монопольный и конкурентный. К монопольным отошли, например, сети и генерация. К конкурентным – сервис и сбытовые подразделения. Авторы реформы наивно полагали, что в будущем частные владельцы генерирующих активов РАО смогут подбирать себе сбытовых агентов прямо на рынке.

Сбыт и амбиции

Но никакого рынка так и нет. Бывшее сбытовое подразделение «Томскэнерго» – Томская энергосбытовая компания (ТЭСК) – по-прежнему крупнейший продавец электроэнергии в регионе. Пару лет назад ТГК-11 отдали ТЭСК права по продаже в Томской области тепла. Тогда же компания заявила о создании современной биллинговой системы, в которую будут включены все расчеты по коммунальным услугам на территории региона. Там обещали открыть современные расчетные центры и установить сеть уникальных по своим возможностям платежных терминалов.

Почему амбиции иногородних владельцев Томской энергосбытовой компании в итоге утонули в коммунальных трущобах областного центра, понять не сложно. С одной стороны, в ТЭСК продолжали вести себя так же, как десять лет назад: они дергали рубильником перед носом строптивых потребителей, а платежную дисциплину разбавляли под новый год стимулирующей бутылкой шампанского. С другой стороны, ТЭСК продолжала работать в монопольных условиях, и никакой особый маркетинг ее владельцам на самом деле был не нужен. Потом ТГК-11 отозвали у компании права агента по продаже тепла, а переговоры с «Томским водоканалом» утонули, вернее, захлебнулись.

По некоторым сведениям, Томская энергосбытовая компания пыталась не просто стать агентом «Водоканала» по платежам. ТЭСК хотела покупать воду, как говорят нефтяники, прямо на устье скважин. Те, кто знает о реальных потерях «Водоканала» в сетях, скажут, что такое предложение мог сделать только сумасшедший. На самом деле, реализуй власти этот сценарий, «Водоканал» уже сидел бы в долгах.

Новый агент

В конце ноября «Водоканал» в лице МУП «Томский энергокомплекс» заключил агентский договор не с ТЭСК, а с неизвестной частной компанией – ЗАО «Томский расчетный центр» (ТРЦ). Исполнительный директор компании Светлана Вагина сообщила, что ТРЦ уже начал перевод договоров абонентов «Водоканала» на обслуживание.

– Но самих абонентов эти изменения не коснутся. В платежках просто меняются реквизиты банковских счетов. Следующим этапом станет открытие дополнительных офисов по обслуживанию клиентов. Сейчас их три. В первом квартале будущего года станет больше, — говорит исполнительный директор и добавляет, что вместе с офисами у компании будет расти и количество клиентов. В ближайшее время кроме МУП «ТЭК» к услугам расчетного центра обратится и ряд других коммунальных предприятий.

По словам Светланы Вагиной, компания уже начала покупку современного оборудования и программного обеспечения по расчету услуг абонентов, которые снимут много вопросов с процедурой начислений:

– На эти цели Томский расчетный центр планирует инвестировать 7-8 млн рублей. Из этих средств 3 млн рублей будут направлены на приобретение нового оборудования, 2,2 млн рублей – на приобретение программного обеспечения, 2,5 млн – на создание и внедрение нового программного продукта для учета расчетов с потребителями услуг по водоснабжению и водоотведению.

В базе данных единого государственного реестра юридических лиц записано, что уставный капитал ЗАО «Томский расчетный центр» составляет 5 млн рублей. Но, как нам сообщила Светлана Вагина, в ближайшее время он будет увеличен в два раза. Решение об этом принято.

Неизвестные детали

О деталях агентского договора Светлана Вагина отказалась говорить, что странно, поскольку, как сообщил нам один из заместителей мэра, условия договора выгодны как «Водоканалу», так и компании. То есть теперь на свою сбытовую деятельность «Водоканал» должен тратить меньше. Так сколько же сегодня экономит МУП «ТЭК» на сбыте?

Гендиректор МУП «Томский энергокомплекс» Кирилл Новожилов подтверждает, что агентский договор заключен на основе технико-экономического обоснования, в основе которого – затраты МУПа на сбыт.

– Производство в принципе не должно отвечать за сбыт. Весь мир разграничивает эти вещи давно. Работа водоканалов во многих городах России, в том числе наших ближайших соседей, построена разделенно: есть производство и есть сбытовой бизнес. Сегодня мы ищем источники финансирования для модернизации «Томского водоканала», и предприятие физически не в состоянии развивать свою сбытовую сеть, – заявил гендиректор МУП «ТЭК».

По словам Светланы Вагиной, Томский расчетный центр – полностью частная компания. По нашим сведениям, ЗАО «Томский расчетный центр» учредили физические лица. Среди них в базе данных ЕГРЮЛ мы нашли давнего бизнес-партнера Кирилла Новожилова – предпринимателя Максима Мальцева.

Это обстоятельство покажется не таким уж удивительным, если принять во внимание два момента. Новожилов – сам очень толковый предприниматель. У него репутация жесткого управленца, который в состоянии вытащить из депрессии любой бизнес. Так, сначала был «Сибкабель», затем «Сибэлектромотор». Сегодня это два самых успешных завода местной отрасли традиционного машиностроения. У Новожилова есть команда, и он совершенно оправданно доверяет именно этим людям – проверенным деловым партнерам. Другой вопрос – имел ли право директор МУП «ТЭК» отдать сбытовой бизнес «Водоканала» на аутсорсинг своим личным деловым партнерам? В этом есть большое сомнение. Ведь речь идет о деятельности муниципального предприятия, которым Кирилл Новожилов не владеет, а просто управляет.

Второе обстоятельство, которому просто трудно не удивиться – это отсутствие у них хоть каких-то попыток прятать следы. Представляете, в сделках с компаниями ЖКХ они не прячутся, как это делали всех их предшественники?! Публичность в бизнесе – гарантия открытых намерений, которые сами по себе – уже демонстрация честных отношений между бизнесом и властью. Но ставить между ними знак равенства нельзя. У власти и бизнеса все равно разные задачи, даже если в какой-то момент цели совпадают. Новожилова отправили спасти «Томский водоканал» от банкротства. Он это сделал, но сделал так, как умеет. Как делал все эти годы, когда управлял своим личным бизнесом. В мэрии доверяют Новожилову и, конечно, вряд ли вдруг начнут подозревать его в желании заработать еще и на сделках с муниципальными активами.

Действия властей в отношении «Водоканала», с одной стороны, направлены на то, чтобы сохранить его производственный потенциал и платежеспособность. С другой – не допустить, чтобы предприятие из-за действий иногородних энергокомпаний потеряло управляемость и контроль со стороны муниципалитета. Как это уже было, когда местную коммунальную инфраструктуру отдали в аренду ТКС. В русле этой политики не только «Водоканал», но и муниципальные тепловые сети, которые мэр Томска Николай Николайчук уже угрожал забрать у ТГК-11, если те не будут выполнять взятые на себя обязательства.

Екатерина АНДРЕЕВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *